Яблоко раздора

В од­ной стра­не па­дишах из­дал указ не за­жигать ночью свет и не хо­дить по го­роду. Од­нажды он ре­шил про­верить, как лю­ди вы­пол­ня­ют его при­каз. Ночью па­дишах, ве­зир и ве­киль пе­ре­оде­лись дер­ви­шами и не­замет­но выш­ли из двор­ца. По пу­ти па­дишах пред­ло­жил:

— Да­вай­те вы­берем каж­дый по ули­це и до ут­ра по­ходим по ней. Ут­ром встре­тим­ся, рас­ска­жем друг дру­гу, кто что ви­дел и слы­шал.

Ве­зир и ве­киль сог­ла­сились, и все ра­зош­лись в раз­ные сто­роны.

Идет па­дишах по ули­це ― всю­ду тем­но. Кто же пос­ме­ет ос­лу­шать­ся при­каза, ко­му не жаль сво­ей го­ловы? Вдруг ви­дит ― в од­ном до­ме свет го­рит. Пос­ту­чал­ся. От­кры­ла дверь де­вуш­ка, не де­вуш­ка, а пе­ри, приг­ла­сила дер­ви­ша в дом. Смот­рит па­дишах ― кро­ме нее да ма­тери-ста­руш­ки, в до­ме ни­кого.

— Доч­ка, ― го­ворит мать, ― бог пос­лал нам гос­тя, угос­ти его.

При­нес­ла де­вуш­ка на под­но­се яб­ло­ко, нож, нем­но­го со­ли, пу­чок иго­лок и мол­ча по­ложи­ла пе­ред па­диша­хом.

За­думал­ся па­дишах: «Мо­жет, в до­ме не­чем боль­ше угос­тить, кро­ме яб­ло­ка. Нож она при­нес­ла, что­бы яб­ло­ко раз­ре­зать. Для че­го же игол­ки и соль?»

Съ­ел он доль­ку яб­ло­ка и поб­ла­года­рил хо­зя­ек.

Уб­ра­ла де­вуш­ка со сто­ла под­нос, а по­том мать с до­черью взя­ли пал­ки и да­вай бить па­диша­ха. От­ко­лоти­ли и выг­на­ли его прочь.

— Гос­по­ди, что это за на­пасть, пой­ду-ка я луч­ше на дру­гую ули­цу, ― ре­шил из­би­тый па­дишах.

Толь­ко до­шел он до уг­ла, ви­дит ― к это­му же до­му по­дошел ве­киль, пос­ту­чал­ся. Впус­ти­ли ве­киля в дом, а че­рез не­кото­рое вре­мя ви­дит па­дишах, и ве­киля, из­би­того, выг­на­ли на ули­цу.

Про­шел час, два, ви­дит па­дишах ― ве­зир в тот же дом сту­чит­ся. Де­вуш­ка приг­ла­сила его в дом.

Пусть по­ка па­дишах ждет, ког­да из­би­того ве­эира вы­гонят из это­го до­ма.

А в до­ме мать го­ворит:

— Доч­ка, бог пос­лал нам гос­тя, угос­ти его.

При­нес­ла де­вуш­ка на под­но­се яб­ло­ко, нож, игол­ки и соль, мол­ча по­ложи­ла пе­ред дер­ви­шем и отош­ла.

Ве­зир раз­ре­зал яб­ло­ко на доль­ки и в каж­дую вот­кнул по игол­ке, а свер­ху по­сыпал солью.

Тут де­вуш­ка угос­ти­ла ве­аира как сле­ду­ет: при­нес­ла хлеб, мя­со, фрук­ты. По­том под­ня­лись они в ком­на­ту кра­сави­цы и до ут­ра пре­дава­лись лас­кам.

Встре­тил ут­ром па­дишах ве­зира, здо­рово­го, ве­село­го, и спра­шива­ет:

— Ну, ве­зир, рас­ска­жи мне, что ты ночью ви­дел?

— Да прод­лится жизнь па­диша­ха, ни­чего я не ви­дел, ни­чего не слы­шал.

— Ве­зир, ты го­воришь неп­равду, я ве­лю от­ру­бить те­бе го­лову.

— Я ни­чего не ви­дел и не слы­шал, ― твер­дит ве­зир.

Рас­сердил­ся па­дишах и дал ве­зиру три дня на раз­мышле­ние.

Прош­ло три дня, а ве­зир упорс­тву­ет. Тог­да па­дишах ве­лел каз­нить ве­зира. Уз­на­ли об этом лю­ди, по­бежа­ли на пло­щадь смот­реть на казнь.

Дош­ла весть о каз­ни ве­зира и до кра­сави­цы. Пе­ре­оде­лась она в муж­скую одеж­ду, се­ла на ко­ня и пос­ка­кала на пло­щадь. Бро­сила на зем­лю гра­нат и ис­чезла, толь­ко ее и ви­дели.

Уди­вил­ся па­дишах, спро­сил:

— Кто это был?

А ве­зир ему от­ве­ча­ет:

— Па­дишах, раз­ве ты не уз­нал? Это та де­вуш­ка, ко­торая из­би­ла те­бя и выг­на­ла из до­му. Те­перь я мо­гу от­крыть те­бе тай­ну. Пом­нишь, де­вуш­ка при­носи­ла на под­но­се яб­ло­ко, нож, игол­ки и соль. Она спра­шива­ла: «Ес­ли те­бя раз­ре­жут на кус­ка, как это яб­ло­ко, бу­дут вты­кать игол­ки и по­сыпать твои ра­ны солью, бу­дешь ли ты мол­чать о на­шей встре­че?» Я обе­щал мол­чать. Сей­час она бро­сила гра­нат, он рас­ко­лол­ся. Это зна­чит, что те­перь я мо­гу от­крыть на­шу тай­ну все­му све­ту.

От­пустил па­дишах ве­зира. И ве­зир же­нил­ся на той де­вуш­ке