Находчивый сын

Бы­ло у од­но­го че­лове­ка трое сы­новей: два ум­ных, а тре­тий — ду­рак. Оп­ре­делил отец стар­ше­го сы­на к пас­то­ру в ку­чера. Но не спра­вил­ся стар­ший сын с этим де­лом — че­рез не­делю пас­тор от­пра­вил его до­мой. Пос­лал отец вто­рого сы­на, но и его пас­тор прог­нал. На­конец пос­лал отец ду­рака. При­ходит ду­рак, а пас­тор спра­шива­ет:

— Ну как, смо­жешь ку­чером быть?

— Ку­чером-то? Не знаю, ни­ког­да не до­води­лось мне быть ку­чером. Вот сви­ней пас­ти — это­му я у от­ца вы­учил­ся.

— Ну лад­но! Бу­дешь сви­ней пас­ти. А пла­ту в кон­це го­да та­кую по­лучишь: раз­ре­шу те­бе дать мне три щел­чка по лбу. Ду­рак сог­ла­сил­ся. Спус­тя не­кото­рое вре­мя умер­ла у пас­то­ра мать, и на по­хоро­ны на­до бы­ло за­резать де­вять боль­ших упи­тан­ных бы­ков. Соб­ра­лись все пас­то­ровы слу­ги этих бы­ков ре­зать, но бы­ки рас­швы­ряли лю­дей, слов­но луз­гу. А ду­рак гля­дит на все это и хо­хочет. Спра­шива­ет его пас­тор:

— Че­му ты, ду­рак, сме­ешь­ся?

— Да вот над тво­ими ско­тобой­ца­ми сме­юсь.

— Ну, ко­ли ты го­разд над дру­гими сме­ять­ся, пой­ди за­режь сам!

— Что ж, и пой­ду! — от­ве­тил ду­рак, во­шел в хлев, схва­тил од­но­го бы­ка за ро­га, щел­кнул его по лбу — тот и го­тов, схва­тил дру­гого, щел­кнул по лбу — то­же го­тов. Так всех бы­ков и пе­рещел­кал. Уви­дел пас­тор, ка­кая си­лища у его сви­нопа­са, и очень ис­пу­гал­ся. “Что же это со мной-то ста­нет, — ду­ма­ет он, — ког­да в кон­це го­да на­до бу­дет с ду­раком рас­пла­чивать­ся?” В пер­вое же вос­кре­сенье спро­сил пас­тор в цер­кви у при­хожан, не зна­ет ли кто та­кого опас­но­го мес­та, ку­да бы мож­но бы­ло ду­рака пос­лать, чтоб он от­ту­да не вер­нулся. Ста­ли ду­мать да га­дать — ник­то ни­чего тол­ком вспом­нить не мо­жет. На­конец кто-то вос­клик­нул:

— Я знаю! В та­ком-то ле­су сто­ят коп­ны ов­са, и каж­дую ночь при­ходит ту­да ог­ромный мед­ведь этот овес есть. Вот ку­да ду­рака пос­лать на­до! Пон­ра­вилось это пас­то­ру. При­бежал он до­мой и го­ворит ду­раку:

— Вот что, три го­да то­му на­зад у ме­ня про­пала ко­рова, а да­веча ее ви­дали на опуш­ке ле­са воз­ле ко­пен ов­са. Иди-ка и при­веди ее до­мой!

— Что ж, на­до так на­до! — от­ве­тил ду­рак и от­пра­вил­ся в лес. Идет и ду­ма­ет: “Ко­рова, что три го­да по ле­сам бро­дила, уж не ко­рова, а ди­кий зверь. Го­лыми ру­ками ее не возь­мешь. Пой­ду-ка я вы­кую хо­рошую ду­бин­ку”. Вы­ковал он ду­бин­ку ве­сом в три­над­цать бер­ковцев, при­шел на опуш­ку ле­са и спря­тал­ся в коп­не ов­са, толь­ко го­лову чуть вы­сунул, чтоб по сто­ронам гля­деть.

Око­ло по­луно­чи ви­дит ду­рак: вы­шел из ле­су ог­ромный мед­ведь и за овес при­нял­ся. У ду­рака аж ру­ки за­чеса­лись. И толь­ко мед­ведь к его коп­не по­дошел, ду­рак хвать его од­ной ру­кой за уши, а дру­гой да­вай ко­лотить изо всех сил ду­биной. Ви­дит мед­ведь: шут­ки пло­хи, пос­мирнел. А ду­раку все од­но — хоть рвись, хоть плачь — знай се­бе та­щит ко­сола­пого, так и при­вел его в хлев к пас­то­ру. Уви­дел пас­тор, что ду­рак и с мед­ве­дем спра­вил­ся, пу­ще преж­не­го ис­пу­гал­ся. Что ж от не­го ос­та­нет­ся, ес­ли в кон­це го­да та­кой бо­гатырь его три ра­за по лбу щел­кнет? Ре­шил пас­тор ду­рака по­губить во что бы то ни ста­ло. Стал он ду­мать, ку­да бы еще ду­рака пос­лать? И так ду­мал, и эдак при­киды­вал, на­конец ре­шил:

— Слу­шай, ду­рак! Три го­да то­му на­зад заб­лу­дил­ся в ог­ромном бо­лоте мой слу­га.

Че­рез бо­лото реч­ка те­чет. По­шел он на реч­ку ку­пать­ся да так и не вер­нулся. Иди-ка оты­щи мо­его слу­гу!

— Что ж, на­до так на­до! — от­ве­тил ду­рак и от­пра­вил­ся на бо­лото. Ви­дит: реч­ка те­чет, а у бе­рега — лод­ка. Лег ду­рак в лод­ку и зас­нул. Око­ло по­луно­чи прос­нулся он и слы­шит: идет кто-то, да так то­па­ет, что зем­ля дро­жит. Под­нял ду­рак го­лову — пе­ред ним черт о трех го­ловах.

“Что ж де­лать?” — по­думал ду­рак, од­на­ко мед­лить не стал: схва­тил чер­та за бо­роду и да­вай его оха­живать же­лез­ной ду­бин­кой. Уж как черт ни рвал­ся, но ду­рак его не вы­пус­тил и при­тащил в пас­то­рово име­ние.

В до­ме пас­то­ра все еще спа­ли, ник­то ему дверь не от­во­ря­ет, а тут черт бры­ка­ет­ся, слов­но бе­шеный. Рас­сердил­ся ду­рак и стук­нул в дверь ука­затель­ным паль­цем, чтоб лю­дей раз­бу­дить. Но вот бе­да! Вид­но, слиш­ком силь­но стук­нул: дверь вы­лете­ла. Выс­ко­чил из до­му пас­тор, за­вопил:

— По­сади сво­его чер­та к мед­ве­дю, а ме­ня не тре­вожь! Что ж, по­садил ду­рак чер­та к мед­ве­дю, а сам спать по­шел. Ут­ром пас­тор сно­ва стал ду­мать, ку­да бы еще ду­рака пос­лать. И при­думал: пусть ду­рак зап­ря­жет мед­ве­дя в по­воз­ку, прих­ва­тит с со­бой чер­та и едет к ко­ролю. Лад­но. Зап­ряг ду­рак мед­ве­дя в по­воз­ку, по­садил чер­та на коз­лы за ку­чера и по­катил, слов­но ба­рин. При­ез­жа­ет к ко­ролю, а ко­роль ему и го­ворит:

— Ви­дишь: боль­шое озе­ро, а на бе­регу дво­рец сто­ит. Вот в том двор­це на­до те­бе про­вес­ти од­ну ночь. А во двор­це жи­ли чер­ти, и на бе­регу озе­ра бы­ло ви­димо-не­види­мо кам­ней. Но это бы­ли вов­се не кам­ни, а за­кол­до­ван­ные лю­ди. Мно­го лет на­зад на этом мес­те был ба­зар, и вот од­нажды явил­ся на ба­зар черт и прев­ра­тил всех лю­дей в кам­ни, а сам ос­тался жить во двор­це, как го­ворит­ся, под са­мым но­сом у ко­роля. Как ни ста­рал­ся ко­роль вы­жить бес­со­вес­тно­го чер­та, все нап­расно. Вот в том-то двор­це и дол­жен был ду­рак пе­рено­чевать.

Что же он сде­лал? Толь­ко при­ехал во дво­рец, ве­лел сво­ему чер­ту вып­рячь мед­ве­дя и на­ковать же­лез­ных оре­хов. Ве­чером на­сыпал он этих оре­хов в ле­вый кар­ман, а нас­то­ящих — в пра­вый. Ни­чего не стал он рас­ска­зывать сво­ему чер­ту, отос­лал его спать и ска­зал, что са­мому ему спать ло­жить­ся еще ра­но. Черт с мед­ве­дем спать улег­лись, а ду­рак си­дит, ждет, что даль­ше бу­дет. Ждет он, ждет. До по­луно­чи все ти­хо, ни зву­ка. Толь­ко пол­ночь нас­ту­пила — зас­ту­чало, заг­ре­мело во двор­це. Та­кой шум под­нялся, хоть уши за­тыкай! Схва­тил ду­рак пок­репче свою тя­желен­ную ду­бину и ждет, что бу­дет. Глядь: дверь от­во­ря­ет­ся, и вхо­дит сам черт о де­вяти го­ловах.

— Ты ко­го ждешь? — спра­шива­ет.

— Те­бя! — от­ве­ча­ет ду­рак. — На вот, я те­бе ореш­ков при­нес по­щел­кать.

— Что же, поп­ро­бу­ем, ка­ковы твои ореш­ки! Дал ду­рак чер­ту горсть же­лез­ных оре­хов, а сам дос­та­ет из пра­вого кар­ма­на нас­то­ящие и щел­ка­ет. Гры­зет черт же­лез­ные оре­хи, гры­зет, так что ис­кры сып­лются, а рас­ку­сить не мо­жет. Зас­ме­ял­ся ду­рак.

— Ах, ты еще сме­ять­ся бу­дешь? — рас­сви­репел черт и вце­пил­ся ду­раку в во­лосы. Но ду­рак сгреб чер­та за бо­роду, приг­нул к зем­ле и од­ним ма­хом от­ру­бил три го­ловы.

Тут черт лов­ко вы­вер­нулся и с ос­тавши­мися шестью го­лова­ми спря­тал­ся на дне озе­ра. Жаль ду­раку, что черт уд­рал, да что по­дела­ешь? Не лезть же за ним в во­ду. В ту ночь уж боль­ше ни­чего не слу­чилось. На сле­ду­ющий ве­чер ве­лел Ду­рак сво­ему чер­ту вы­ковать же­лез­но­го че­лове­ка ве­сом в три­девять бер­ковцев и по­ложить его в угол. Нас­ту­пила пол­ночь, во двор­це сно­ва шум под­нялся. Явил­ся черт о две­над­ца­ти го­ловах и спра­шива­ет:

— Ты ко­го ждешь? И за­чем мо­ему бра­ту прош­лой ночью три го­ловы снес? Те­перь со мной бить­ся бу­дешь! А ду­рак сме­ет­ся:

— Ста­ну я с то­бой во­зить­ся! Ты тут орешь во всю глот­ку, а вон там в уг­лу спит мой дед, так он да­же и не прос­нулся. Где уж те­бе со мной тя­гать­ся!

— Да­вай сю­да сво­его де­да! — зак­ри­чал черт и в сер­дцах на­кинул­ся на же­лез­но­го че­лове­ка, хо­чет его в клочья ра­зор­вать. Толь­ко раз­ве же­лезо ра­зор­вешь? Черт ког­ти за­тупил, зу­бы об­ло­мал, а дед все не про­сыпа­ет­ся. На­конец схва­тил черт де­да, что­бы выш­вырнуть его сквозь кры­шу, а ду­рак возь­ми и тол­кни чер­та. Черт вмес­те с де­дом грох­нулся на пол. Черт вни­зу, дед — на нем. Схва­тил ду­рак свою же­лез­ную ду­бин­ку, да­вай чер­та ко­лотить и снес ему по­лови­ну го­лов. Ви­дит черт: пло­хо де­ло, и стал про­сить ду­рака, чтоб от­пустил его жи­вым.

— Так и быть, — от­ве­ча­ет ду­рак, от­пу­щу, но ты из двор­ца нав­сегда убе­решь­ся и те кам­ни на бе­регу сно­ва в лю­дей прев­ра­тишь!

— Все сде­лаю, толь­ко не бей! При­нес черт ду­раку гор­шок с клю­чами — это-де клю­чи от двор­ца. Но ду­рак го­ворит:

— Здесь не все клю­чи! При­нес черт еще один гор­шок с клю­чами, а ду­рак опять свое:

— И это не все! При­нес тог­да черт тре­тий гор­шок — мол, те­перь-то уж все клю­чи здесь! Взял ду­рак клю­чи и ве­лел чер­ту кам­ни сно­ва в лю­дей прев­ра­тить. Вы­пол­нил черт при­каз и уб­рался из тех мест на­веки. А ду­рак взял клю­чи от зам­ка, соб­рал всех лю­дей, что он ос­во­бодил от чар, при­шел к ко­ролю и го­ворит:

— Вот те­бе клю­чи от тво­его двор­ца и вот твои лю­ди! А чер­тей я от­сю­да нав­сегда прог­нал.

Об­ра­довал­ся ко­роль, вы­дал за ду­рака за­муж свою дочь и от­дал ему свое ко­ролевс­тво.