Барин и цыган

Од­нажды сту­деной зи­мой еха­ли ба­рин и цы­ган. Цы­ган у ба­рина ку­чером был. За­кутал­ся ба­рин в боль­шую шу­бу, а цы­ган в не­вод за­вер­нулся. Си­дел ба­рин, си­дел и зяб­нуть на­чал. Гля­дит, а цы­ган на коз­лах под­пры­гива­ет да пос­висты­ва­ет. Спра­шива­ет его ба­рин:

— Эй, ку­чер, не зяб­ко те­бе?

— Да нет, — от­ве­ча­ет цы­ган.

— Как же это так, те­бе теп­ло, а я в шу­бе мер­зну? — удив­ля­ет­ся ба­рин.

— А так, — го­ворит цы­ган. — К вам в шу­бу мо­роз за­леза­ет, а выб­рать­ся не мо­жет. А в мой не­вод мо­роз как зас­ко­чит, так и выс­ко­чит. По­думал ба­рин и го­ворит:

— Эй, цы­ган, да­вай ме­нять­ся! Я дам те­бе свою шу­бу, а ты мне — свой не­вод. Цы­ган сог­ла­сил­ся. По­меня­лись. Си­дел ба­рин, си­дел и, на­конец, так за­коче­нел, что мо­чень­ки нет тер­петь.

— Эй, цы­ган, да­вай опять ме­нять­ся! — зак­ри­чал он. А цы­ган и ухом не ве­дет; ког­да же ба­рин слиш­ком стал на­седать, от­ве­тил:

— Не­чего ме­нять­ся! Что сде­лано, то сде­лано!