Мачатынь

Жил да был в сво­ей из­бушке лов­кий му­жичок, по име­ни Ма­чатынь. На­живал­ся лов­кач на сво­ем ба­рине, как хо­тел. Вот од­нажды воз­вра­щал­ся ба­рин с охо­ты и за­вер­нул в из­бушку к Ма­чаты­ню от­дохнуть. А Ма­чатынь, зная, что ба­рин его прос­так из прос­та­ков, сва­рил в кот­ле ка­шу, снял ко­тел с крю­ка, пос­та­вил на пол пос­ре­ди из­бы и по­казы­ва­ет ба­рину:

— Глянь-ка, глянь, ви­дывал ли ты та­кой ко­тел, чтоб ка­ша в нем пос­ре­ди из­бы без ог­ня ки­пела? А я толь­ко так и де­лаю: налью во­ды, на­сып­лю кру­пы, пос­тавлю ко­телок пос­ре­ди из­бы на пол, и он вов­сю ки­пит. Гля­нул ба­рин в ко­тел: и прав­да — ки­пит. И нев­до­мек ему, что ка­ша, толь­ко что с ог­ня сня­тая, еще буль­ка­ет.

— Вот что, Ма­чатынь, я те­бе трид­цать три пур­ви­еты зем­ли дам, а ты мне ко­телок от­дай. При­нес ба­рин-прос­то­филя ко­тел до­мой и по­ложил в не­го зай­ца — пусть ва­рит­ся. Да ку­да там без ог­ня-то ва­рить­ся! По­нял ба­рин, что его на­дули, при­казал при­вес­ти Ма­чаты­ня в име­ние и да­вай его ду­бин­кой по спи­не мо­лотить. А Ма­чатынь еще до­ма смек­нул, что без вы­волоч­ки не обой­дет­ся. И чтоб опять под­шу­тить над ба­рином, на­лил в те­лячьи киш­ки кро­ви и при­вязал их к спи­не. Как уда­рил ба­рин Ма­чаты­ня ду­бин­кой, так кровь и брыз­ну­ла во все сто­роны. Упал Ма­чатынь на зем­лю, зас­ку­лил:

— Убил, убил, сам сво­его Ма­чаты­ня убил! Уви­дал ба­рин, что его Ма­чатынь весь в кро­ви ле­жит, при­бежал к бат­ра­кам и ти­хонь­ко на­казал, чтоб су­нули они его в ме­шок, снес­ли на озе­ро и бро­сили в про­рубь. Снес­ли бат­ра­ки Ма­чаты­ня на озе­ро, а про­рубь-то за­мер­зла, приш­лось за то­пором ид­ти. По­ка бат­ра­ки то­пор ис­ка­ли, Ма­чатынь вы­лез из меш­ка и на­сыпал в не­го кам­ней.

Че­рез день-дру­гой ба­рин опять по­шел на охо­ту. Не ус­пел он зай­ца подс­тре­лить, как вы­шел из сво­ей из­бушки Ма­чатынь и да­вай в со­бак сос­но­выми шиш­ка­ми швы­рять. Уви­дел ба­рин Ма­чаты­ня, уди­вил­ся:

— Ты от­ку­да взял­ся? И за­чем мо­их со­бак го­ня­ешь?

— Нын­че-то я в со­бак день­га­ми ки­даю: те­перь, ко­ли де­нег мне не хва­тит, я в про­рубь прыг и це­лый во­рох наг­ре­бу. Толь­ко не го­вори, ба­рин, про это бат­ра­кам, а то они в про­рубь за мо­ими день­га­ми по­лезут. Ус­лы­хал это ба­рин, за­торо­пил­ся к озе­ру и — прыг в про­рубь, да тот­час кам­нем ко дну по­шел, и по сей день ищет он день­ги Ма­чаты­ня.