Как животные разбойников прогнали

Жы­ла у од­но­го кресть­яни­на ло­шадь. Сос­та­рилась она и не мог­ла боль­ше ра­ботать. Не хо­тел ее хо­зя­ин уби­вать, ведь она столь­ко лет ему вер­но слу­жила, и прог­нал в лес — пусть жи­вет там, как зна­ет. При­горю­нилась ло­шадь — не зна­ла она, как же ей про­кор­мить­ся. Го­рева­ла она, го­рева­ла, а по­том ре­шила пой­ти в Ри­гу и на­нять­ся в му­зыкан­ты. Вот идет она в Ри­гу и ви­дит: пле­тет­ся ей навс­тре­чу со­бака и пла­чет.

— Что ты пла­чешь? — спро­сила ее ло­шадь.

— Как же мне не пла­кать? — от­ве­ча­ет со­бака. — Не мо­гу я боль­ше хо­зя­ину слу­жить, вот он ме­ня и прог­нал, пусть де жи­ву, как знаю. Го­ворит ло­шадь со­баке:

— Не плачь, ме­ня то­же выг­на­ли. Пой­дем-ка со мной в Ри­гу, най­мем­ся там в му­зыкан­ты и за­живем при­пева­ючи. Сог­ла­силась со­бака, и пош­ли они вмес­те.

Идут они и встре­ча­ют по до­роге пе­туха. Ока­залось, что и с ним стряс­лась та­кая же бе­да. Ну, что ж по­дела­ешь, поз­ва­ли и его в Ри­гу в му­зыкан­ты на­нимать­ся. Лад­но.

Идут они втро­ем, вдруг, от­ку­да ни возь­мись, — кот на до­роге. Взя­ли и его с со­бой в Ри­гу в му­зыкан­ты на­нимать­ся. Так и шли ло­шадь, со­бака, пе­тух да кот, по­ка не зас­тигла их ночь. Тем­но ста­ло хоть глаз вы­коли. Ви­дят, при­дет­ся им, вер­но, в ле­су за­ноче­вать. Но в ле­су страш­но: как бы волк не зад­рал. Ре­шили, что один из них за­лезет на де­рево пос­мотреть, не вид­но ли где огонь­ка, ка­кой-ни­будь из­бушки. Кот ми­гом заб­рался на де­рево и при­метил в за­пад­ной сто­роне ого­нек. При­бежа­ли они ту­да, смот­рят: сто­ит на по­лян­ке из­бушка. Кот, пе­тух и со­бака тут же хо­тели в из­бушку вой­ти, но ло­шадь их удер­жа­ла. По­дош­ла она к окош­ку пос­мотреть, кто в из­бушке. А в из­бушке ужи­нали две­над­цать раз­бой­ни­ков. Ис­пу­гались му­зыкан­ты. Но по­том ре­шили, что не тро­нут их раз­бой­ни­ки, ес­ли сыг­рать им что-ни­будь пок­ра­сивее. Лад­но. Под­ня­лась ло­шадь на зад­ние но­ги, а пе­ред­ни­ми в сте­ну упер­лась, на спи­ну ей взоб­ра­лась со­бака, на со­баку — кот, а на ко­та — пе­тух. И зат­ру­били они, кто как умел: кто тон­ко, кто гру­бо. Ус­лы­хали раз­бой­ни­ки та­кой та­рарам, ре­шили, что ко­нец им при­шел, и пус­ти­лись во все тяж­кие. Уви­дели му­зыкан­ты, что из­бушка опус­те­ла, вош­ли в нее и спать улег­лись, где ко­му пон­ра­вилось: кот — в из­бе на ле­жан­ке, ло­шадь — у на­воз­ной ку­чи, пе­тух — на кры­ше, со­бака — под крыль­цом. А раз­бой­ни­ки ре­шили вер­нуть­ся и пос­мотреть, кто это их из из­бушки выд­во­рил. Но ник­то из них ид­ти не ре­ша­ет­ся. Дол­го спо­рили, на­конец са­мый храб­рый раз­бой­ник выз­вался пой­ти. Во­шел в из­бу, а кру­гом тем­но. Стал он ощупью на ле­жан­ке спич­ки ис­кать и ко­та за­дел. А кот, бед­ня­га, так ис­пу­гал­ся, се­бя не пом­нит, ки­нул­ся на раз­бой­ни­ка и что есть си­лы гла­за ему ца­рапа­ет. Раз­бой­ник пу­лей выс­ко­чил из из­бы.

Но из-за уг­ла ло­шадь как ляг­нет его в спи­ну, тут еще со­бака цап за но­гу. А пе­тух ни­чего впоть­мах не ви­дит, кри­чит-над­ры­ва­ет­ся:

— Ку-да, ку-да, да­вай сю­да! По­лужи­вой от стра­ха, при­бежал раз­бой­ник к сво­им и рас­ска­зыва­ет:

— Ну, по­пал я в пе­редел­ку. В из­бе мне один шку­ру сод­рать хо­тел. А убе­жать то­же нель­зя: дру­гой щип­ца­ми за но­гу дер­жит, тре­тий ду­бин­кой по спи­не ко­лотит, а чет­вертый знай се­бе орет: “Ку-да, ку-да, да­вай сю­да!” Этот бы ме­ня живь­ем съ­ел. Убе­жали раз­бой­ни­ки, а из­бушка му­зыкан­там дос­та­лась.