Как хозяйка кашу варила

Сва­рила раз хо­зяй­ка на зав­трак муч­ную ка­шу. Вы­лила ка­шу в де­ревян­ное ве­дер­ко, по­ложив на дно из­рядный ком мас­ла. Прик­ры­ла ве­дер­ко крыш­кой, взя­ла ко­ромыс­ло, на один ко­нец ве­дер­ко с ка­шей под­ве­сила, на дру­гой — вед­ро с пах­той и пош­ла к па­харям. А па­хали бат­рак с хо­зя­ином. Хо­зяй­ка спер­ва бат­ра­ку по­есть по­нес­ла: ведь мас­ло-то она на дно по­ложи­ла — для хо­зя­ина. Приш­ла она на паш­ню и по­дала ка­шу бат­ра­ку, пусть ест. Бат­рак ест, за обе ще­ки уп­ле­та­ет — ка­ша-то жир­ная: мас­ло рас­та­яло и все на­верх всплы­ло. Съ­ел бат­рак ка­шу с мас­лом и от­дал хо­зяй­ке ве­дер­ко, пусть ос­татки даль­ше не­сет.

При­нес­ла хо­зяй­ка ка­шу му­жу. Ел он сна­чала, сло­ва не ска­зал, а по­том как при­мет­ся же­ну бра­нить:

— По­чему ка­ша ни­чем не зап­равле­на?

— По­ищи на дне, — от­ве­ча­ет хо­зяй­ка. Пе­реме­шал хо­зя­ин всю ка­шу, да раз­ве най­дешь что, ко­ли нет ни­чего. На­конец до­гада­лась хо­зяй­ка, что мас­ло рас­та­яло и на­верх всплы­ло, а зна­чит, все бат­ра­ку дос­та­лось. Де­лать не­чего, приш­лось хо­зя­ину пос­тной ка­ши по­есть. Вско­ре пос­ле это­го хо­зяй­ка опять ка­шу ва­рила, но не из му­ки, ее под ру­кой не ока­залось, а из кру­пы. Сва­рила она ка­шу, пе­рело­жила в де­ревян­ное вед­ро и по­нес­ла па­харям. Но на этот раз хо­зяй­ка по­ложи­ла мас­ло свер­ху — за­пом­ни­ла да­веш­нюю про­маш­ку. И пош­ла-то она не к бат­ра­ку сна­чала, а к хо­зя­ину. При­нес­ла она ка­шу хо­зя­ину, пос­та­вила ве­дер­ко — пусть хо­зя­ин ест, а са­ма тем вре­менем ло­шадь по­кор­ми­ла. По­ел хо­зя­ин и спра­шива­ет:

— Что ж ты мас­ла-то не при­нес­ла, а толь­ко ям­ку в ка­ше для не­го сде­лала? За­была, по­ди? И о чем ты толь­ко ду­ма­ешь, коль не пом­нишь да­же, что в ка­шу мас­ло на­до класть?

— Да я же боль­шой ком мас­ла по­ложи­ла! — огор­чи­лась хо­зяй­ка. Что по­дела­ешь, все мас­ло рас­та­яло и на дно стек­ло. От­несла хо­зяй­ка, бат­ра­ку жир­ную-пре­жир­ную ка­шу, а он ест ее, толь­ко за уша­ми тре­щит. С тех пор хо­зяй­ка ка­шу не ва­рила: ни­как она за­пом­нить не мог­ла, ку­да мас­ло класть — свер­ху ли, сни­зу ли.