Как барин жеребенка высиживал

Жил од­нажды ба­рин, ко­торый боль­ше все­го на све­те лю­бил ло­шадей. Лишь од­но на уме у не­го бы­ло — раз­до­быть та­ких ло­шадей, ка­ких ни у ко­го нет. Как прос­лы­шит про кон­скую яр­марку, так все бро­са­ет и ай­да ту­да, хоть са­ма ба­рыня при смер­ти ле­жи. Раз по­ехал этот зав­зя­тый ло­шад­ник на яр­марку и повс­тре­чал кресть­яни­на с во­зом огур­цов.

— Ты что ве­зешь? — спро­сил его ба­рин. А кресть­янин, хит­рю­га, от­ве­ча­ет:

— Ве­зу я та­кие яй­ца, из ко­торых мож­но же­ребят вы­сидеть, ка­ких ни у ко­го не бы­вало.

— По­кажи-ка, — поп­ро­сил ба­рин. Кресть­янин и по­казал. Выб­рал ба­рин из этих я­иц са­мое боль­шое и спра­шива­ет:

— Сколь­ко сто­ит та­кое яй­цо? А кресть­янин, хит­рю­га, от­ве­ча­ет:

— Трис­та руб­лей! Вы­тащил ба­рин ко­шелек и от­счи­тал трис­та руб­лей. А у­ез­жая, кресть­янин на­пос­ле­док ог­ля­нул­ся на ба­рина и ска­зал:

— Яй­цо на­до в гор­шок по­ложить и са­мому си­деть на нем, по­ка же­ребе­нок не вы­лупит­ся. А ес­ли кто спро­сит о чем, од­но лишь дол­жен от­ве­чать: тпру! На том они и рас­ста­лись, и каж­дый от­пра­вил­ся сво­ей до­рогой.

Ба­рин, до­мой вер­нувшись, тот­час же сел же­ребен­ка вы­сижи­вать. Ба­рыня спро­сила его, что это он так дол­го си­дит, а ба­рин как гар­кнет: тпру! Та­кой ди­ковин­ный от­вет ба­рыню креп­ко рас­сердил, но, зная, ка­ков муж, она ос­та­вила его в по­кое — пус­кай се­бе си­дит. Ве­лела при­носить ему еду, питье, а са­ма боль­ше ни сло­ва ему не го­вори­ла. Вы­сижи­вал ба­рин, вы­сижи­вал, не­дели три-че­тыре на гор­шке си­дел, да так ни­чего и не вы­сидел. Сов­сем уж ба­рин при­уныл, и на­до­ело, на­конец, ему яй­цо вы­сижи­вать. Рас­сердил­ся он, схва­тил гор­шок с огур­цом, по­бежал в лес и в сер­дцах швыр­нул в ку­чу хво­рос­та. Тут вдруг из ку­чи хво­рос­та за­яц вып­рыгнул и в лес пос­ка­кал. А ба­рин вслед ему кри­чит:

— Кось-кось, тпру­сень­ка, кось-кось!

А за­яц шу­ма на­пугал­ся, при­пус­тил во всю прыть и скрыл­ся в ча­ще. Опе­чалил­ся ба­рин, при­горю­нил­ся и до­мой по­шел. А по до­роге повс­тре­чал­ся ему тот са­мый кресть­янин, у ко­торо­го он огу­рец за трис­та руб­лей ку­пил. Рас­ска­зал кресть­яни­ну ба­рин, что сов­сем бы­ло вы­сидел же­ребен­ка, ка­кого ни у ко­го нет, да, как ду­рак, сам его и вы­кинул. А кресть­янин, хит­рю­га, пос­лу­шал, пос­лу­шал и ска­зал:

— Так-то вот со все­ми ду­рака­ми бы­ва­ет, ко­торые да­же же­ребен­ка вы­сидеть не уме­ют. Вер­нулся ба­рин до­мой и рас­ска­зал ба­рыне про горь­кую свою участь. А она как ус­лы­хала, ка­кой ду­рак ее муж, так и ви­деть его боль­ше не по­жела­ла.