Как бедняк разбогател

Жи­ли-бы­ли ба­рин бо­гатый да бед­няк убо­гий. Не знал ба­рин, ку­да день­ги де­вать, а бед­няк о том толь­ко и ду­мал, как еды раз­до­быть. Од­нажды бо­гач ре­шил по­раз­влечь­ся и, объ­явил, что го­тов с лю­бым вра­лем си­лами по­мерить­ся. То­му, кто его во вранье прев­зой­дет, обе­щал он пу­ру зо­лота дать. Очень за­хоте­лось бед­ня­ку пу­ру зо­лота за­рабо­тать, при­шел и он к бо­гачу. Вот по­дошел его че­ред врать.

— Ну, что ска­жешь, бро­дяга? — спра­шива­ет бо­гач.

— Здравс­твуй, ба­рин! — поз­до­ровал­ся бед­няк и поп­лел не­бываль­щи­ну: — Од­нажды на­шел я в ле­су ель, на ко­торой вмес­то ши­шек рос­ли боль­шие кра­сивые бо­бы.

— Что ж, это мо­жет быть, — сог­ла­сил­ся бо­гач.

— Сор­вал я бо­бину, по­садил пе­ред из­бой. И что ты ду­ма­ешь — боб сра­зу на­чал рас­ти. А рос-то он — чуть ли не по пол­вер­шка в ми­нуту.

— И это впол­не воз­можно, — опять сог­ла­сил­ся бо­гач.

— Ду­мал я, ду­мал и, на­конец, по­лез вверх по бо­бово­му стеб­лю. Вы­соко уж за­лез, как вдруг сте­белек под­ло­мил­ся и стал я па­дать.

— И так мо­жет быть, — го­ворит бо­гач.

— Па­дал я, па­дал и, вер­но, убил­ся бы, и ник­то бы не знал про то, что со мной прик­лю­чилось, ко­ли б не упал я на боль­шое об­ла­ко. Вот еду я, как важ­ный ба­рин, на об­ла­ке и гля­жу, чем лю­ди на зем­ле за­нима­ют­ся.

— Да, ве­рю я это­му, — ска­зал бо­гач.

— Вдруг ви­жу: са­рай на не­бе, и, как об­ла­ко проп­лы­вало ми­мо, я — раз! — пе­реп­рыгнул на кры­шу. Про­делал в кры­ше ды­ру и за­лез в са­рай.

— Ве­рю, — опять го­ворит бо­гач, ко­торо­му вранье бед­ня­ка на­чало уже на­до­едать.

— Гля­жу, а там раз­ве­шаны по стен­кам звез­ды да ме­сяцы — мно­го, мно­го. Стал я. ду­мать, как бы мне опять на зем­лю по­пасть, и при­думал: сцеп­лю-ка я все ме­сяцы це­поч­кой и по ней спу­щусь на зем­лю.

— Что ж, и это мо­жет быть, — про­вор­чал бо­гач.

— За­дума­но — сде­лано. Ве­рев­ка уже го­това, и на­чал я спус­кать­ся. Да вот бе­да! До зем­ли еще да­леко, а ве­рев­ка кон­чи­лась.

— Бы­ва­ет, — ска­зал бо­гач и спро­сил: — Ско­ро ли ко­нец? Не­досуг мне те­бя слу­шать. А бед­ня­ку уж и го­ворить не­чего, и ре­шил он от­крыть свой глав­ный ко­зырь:

— Рас­ка­чал­ся я, вы­пус­тил ве­рев­ку и упал в боль­шую пе­щеру…

— Все­му ве­рю, толь­ко кон­чай ско­рее! — зак­ри­чал бо­гач.

— И что вы ду­ма­ете: там мой отец и ваш отец сви­ней пас­ли и из-за кор­ки хле­ба дра­лись… Тут уж нер­вы у бо­гача не вы­дер­жа­ли: на­до же, та­кое о сво­ем от­це ус­лы­хать!

— Врешь! Врешь! — зак­ри­чал он. — Мой отец ни­ког­да не пас сви­ней, а тво­его от­ца и в гла­за не ви­дал! Врешь ты все! А бед­ня­ку то­го толь­ко и на­до бы­ло. По­лучил он обе­щан­ную пу­ру зо­лота и за­жил без­бедно.