Овинщик и барыня

Ни­как овин­щи­ку не уда­валось хлеб в ови­не вы­сушить. Вот соб­ра­лись од­нажды мо­лотиль­щи­ки, а хлеб мок­рый, нель­зя мо­лотить, приш­лось по до­мам ра­зой­тись. Приш­ли че­рез не­делю — то же са­мое. А зап­равля­ла всем в име­нии ба­рыня: ба­рин-то по­мер. Поз­ва­ла она овин­щи­ка и спра­шива­ет:

— По­чему не мо­жешь хлеб вы­сушить? А овин­щик ей в от­вет:

— Да тут, ба­рыня, ни­чего не по­дела­ешь, огонь у нас ста­рый, не су­шит боль­ше.

— Ах, вот оно что! А где же нам дру­гой огонь взять? — спро­сила ба­рыня.

— Да у на­шего кор­чма­ря но­вень­кий есть, толь­ко он без трех пур пше­ницы не от­да­ет.

— Ну, раз на­до так на­до, — от­ве­тила ба­рыня и ве­лела от­ме­рить три пу­ры пше­ницы. С то­го дня хлеб в ови­не вмиг вы­сыхал. Да и от­че­го бы ему не сох­нуть: за три-то пу­ры пше­ницы не грех и про­топить по­луч­ше!