Лихо испольщика

Жи­ли-бы­ли два ис­поль­щи­ка: один бо­гатый, дру­гой бед­ный. Бед­няк ра­ботал не раз­ги­бая спи­ны, да все без тол­ку; он как был, так и ос­та­вал­ся бед­ным. Как-то ве­чером си­дит он за сто­лом у се­бя в из­бе и о сво­ем нес­частье ду­ма­ет.

Вдруг за печ­кой кто-то ве­село за­иг­рал. За­был бед­няк о сво­ем го­ре и да­вай пры­гать да пля­сать. “Вот ди­во! — ду­ма­ет он. — И не хо­чу пля­сать, а но­ги са­ми так и хо­дят. Что ж это за чер­тов му­зыкант? А ну-ка, вы­ходи из-за печ­ки!” Лад­но. Вы­шел из-за печ­ки вер­зи­ла, сам все под­пры­гива­ет да на­иг­ры­ва­ет. Схва­тил его ис­поль­щик да как крик­нет:

— Что ска­чешь, как су­мас­шедший? От­ве­чай луч­ше, кто ты та­кой?

— Я — ли­хо твое! — от­ве­ча­ет вер­зи­ла.

— Ах, вот как! Зна­чит, ты и есть то са­мое ли­хо, что ме­ня так дол­го му­чило! Уж те­перь-то я знаю, что с то­бой сде­лать! Схва­тил бед­няк вер­зи­лу, за­сунул в ме­шок, вта­щил на при­горок и в зем­лю за­копал. С то­го ра­за у бед­но­го ис­поль­щи­ка хле­ба ста­ли да­же на кам­нях рас­ти. Не пон­ра­вилось это бо­гачу, стал он за­видо­вать со­седу. При­ходит од­нажды бо­гач к бед­ня­ку и го­ворит:

— Рас­ска­жи-ка мне, как это ты так быс­тро раз­бо­гател?

— Да я свое ли­хо в зем­лю за­копал, вот и все! — от­ве­ча­ет бед­няк.

— Вот оно как! — ска­зал бо­гач и тут же пос­пе­шил на при­горок, чтоб ли­хо от­ко­пать. При­шел он и от­ко­пал ли­хо. Под­нялся вер­зи­ла, со сна гла­за прод­рать не мо­жет.

— Ты что мне спать не да­ешь? — спра­шива­ет. А бо­гач ему от­ве­ча­ет:

— Раз­бу­дил я те­бя, чтоб ты к сво­ему друж­ку вер­нулся, к бед­но­му ис­поль­щи­ку. По­ка ты спал, он раз­бо­гатеть ус­пел. Вер­зи­ла чуть не зап­ры­гал от ра­дос­ти, бро­сил­ся бо­гачу на шею и все бла­года­рит:

— Спа­сибо, спа­сибо, что ты ме­ня под­нял! Толь­ко за­чем это я ку­да-то еще хо­дить ста­ну? Ос­та­нусь-ка луч­ше с то­бой и бу­ду те­бе весь век слу­жить.

— Что ты бол­та­ешь? — ис­пу­гал­ся бо­гач. — С ума спя­тил, что ли? Хо­тел он си­лой от ли­ха от­де­лать­ся, да не тут-то бы­ло: прис­та­ло к не­му ли­хо — не отор­вешь. С той по­ры де­ла у бо­гато­го ис­поль­щи­ка ста­ли ид­ти все ху­же и ху­же.