Барин и свинопас

Гу­лял как-то ба­рин и уви­дал сви­нопа­са.

— Ска­жи мне, маль­чик, — спра­шива­ет, — что твои отец де­ла­ет?

— Мой отец из двух до­рог од­ну де­ла­ет.

— Из двух од­ну? Да как же это мож­но?

— Ну и глу­пый же ба­рин! Не зна­ет, как из двух до­рог сде­лать од­ну! Па­шет он!

— А, па­шет! А что твоя мать де­ла­ет?

— Моя мать съ­еден­ный хлеб от­да­ет.

— Съ­еден­ный хлеб? Да не мо­жет это­го быть!

— Ну и глу­пый же ба­рин! И это­го не зна­ет: что вче­ра за­няла, то се­год­ня от­да­ла.

— А, от­да­ла! А что же де­ла­ет твоя за­муж­няя сес­тра?

— Сес­тра в прош­лом го­ду ра­дова­лась, а нын­че го­рю­ет.

— Нын­че го­рю­ет? От­че­го же?

— Ну и глу­пый же ба­рин! И это­го не зна­ет! В прош­лом го­ду у нее двой­няш­ки ро­дились — вот и ра­дость! А нын­че хле­ба нет, кор­мить их не­чем — вот и го­ре.

— Ах вот оно что! Уж очень ты на язык бо­ек! Но за то, что ме­ня глу­пым об­зы­вал, при­дет­ся те­бе в име­ние ид­ти — пор­ку по­лучишь.

Лад­но. Идет па­ренек, нас­висты­ва­ет. При­шел в име­ние, а ба­рин еще пу­ще рас­сердил­ся:

— Да как ты сме­ешь свис­теть у ме­ня под но­сом? И при­казал слу­ге нат­ра­вить на маль­чиш­ку со­бак. Спус­тил слу­га со­бак, а па­ренек всег­да но­сил за па­зухой зай­чон­ка для за­бавы, и как толь­ко со­баки бро­сились на не­го, он зай­чон­ка и вы­пус­тил. Ах ты гос­по­ди, что тут бы­ло! Со­баки ки­нулись за зай­чон­ком, как ша­лые! А па­ренек знай сме­ет­ся. Сов­сем ба­рин рас­сви­репел. Ве­лел он бро­сить дер­зко­го маль­чиш­ку в пог­реб, а слу­гу за роз­га­ми пос­лал. За­тол­кал слу­га па­рень­ка в пог­реб, а сам по­бежал в ро­щу пруть­ев на­ломать. А па­ренек тем вре­менем вы­тащил из боль­шой вин­ной боч­ки за­тыч­ку — ви­но так и хлы­нуло, рас­теклось по зем­ле. При­бежал слу­га, уви­дал, ка­кая бе­да стряс­лась, зат­кнул паль­ца­ми ды­ру и кри­чит:

— Да­вай сю­да за­тыч­ку! Да­вай за­тыч­ку!

А па­ренек тем вре­менем взва­лил око­рок на пле­чо, на­кинул по­верх пид­жа­чок, чтоб не вид­но бы­ло, и — хо­ду. Уви­дал ба­рин в ок­но, как па­ренек сгор­бился, и от ду­ши рас­сме­ял­ся:

— Слав­но его вы­поро­ли — спи­ны не ра­зог­нуть!