Как собака волку сапоги шила

Жи­ла на од­ном дво­ре ста­рая-прес­та­рая со­бака. Мно­го она пос­лу­жила на сво­ем ве­ку хо­зя­ину, а те­перь ни­чего боль­ше не мог­ла де­лать. Од­нажды хо­зя­ин и го­ворит:

— Что тол­ку та­кого ста­рого пса дер­жать? При­дет­ся прог­нать его в лес. И выг­нал со­баку из до­му. Приш­лось бед­ня­ге уй­ти: поп­ро­буй ос­тать­ся, ес­ли по тво­ей спи­не пал­ка гу­ля­ет. Приш­ла она на опуш­ку ле­са, лег­ла на сол­нышке и ду­ма­ет, как же ей даль­ше жить. Уви­дела ря­дом кость и при­нялась ее грызть. При­бежал на опуш­ку волк и спра­шива­ет со­баку:

— Ты что де­ла­ешь?

— Да вот са­поги шью, — от­ве­ча­ет со­бака, — но­ги-то уже не гнут­ся, ког­ти все по­об­ло­мались — без са­пог ша­гу не сту­пишь. Тут волк по­думал, что ведь и у не­го ког­ти ни­куда не го­дят­ся: вон да­веча как сту­пил на лед, так еле на но­гах удер­жался.

— А мне мо­жешь са­поги сшить? — спра­шива­ет волк со­баку. — От­че­го ж нет, — от­ве­ча­ет со­бака, — при­неси мне толь­ко яг­ненка пок­рупнее. — За яг­ненком де­ло не ста­нет, — го­ворит волк, — зав­тра по­лучишь. На­ут­ро при­тащил волк це­лого ба­рана. –

А ког­да за са­пога­ми при­ходить? — спра­шива­ет. — При­ходи че­рез три дня, — от­ве­ча­ет со­бака. Лад­но. Че­рез три дня яв­ля­ет­ся волк к со­баке за са­пога­ми. А что ж со­бака? А со­бака съ­ела ба­рана, про са­поги же и ду­мать не ду­ма­ет. Го­ворит она вол­ку:

— Ох, при­ятель, сквер­ную ты ко­жу при­нес: я ее на ко­лод­ку на­тяну­ла, а она рас­пол­злась. Ес­ли из нее са­поги сшить, что ты с ни­ми де­лать ста­нешь? Волк толь­ко об­лизнул­ся: он бы то­же от жир­но­го ба­раш­ка не от­ка­зал­ся, да что по­дела­ешь — что с во­зу упа­ло, то про­пало.

— Я бы те­бе за три дня са­поги сши­ла, — го­ворит со­бака, — толь­ко ты при­неси те­лен­ка, да по­жир­нее, у не­го шку­ра вро­де бы пок­репче, чем у ба­рана. Уж очень хо­телось вол­ку в са­погах по­ходить. При­нес он на дру­гой день со­баке боль­шо­го жир­но­го те­лен­ка. А со­бака опять:

— При­ходи че­рез три дня за са­пога­ми. На тре­тий день до­ела со­бака те­лен­ка, а про са­поги и не ду­ма­ет. Явил­ся волк за са­пога­ми, а со­бака сно­ва ко­жу по­носит:

— Толь­ко ее на ко­лод­ку на­тяну­ла — она опять вся раз­лезлась. Раз­ве из та­кой ко­жи са­поги сошь­ешь? На та­кие са­поги, что ты хо­чешь, те­лячья ко­жа не го­дит­ся, на них же­ребячья ко­жа нуж­на.

— Лад­но, — го­ворит волк, — при­несу те­бе же­ребен­ка, но на этот раз чтоб бы­ли са­поги.

Со­бака кля­нет­ся, ла­пы к гру­ди при­жима­ет: бу­дут са­поги, из же­ребячь­ей ко­жи са­поги вый­дут на сла­ву. Ушел волк, а на дру­гой день при­тащил боль­шо­го же­ребен­ка, уже под­ко­ван­но­го.

— При­ходи че­рез три дня за са­пога­ми, — го­ворит со­бака. Че­рез три дня спо­заран­ку явил­ся волк за са­пога­ми. А со­бака же­ребен­ка съ­ела, толь­ко ко­пыта ос­та­лись. Уви­дела она вол­ка в та­кую рань и сов­сем, бед­ня­га, пе­репу­галась. Тут ей ко­пыта же­ребячьи на гла­за по­пались — ну чем не са­поги? Про­тяну­ла их вол­ку:

— На­девай, при­ятель, в та­ких са­погах и на ль­ду по­ката­ешь­ся. Волк чуть не зап­ры­гал от ра­дос­ти и тут же на­тянул са­поги. Вско­чил и по­бежал ско­рей на лед ка­тать­ся. Эх, дурья го­лова! Раз­ве в та­ких са­погах на ль­ду ка­та­ют­ся? Толь­ко сту­пил волк на лед, ла­пы у не­го разъ­еха­лись, и он — ни взад, ни впе­ред.

— Эй, — кри­чит он со­баке, — по­моги до бе­рега доб­рать­ся! Под­бе­жала со­бака, схва­тила вол­ка за заг­ри­вок да как рва­нет че­рез весь пруд — дес­кать, пусть про­катит­ся хо­рошень­ко. Как раз ми­мо лю­ди в лес по дро­ва еха­ли. Ви­дят: со­бака вол­ка по ль­ду тас­ка­ет. Ре­шили они, что ста­рый пес на вол­ка на­пал да сла­дить с ним не мо­жет — сил не хва­та­ет. Бро­сились они на по­мощь со­баке и как сле­ду­ет пос­чи­тали вол­ку реб­ра. Пос­ле это­го хо­зя­ин опять взял со­баку к се­бе, и жи­ла она у не­го до са­мой смер­ти.