Зачем искали Али?

В Дже­зира-Бо­та де­ревен­ские ста­рос­ты еже­год­но со­бира­ли дань для эми­ра. Ста­рос­ту де­рев­ни Хас­хас зва­ли Гял­бо. Каж­дое ле­то он хо­дил по до­мам кресть­ян и со­бирал пше­ницу для эми­ра. Каж­дый да­вал сколь­ко мог, но и это­го кресть­яне не хо­тели да­вать, вор­ча­ли. От­пра­вил­ся Гял­бо к эми­ру и ска­зал:

— Эмир мой! Ус­тал я со­бирать с кресть­ян дань для те­бя. Хо­жу по гум­нам, вып­ра­шиваю. У од­них альб пше­ницы, у дру­гих два. Кто да­ет охот­но, а кто и вор­чит. Бу­дет луч­ше, ес­ли ты приш­лешь за данью ко­го-ни­будь из сво­их лю­дей.

— Гял­бо, кля­нусь го­ловой от­ца, мо­их лю­дей к вам по­сылать опас­но. Ког­да они уви­дят ва­ших де­вушек и жен­щин с зо­лоты­ми ук­ра­шени­ями, их ох­ва­тит ал­чность, и тог­да уж доб­ра от них ждать не­чего. Спа­сибо и на том, что ты мне дос­тавля­ешь.

— Нет, мой эмир, все-та­ки луч­ше приш­ли сво­его че­лове­ка, ― сто­ял на сво­ем Гял­бо.

Эмир сог­ла­сил­ся.

Нас­ту­пило ле­то. Приш­ло вре­мя ехать за но­вой данью. Эмир об­ра­тил­ся к сво­ему слу­ге Али:

— Ку­ро, по­ез­жай в Хас­хас, к ста­рос­те Гял­бо, со­бери дань. Но смот­ри, будь сдер­жан и скро­мен, что да­дут, то и бе­ри. Ни­чего не да­дут ― воз­вра­щай­ся с ми­ром.

— Хо­рошо, мой эмир, ― по­кор­но от­ве­чал слу­га.

При­ехал он в Хас­хас, уви­дел де­вушек с зо­лоты­ми ук­ра­шени­ями, и ох­ва­тила его за­висть.

Гял­бо приг­ла­сил Али в дом, а сво­им до­мочад­цам на­казал:

— Это­го че­лове­ка прис­лал эмир, будь­те к не­му вни­матель­ны. Нак­рой­те стол и при­готовь­те ему я­ич­ни­цу.

По­дали Али я­ич­ни­цу на ско­вород­ке, он все съ­ел. На дру­гой день я­ич­ни­цы не бы­ло, и его угос­ти­ла чем бог пос­лал.

Но Али ос­тался не­дово­лен, к еде не прит­ро­нул­ся. Гял­бо спро­сил его:

— Брат, по­чему ты не ешь?

— Мне три ра­за в день нуж­на я­ич­ни­ца, ни­чего дру­гого я не же­лаю.

— Ах ты со­бака, сын ос­ла, ― воз­му­тил­ся Гял­бо, ― где я возь­му те­бе столь­ко я­иц? Уби­рай­ся, от­ку­да при­шел.

И приш­лось Ала воз­вра­щать­ся до­мой с пус­ты­ми ру­ками. А эмир в это вре­мя с кре­пос­ти смот­рел в под­зорную тру­бу и уви­дел, что пле­тет­ся Али.

«Кля­нусь го­ловой сво­его от­ца, ― по­думал эмир, ― Али заз­нался, и Гял­бо его прог­нал».

Ког­да Али при­шел, эмир его спро­сил:

— Ку­ро, по­чему ты вер­нулся так ско­ро?

— Кля­нусь бо­гом, мой эмир, Гял­бо об­ру­гал ме­ня и выг­нал, ― от­ве­тил Али.

— Ах, Али, а же пре­дуп­реждал те­бя: будь сдер­жан и скро­мен, ― на­пом­нил эмир.

Про­шел день. Пос­лал эмир в Хас­хас дру­гого слу­гу ― Ра­мо.

Гял­бо при­нял Ра­мо и ска­зал до­мочад­цам:

— Это ― мой гость. Мо­жет быть, он не та­кой ал­чный, как тот слу­га эми­ра, за­режь­те для не­го ку­рицу.

При­гото­вили ку­рицу, Ра­мо ее съ­ел. На сле­ду­ющий день пос­та­вили пе­ред ним дру­гую еду, но Ра­мо к ней не прит­ро­нул­ся.

— Брат, по­чему ты не ешь? ― спро­сил Гял­бо.

— Ес­ли не бу­дете жа­рить мне в день по три ку­рицы, я не прит­ро­нусь к еде.

Гял­бо рас­сердил­ся и прог­нал его.

На тре­тий день эмир от­пра­вил в Хас­хас Мах­му­да.

Ска­жу сво­им поч­тенным, при­шел к Гял­бо и Мах­муд. А Гял­бо по­думал: «Мо­жет быть, на­конец этот ока­жет­ся дос­той­ным и чес­тным че­лове­ком».

За­резал он для Мах­му­да ба­рана и пос­та­вил пе­ред ним це­лое бод­ро. На сле­ду­ющий день ему да­ли дру­гую еду. Он есть не стал и ска­зал Гял­бо:

— Ты каж­дый день дол­жен ре­зать для ме­ня яг­ненка, дру­гую еду я не ста­ну есть.

Рас­сердил­ся Гял­бо, прог­нал и треть­его слу­гу эми­ра. За­тем он при­казал кресть­янам при­нес­ти дро­ва, по­доб­рать ки­зяк, щеп­ки и все, что го­рит, и раз­жечь за де­рев­ней кос­тер.

Эмир в это вре­мя про­гули­вал­ся по сво­ему двор­цу. Уви­дел он в под­зорную тру­бу, что вда­леке, воз­ле де­рев­ни Хас­хас, дым под­ни­ма­ет­ся до не­бес. Эмир по­думал, что это гум­на го­рят. Ве­лел он осед­лать ко­ней и вмес­те со слу­гами пос­ка­кал в Хас­хас. Ког­да он прис­ка­кал в де­рев­ню, то уви­дел, что огонь да­леко от гу­мен, а Гял­бо хо­дит вмес­те с кресть­яна­ми вок­руг кос­тра, и все что-то ищут. Эмир со­шел с ко­ня и спро­сил:

— Гял­бо, что вы тут по­теря­ли и для че­го заж­гли этот кос­тер?

— Ей-бо­гу, эмир мой, от тво­их слуг у ме­ня в гла­зах по­тем­не­ло. И я ре­шил раз­жечь кос­тер, что­бы пос­ветлее бы­ло, мо­жет, мы и най­дем тво­его пер­во­го по­сыль­но­го Али.

Ус­мехнул­ся эмир ос­тро­умию Гял­бо, сел на ко­ня и вмес­те со слу­гами вер­нулся во дво­рец.