Как животные падчерицу спасли

Жи­ла на све­те жен­щи­на, и бы­ли у нее род­ная дочь и пад­че­рица. Пад­че­рицу свою она лю­то не­нави­дела. За дре­мучи­ми ле­сами сто­ял за­мок, где жил лю­до­ед с песь­ей го­ловой. Зна­ла ма­чеха, что он всех съ­еда­ет, кто в за­мок при­ходит. За­дума­ла ма­чеха из­вести пад­че­рицу. Вот од­нажды за­гаси­ла она на­роч­но все оча­ги в до­ме и пос­ла­ла пад­че­рицу в за­мок пе­сиго­лов­ца за ог­нем. Идет пад­че­рица че­рез дре­мучий лес и ви­дит: ко­рова на опуш­ке па­сет­ся. Вы­мя у нее раз­бухло от мо­лока. Поп­ро­сила ее ко­рова:

— До­чень­ка, го­лубуш­ка, по­дои ме­ня, уж так тяж­ко мне! Пад­че­рица по­до­ила ко­рову. Поб­ла­года­рила ее ко­рова, и пад­че­рица пош­ла даль­ше. Вот встре­ча­ет пад­че­рица по до­роге ов­цу. Шерсть у ов­цы длин­ная-пред­линная, до са­мой зем­ли. Про­сит ов­ца пад­че­рицу:

— До­чень­ка, ми­лая, пос­три­ги ме­ня, уж очень мне жар­ко! Под­че­рица ее пос­триг­ла. Поб­ла­года­рила ов­ца си­рот­ку. Идет пад­че­рица даль­ше и ви­дит: ло­шадь за­пута­лась. Про­сит ее ло­шадь:

— До­чень­ка, ми­лая, рас­пу­тай ме­ня! Рас­пу­тала пад­че­рица ло­шадь и пош­ла даль­ше — в за­мок пе­сиго­лов­ца. Вы­ходит навс­тре­чу си­роте пе­сиго­ловец и спра­шива­ет:

— Че­го те­бе на­до?

— За ог­нем ме­ня прис­ла­ла ма­чеха, — от­ве­ча­ет де­воч­ка. Дал пе­сиго­ловец пад­че­рице бу­бен­чи­ки и го­ворит:

— Вот те­бе бу­бен­чи­ки. Ты поп­ля­ши, а я тем вре­менем огонь до­буду. — И ушел. Выс­ко­чила тут кро­шеч­ная мыш­ка и го­ворит:

— Бе­ги ско­рей на кух­ню, там огонь дос­та­нешь! На ла­ре в кух­не два ко­шель­ка ле­жат: один по­мень­ше, дру­гой по­боль­ше. Возь­ми ко­шелек, что по­мень­ше, и бе­ги со всех ног. Ес­ли пой­ма­ет те­бя пе­сиго­ловец, ра­зор­вет! По­бежа­ла си­рот­ка в кух­ню, взя­ла огонь, схва­тила ма­лень­кий ко­шелек, что на ла­ре ле­жал, и — бе­гом до­мой.

Вер­нулся пе­сиго­ловец, а де­воч­ки уже след прос­тыл. Рас­сви­репел он и чуть мыш­ку не ра­зор­вал, да она убе­жала. Бро­сил­ся пе­сиго­ловец в по­гоню за си­рот­кой. Под­бе­жал к ло­шади, что у до­роги пас­лась, и спра­шива­ет;

— Не про­бега­ла ль здесь дев­чонка?

— Как же, как же — от­ве­ча­ет ло­шадь, — она толь­ко что к зам­ку пе­сиго­лов­ца про­бежа­ла! Пом­чался пе­сиго­ловец на­зад, в за­мок, все за­ко­ул­ки об­ша­рил, но ни­кого не на­шел. Сно­ва в по­гоню за пад­че­рицей пус­тился. Встре­ча­ет по до­роге ов­цу и спра­шива­ет;

— Не про­бега­ла ль здесь дев­чонка?

— Как же, как же, — от­ве­ча­ет ов­ца, — она толь­ко что к зам­ку пе­сиго­лов­ца про­бежа­ла! Пом­чался пе­сиго­ловец на­зад, в за­мок, об­ша­рил все за­ко­ул­ки — нет де­воч­ки! В тре­тий раз ки­нул­ся пе­сиго­ловец в по­гоню за си­рот­кой. Под­бе­га­ет он к ко­рове и спра­шива­ет:

— Не про­бега­ла ль здесь дев­чонка?

— Как же, как же, — от­ве­ча­ет ко­рова, — она толь­ко что к зам­ку пе­сиго­лов­ца про­бежа­ла! Сно­ва вер­нулся пе­сиго­ловец в за­мок, все за­ко­ул­ки об­ша­рил — ни­кого не на­шел. В чет­вертый раз пог­нался он за де­воч­кой, да толь­ко нап­расно: си­рот­ка-то уже до­ма бы­ла!

А ма­чеха ди­ву да­ет­ся: как это си­рот­ке та­кое счастье при­вали­ло? За­вид­но ей, что у пад­че­рицы та­кое бо­гатс­тво, И вот как-то за­гаси­ла опять ма­чеха все оча­ги в до­ме и пос­ла­ла в за­мок пе­сиго­лов­ца за ог­нем свою род­ную дочь. От­пра­вилась доч­ка в путь. На опуш­ке ле­са уви­дала она ко­рову.

— До­чень­ка, по­дои ме­ня, — про­сит ее ко­рова, — у ме­ня вы­мя от мо­лока раз­бухло, тяж­ко мне!

— Не­ког­да мне пус­тя­ками за­нимать­ся! — от­ве­ча­ет доч­ка. Идет она даль­ше. Ви­дит: у до­роги ов­ца сто­ит, а шерсть у нее длин­ная-пред­линная. Поп­ро­сила ее ов­ца:

— До­чень­ка, пос­три­ги ме­ня! Тяж­ко мне в та­кую жа­ру!

— Не­ког­да мне пус­тя­ками за­нимать­ся! — от­ве­ча­ет доч­ка и даль­ше идет. Вот встре­ча­ет она воз­ле до­роги ло­шадь. За­пута­лась ло­шадь и про­сит:

— До­чень­ка, рас­пу­тай ме­ня. Здесь уж трав­ки нет, да и сто­ять мне очень труд­но.

— Не­ког­да мне — пус­тя­ками за­нимать­ся! — от­ве­ча­ет доч­ка и даль­ше идет. Вот приш­ла она в за­мок пе­сиго­лов­ца. Вы­ходит он ей навс­тре­чу и спра­шива­ет:

— За чем приш­ла?

— За ог­нем! — от­ве­ча­ет доч­ка. Дал ей пе­сиго­ловец бу­бен­чи­ки:

— Вот те­бе бу­бен­чи­ки. Поп­ля­ши здесь, по­ка я за ог­нем схо­жу. — И ушел. Тут выс­ко­чила из нор­ки мыш­ка и го­ворит:

— Де­воч­ка, иди ско­рей на кух­ню, возь­ми огонь и пос­мотри: на ла­ре там два ко­шель­ка ле­жат. Возь­ми тот, что по­мень­ше, и бе­ги от­сю­да, не то ра­зор­вет те­бя пе­сиго­ловец. По­бежа­ла доч­ка на кух­ню, взя­ла огонь, а по­том по­дош­ла к ла­рю и ду­ма­ет, ка­кой же ко­шелек ей взять. Схва­тила она тот, что по­боль­ше, и до­мой по­бежа­ла. Толь­ко не­лег­ко ей бы­ло бе­жать: уж боль­но ко­шелек тя­желый! Вер­нулся тут пе­сиго­ловец, уви­дал мыш­ку и по­нял, что она все де­воч­ке рас­ска­зала. Рас­сви­репел он, схва­тил мыш­ку и ра­зор­вал ее. А по­том в по­гоню за доч­кой бро­сил­ся. Под­бе­га­ет к ло­шади и спра­шива­ет:

— Не про­бега­ла ль здесь дев­чонка?

— Как же, как же, — от­ве­ча­ет ло­шадь, — толь­ко что де­воч­ка с боль­шим ко­шель­ком ми­мо про­бежа­ла. Пом­чался пе­сиго­ловец даль­ше. До­бежал до то­го мес­та, где ов­ца сто­яла, и спра­шива­ет:

— Не про­бега­ла ль здесь дев­чонка?

— Как же, как же, — от­ве­ча­ет ов­ца, — толь­ко что де­воч­ка с боль­шим ко­шель­ком ми­мо про­бежа­ла. А доч­ка все бе­жит и бе­жит. Но ко­шелек был до то­го тя­желый, что она из сил вы­билась, при­лег­ла под елью на опуш­ке ле­са и ус­ну­ла. Пе­сиго­ловец все за ней го­нит­ся. Под­бе­га­ет он к ко­рове и спра­шива­ет:

— Не про­бега­ла ль здесь дев­чонка?

— Как же, как же, — от­ве­ча­ет ко­рова. — Вон она. У опуш­ки под боль­шой елью спит! Под­ско­чил пе­сиго­ловец к де­воч­ке и ра­зор­вал ее. А мать все свою доч­ку ждет, дож­дать­ся не мо­жет. Пош­ла она ее ис­кать. Идет че­рез лес, на опуш­ке ко­рову встре­тила.

— Не ви­дала ты доч­ки мо­ей? — спра­шива­ет.

— Как же, как же, ви­дала: пе­сиго­ловец ее вон под той елью ра­зор­вал. Мать с го­ря тут же по­мер­ла. А мол­ва о бо­гатой пад­че­рице до са­мого прин­ца дош­ла. При­ехал он и же­нил­ся на си­рот­ке.