Как барина проучили

Жил в од­ном име­нии очень злой и жес­то­кий ба­рин: он так сво­их лю­дей ра­ботой му­чил да из­би­вал, не при­веди гос­подь. Как-то в праз­дник при­казал ба­рин ра­бот­ни­кам хлеб об­мо­лотить. Де­лать не­чего, приш­лось мо­лотить. А ста­рос­та гре­ет­ся у пе­чи в ри­ге, ду­бин­кой по­иг­ры­ва­ет и ехид­но при­гова­рива­ет:

— А ба­рин-то прав: в праз­дник мо­лоть­ба луч­ше спо­рит­ся! Тут, от­ку­да ни возь­мись, — се­дой ста­ричок, встал ря­дом со ста­рос­той, то­же пог­реть­ся за­хотел. Пог­нал ста­рос­та и ста­рич­ка на ра­боту, а тот не идет. Ра­зоз­лился ста­рос­та и к ба­рину по­бежал. При­шел ба­рин:

— Эй, ты, иди ра­ботать! А ста­ричок не идет. По­зеле­нел ба­рин от злос­ти да как за­орет:

— Эй, ста­рос­та, при­неси мне роз­ги, я ему по­кажу, как от ра­боты от­лы­нивать!

— Не роз­ги не­си, — ска­зал ста­ричок, — при­неси-ка луч­ше не­до­уз­док! При­нес ста­рос­та и роз­ги, и не­до­уз­док. Схва­тил ба­рин роз­ги и за­мах­нулся на ста­рич­ка, а ста­ричок взял не­до­уз­док, наб­ро­сил ба­рину на го­лову и прик­рикнул, как на ло­шадь:

— Тпрру! Тпрру! В тот же миг прев­ра­тил­ся ба­рин в бе­лого ко­ня. Ста­ричок тот­час же вско­чил на ко­ня, ог­рел его роз­га­ми и ум­чался слов­но ве­тер. А по­ехал он к од­но­му кресть­яни­ну, ко­торый то­му же ба­рину при­над­ле­жал. Тем вре­менем стем­не­ло. При­вязал ста­ричок ко­ня к стол­бу и по­шел в из­бу ноч­ле­га поп­ро­сить. Хо­зя­ин пус­тил его но­чевать и стал пла­кать­ся:

— Под­чистую ра­зорил ме­ня ба­рин: все вре­мя на бар­щи­не я горб гнул, для се­бя и хлеб-то уб­рать не ус­пел — так он на по­ле и про­рос, и се­на для ско­тинуш­ки не на­косил — все ло­шади, все ко­ровы с го­лоду­хи па­ли. Вот и не­чем мне гос­тя по­пот­че­вать, не­чем ко­ня его на­кор­мить.

— Ну и пусть, не бе­да, — от­ве­ча­ет ста­ричок, — от­ве­ди мо­его ко­ня в ко­нюш­ню да кинь ему со­ломы охап­ку, раз дру­гого ни­чего нет. Взял хо­зя­ин фо­нарь и за­жег лу­чину.

— Не­уж­то у те­бя и свеч­ки нет? Нель­зя же в фо­наре лу­чину жечь!

— Не­ту, не­ту, — жа­лу­ет­ся хо­зя­ин, — у ко­го овец нет, у то­го и са­ла нет, из че­го же я свеч­ки ста­ну лить?

— Как это нет, вон у те­бя све­чек пол­но на пол­ке! Гля­нул хо­зя­ин — ну и чу­до! — прав ста­ричок: на пол­ке све­чей пол­но. За­жег он фо­нарь и, по­дивив­шись чу­ду, по­шел ко­ня в ко­нюш­ню ста­вить. Во­шел в ко­нюш­ню — а там весь верх до са­мого конь­ка се­ном на­бит, во­шел в хлев – по всем уг­лам ко­ровы сто­ят, по­шел в ов­чарню — она овец пол­на, заг­ля­нул в ам­бар — все зак­ро­ма хле­бом за­сыпа­ны. Уви­дел все это хо­зя­ин и ос­толбе­нел. А ста­ричок вы­шел сле­дом и го­ворит:

— Че­го ди­вишь­ся, за­ходи в из­бу, по­ра спать ло­жить­ся! А на­ут­ро от­дал ста­ричок сво­его ко­ня хо­зя­ину и ска­зал:

— За­бирай мою ло­шадь и ра­ботай на ней це­лый год, не жа­лей ее, за­лежь по­дымай, по­ля об­ра­баты­вай. Че­рез год я при­ду за сво­им ко­нем. Так все и бы­ло: ло­шадь ра­бота­ла за тро­их, и хо­зя­ин на ней все за­лежи вспа­хал.

Че­рез год при­шел ста­ричок за ко­нем, вско­чил на не­го и пос­ка­кал пря­мо в име­ние, а там от­пустил ко­ня в бар­ском са­ду. Вско­ре уви­дал ста­рос­та ко­ня в са­ду и ве­лел от­вести его в ко­нюш­ню. На­ут­ро за­пыхав­ший­ся ко­нюх при­бежал к ба­рыне:

— Вот ди­во: конь-то, ко­торо­го я вче­ра в ко­нюш­не при­вязал, за ночь в преж­не­го на­шего ба­рина прев­ра­тил­ся! По­бежа­ла ба­рыня пог­ля­деть — да, так оно и есть, толь­ко так уж ба­рин ото­щал, так по­худел, что ед­ва и уз­на­ешь. Ба­рыня на ра­дос­тях ки­нулась об­ни­мать его, це­ловать, а ба­рин еле язы­ком ше­велит:

— Це­луй по­быс­трее да по­кор­ми ме­ня: це­лый год я од­но толь­ко се­но ел! Ско­ро ба­рин сов­сем оп­ра­вил­ся, и с той по­ры жил он со сво­ими людь­ми луч­ше, чем брат род­ной: ни­кого не по­рол, не му­чил, по праз­дни­кам ра­ботать не зас­тавлял.