Как собака и волк врагами стали

У од­но­го бо­гато­го кресть­яни­на бы­ла очень ску­пая же­на. Она тряс­лась над каж­дым гро­шом, со­баку и ту кор­мить не ве­лела. Со­бака, го­лод­ная и то­щая, це­лыми дня­ми по по­лям да ле­сам бе­гала, еду ис­ка­ла. Встре­тила как-то раз со­бака вол­ка.

— До че­го же ты ото­щала! — удив­ля­ет­ся волк. — Как не ото­щать: хо­зяй­ка-то ме­ня вов­се кор­мить не ве­лит, — от­ве­ча­ет со­бака. Ста­ли они оба ду­мать, как бы так сде­лать, чтоб харч по­луч­ше был. На­конец волк при­думал.

— Зав­тра твоя хо­зяй­ка, — го­ворит он со­баке, — пой­дет бо­бы рвать, и ты с ней иди. Она с со­бой ре­беноч­ка возь­мет, а чтоб ра­ботать не ме­шал, на край ка­навы его по­ложит. Ста­нет она бо­бы рвать, ре­бен­ка-то ей и не вид­но бу­дет, вот тог­да я под­бе­русь поб­ли­же, из­ловчусь, схва­чу ре­беноч­ка и в лес по­бегу. Ты за мной го­нись, толь­ко спо­тыкай­ся по­чаще — пусть хо­зяй­ка ду­ма­ет, что у те­бя сил сов­сем нет. В ле­су ты ме­ня на­гонишь, ре­беноч­ка от­бе­решь и хо­зяй­ке при­несешь. Уж тог­да-то она те­бя кор­мить ста­нет как сле­ду­ет.

Лад­но. Как ре­шили, так и сде­лали. На дру­гой день пос­ле обе­да пош­ла хо­зяй­ка бо­бов к ужи­ну нар­вать и ре­беноч­ка с со­бой взя­ла: мал боль­но, од­но­го до­ма не ос­та­вишь, и прис­мотреть за ним не­кому — все в по­ле. По­ложи­ла хо­зяй­ка ре­беноч­ка на тра­ву, са­ма за бо­бы при­нялась, а волк уже в ив­ня­ке си­дит, вы­жида­ет, и со­бака тут же на по­ле вер­тится. Нак­ло­нилась хо­зяй­ка, а волк прыг из кус­тов, схва­тил ре­беноч­ка и — в лес. Бь­ет­ся ре­бенок, кри­чит, но волк его креп­ко дер­жит. Под­ня­ла жен­щи­на го­лову и об­мерла.

Раз­ве вол­ка до­гонишь? По­гиб ре­бенок! Зап­ла­кала жен­щи­на, зап­ри­чита­ла, вдруг ви­дит: со­бака за вол­ком изо всех сил го­нит­ся. Бе­жит со­бака, а са­ма то и де­ло спо­тыка­ет­ся, па­да­ет, сно­ва вска­кива­ет и бе­жит.

— Сов­сем обес­си­лела, бед­няжка, — сок­ру­ша­ет­ся жен­щи­на. Скры­лись волк и со­бака в ле­су, а у хо­зяй­ки и ру­ки опус­ти­лись. Но тут выс­ко­чила со­бака из ле­су и ре­бен­ка в зу­бах не­сет. Хо­зяй­ка от ра­дос­ти не зна­ет, как со­баке уго­дить, чем ее по­пот­че­вать. С то­го дня на­чалась у со­баки рай­ская жизнь. Ела она, что хо­тела, спа­ла, сколь­ко мог­ла. Луч­шей до­ли и не при­дума­ешь. Не за­была со­бака, как она рань­ше го­лода­ла да го­ре мы­кала, и все хо­тела вол­ка за по­мощь от­бла­года­рить. А осенью в том до­ме, где со­бака жи­ла, свадь­бу справ­ля­ли. Поз­ва­ла со­бака на свадь­бу и вол­ка. При­шел волк к ве­черу, а в дом ид­ти один бо­ит­ся. Си­дит у во­рот, со­баку ждет. При­вела со­бака вол­ка в из­бу и ве­лела ему под кро­ватью спря­тать­ся. Тас­ка­ет ему со­бака вся­кие яс­тва со сто­ла, вол­ку и съ­есть все­го не под си­лу. На­ел­ся волк до от­ва­ла, хмель­но­го из­рядно хлеб­нул, и вот ему уже мо­ре по ко­лено.

За­орал он под кро­ватью ди­ким го­лосом, за­выл, гос­ти и ус­лы­хали. Пош­ла тут по­теха! Гос­тям ве­селье: на­до же, та­кой дур­ной да пь­яный волк с ни­ми на свадь­бе гу­ля­ет. Пох­ва­тали лю­ди кто кол, кто пал­ку и да­вай вол­ка из-под од­ной кро­вати под дру­гую го­нять, и из­рядно ему бо­ка на­мяли.

Убе­жал волк в лес, а по до­роге весь хмель у не­го из го­ловы вы­вет­рился. Ре­шил он, что со­бака на­роч­но все это подс­тро­ила. И пок­лялся он друж­бу с со­бакой боль­ше не во­дить да еще и вой­ной на нее пой­ти. А то ему нев­до­мек, что сам ви­новат: за­чем пил, за­чем бу­янил? Бро­дит волк по ле­су, рать се­бе со­бира­ет. Встре­тил мед­ве­дя.

— Не пой­дешь ли, — спра­шива­ет, — ко мне во­ево­дой? Со­бака ме­ня на­дула, на нее вой­ной иду.

— Лад­но, — сог­ла­сил­ся мед­ведь, — пой­ду к те­бе во­ево­дой. Вот идут и встре­ча­ют ка­бана. — Пой­дем с на­ми, — го­ворит волк, — мы на со­баку вой­ной идем.

— Лад­но, — сог­ла­сил­ся ка­бан, — пой­ду с ва­ми. Идут все трое даль­ше и встре­ча­ют зай­ца. Волк — к зай­цу:

— Пой­дем с на­ми, мы на со­баку вой­ной идем. Ну, как за­яц со­баку лю­бит, все зна­ют. Не стал за­яц от­ка­зывать­ся, по­шел с ни­ми. Идут они уже вчет­ве­ром — волк, мед­ведь, ка­бан и за­яц. Встре­ча­ют ли­су. Волк — к ней:

— Пой­дем, ку­ма, с на­ми, мы на со­баку вой­ной идем. На­до бы те­бе в этот раз с со­бакой сче­ты свес­ти.

— Да лад­но уж, — от­ве­ча­ет ли­са, — иду!

Приш­ли все пя­теро на по­ле боя и ждут со­баку с ее вой­ском. Рат­ни­ки у вол­ка — один к од­но­му. Вол­ку в дра­ку не тер­пится, а со­баки все нет. Со­бака жи­ла се­бе по­тихонь­ку, бе­ды не чу­яла, как вдруг слы­шит: волк идет на нее вой­ной. Опе­чали­лась со­бака: не­лад­но это — со ста­рым дру­гом во­евать, да что по­дела­ешь, ко­ли волк сам то­го хо­чет. Нет у со­баки ра­ти, бро­дит она по дво­ру и нос по­веси­ла.

— Что это с то­бой, — спра­шива­ет ее пе­тух, — ты слов­но са­ма не своя хо­дишь, го­ловы не по­дыма­ешь?

— Не с че­го мне ве­селить­ся, — от­ве­ча­ет со­бака, — волк на ме­ня вой­ной идет, а с кем я про­тив не­го вый­ду?

— Возь­ми ме­ня с со­бой, — го­ворит пе­тух. — И то лад­но, идем. Идут они, а навс­тре­чу им кот. — Вы ку­да? — спра­шива­ет. — Да с вол­ком во­евать. — И ме­ня возь­ми­те, — про­сит кот. — Идем, ко­ли хо­чешь, — го­ворит со­бака. Так и пош­ли они втро­ем про­тив вол­ка. Волчья рать тем вре­менем поп­ря­талась. Ре­шили зве­ри дож­дать­ся со­баки, на­пасть на ее рать врас­плох и раз­бить. За­лез волк в ку­чу хво­рос­та, толь­ко хвост его, как на грех, тор­чит из ку­чи. А у вол­ка при­выч­ка хвос­том ше­велить. По­дош­ли со­бака, кот и пе­тух. Уви­дал кот: ше­велит­ся что-то в ку­че хво­рос­та. “Мышь”, — по­думал он и цап вол­ка за хвост. Волк с пе­репу­гу бе­жать бро­сил­ся. Кот то­же струх­нул и — на де­рево. Да вот не­зада­ча — пря­мо на мед­ве­дя уго­дил. А тот со стра­ху как грох­нется на зем­лю, так и дух из не­го вон. Уви­дали волчьи рат­ни­ки: ле­жит их во­ево­да на зем­ле, не ды­шит — и бро­сились врас­сыпную. Так со­бака со сво­ими друзь­ями по­беди­ла волчью рать.