Дурак

Жил-был ду­рак, и вот, на бе­ду, взду­мал он же­нить­ся, а как пос­ва­тать­ся к де­вице, не зна­ет. Де­лать не­чего, поп­ро­сил он мать, что­бы она при­вез­ла ему же­ну. Лад­но. А у ма­тери в ту по­ру гу­сыни на яй­цах си­дели, тут уж за ни­ми глаз да глаз ну­жен. По­это­му, соб­равшись за не­вес­той, на­каза­ла мать ду­раку:

— Ес­ли гу­сыни с гнез­да сой­дут, ты пус­ти их поп­лескать­ся, да толь­ко не­надол­го. Не зе­вай, го­ни на­зад, чтоб яй­ца не ос­ты­ли! Мать у­еха­ла, а ду­рак глаз с гу­сынь не сво­дит. Вдруг сош­ла од­на гу­сыня с гнез­да, за­гого­тала и в реч­ку ки­нулась. А ду­рак го­нит ее, го­нит на­зад, да не тут-то бы­ло: толь­ко он с од­но­го бе­рега зай­дет, как гу­сыня к дру­гому, он с дру­гого под­бе­рет­ся, а гу­сыня — на­зад. Да вдруг вспом­нил ду­рак: яй­ца ос­ты­нут, быть бе­де! Сло­мя го­лову ки­нул­ся он в хлев: сам в гнез­до ся­дет. Си­дит он, си­дит, вот и гу­сыня во­роти­лась, а он все си­дит. Гу­сыня го­гочет:

— Га-га-га! Уй­ди, уй­ди! А ду­рак рас­селся — си­деть-то ку­да как хо­рошо! — и ни с мес­та. При­еха­ли ве­чером мать с не­вес­той, а он за­гого­тал, как гу­сак, и навс­тре­чу по­бежал — мо­лодую же­ну пог­ля­деть. До­гада­лась мать, что слу­чилось, и да­вай при­читать:

— Ох и ду­рень же ты, ох и ду­рак! Ни­как сам в гу­синое гнез­до усел­ся и все яй­ца пе­реда­вил, глянь-ка, на ко­го ты по­хож! Тут и ду­рак смек­нул, что он яй­ца раз­да­вил, од­на­ко и ухом не по­вел: ог­ля­дел­ся, от­ряхнул­ся — и лад­но! Ко­ли ра­бота­ешь, одеж­ку-то, бы­ва­ет, и за­мара­ешь, где уж тут убе­речь­ся! А не­вес­та хму­рит бро­ви и ду­ма­ет: “Не­лад­но что-то, дож­дусь-ка я но­чи и убе­гу луч­ше до­мой”. И вот ночью го­ворит она же­ниху:

— По­дож­ди ме­ня, я сей­час вер­нусь!

А ду­рак вспом­нил: “Нель­зя ее от­пускать. Ведь мать за ужи­ном на­казы­вала: “Дер­жись, сы­нок, да пок­репче за доб­ро, что я нын­че те­бе при­вез­ла, же­на — это сок­ро­вище!” При­вяжу-ка я ее на ве­рев­ку и тог­да вы­пущу, так оно вер­нее бу­дет”. Лад­но. При­вязал он не­вес­ту на ве­рев­ку, вы­пус­тил на двор и тут же на­зад по­тянул. А де­вица ус­пе­ла узел раз­вя­зать, при­вяза­ла на ве­рев­ку ко­зу, а са­ма убе­жала. Вта­щил ду­рак ко­зу в из­бу и впоть­мах ни­чего по­нять не мо­жет. Спра­шива­ет он мать:

— Ма­туш­ка, что это по по­лу сту­чит? Неш­то у мо­ей же­ны баш­ма­ки есть?

— Да, сы­нок, как и у всех жен. По­щупал ду­рак ко­зу и спра­шива­ет:

— Ма­туш­ка, неш­то у мо­ей же­ны и ро­га есть?

— Да, сы­нок, у всех жен креп­кие ро­га! На­щупал он козью бо­роду и кри­чит:

— Ма­туш­ка, у мо­ей же­ны все ли­цо во­лоса­тое!

— Да, сы­нок, у жен во­лос до­лог, у тво­ей то­же! На­щупал под ко­нец он хвост и го­ворит:

— Ма­туш­ка, у мо­ей же­ны хвост! Мать ни­как в толк не возь­мет, что это за хвост. Зас­ве­тила све­чу и пог­ля­дела:

— Да это ж ко­за, сы­нок!

— Вот те на! — Тут и ду­рак смек­нул: ви­дать, убе­жала не­вес­та от ме­ня! До­гонять на­до! Бе­жал он, бе­жал и дог­нал все же. А не­вес­та взя­ла и ста­ла на чет­ве­рень­ки пос­ре­ди до­роги, ду­рак под­бе­жал, да впоть­мах не раз­гля­дел. “За­бор”, — ду­ма­ет и ну бе­жать на­зад за то­пором, чтоб за­бор раз­ва­лить, а по­ка он бе­гал, не­вес­та уж до до­му доб­ра­лась. Вот так и ос­тался ду­рак без же­ны, и с тех пор все ду­раки бо­быля­ми жи­вут.