Рысь

Жи­ли на све­те бра­тец и сес­три­ца. Бы­ли они си­рота­ми и жи­ли у злой ма­чехи, ко­торая их из­во­дила и му­чила. Ре­шили они убе­жать от злой ма­чехи. Тем­ной ночью уш­ли они из до­му. Идут, идут по ле­сам, по по­лям. Вот бра­тец и го­ворит:

— Ох, сес­три­ца, как мне пить хо­чет­ся! Напь­юсь-ка я во­дицы из ко­ровь­его сле­да.

— Не пей, бра­тец, — про­сит его сес­тра, — не то те­леноч­ком ста­нешь. Ведь ма­чеха эти сле­ды за­кол­до­вала! Пос­лу­шал­ся бра­тец, не стал пить, и пош­ли они даль­ше. Очень им есть хо­телось, а пить — и то­го боль­ше. На краю до­роги уви­дали они ло­шади­ные сле­ды, в них во­да соб­ра­лась. Сно­ва за­хотел бра­тец на­пить­ся, а сес­три­ца его от­го­вари­ва­ет:

— Не пей, бра­тец, же­ребе­ноч­ком ста­нешь! Уж так брат­цу пить хо­телось, но и на этот раз пос­лу­шал­ся он сес­три­цы. Идут они даль­ше, а жаж­да и го­лод все силь­нее их му­ча­ют. На краю до­роги уви­дал бра­тец ове­чий след, во­дой на­пол­ненный, не стер­пел, наг­нулся к сле­ду и на­пил­ся. И тут же прев­ра­тил­ся бра­тец в ба­раш­ка с зо­лоты­ми рож­ка­ми. На­кину­ла сес­три­ца ба­раш­ку лен­точку на шею и пош­ла даль­ше.

Шла она, шла и дош­ла до боль­шо­го са­да, что вок­руг двор­ца рос. От­дохну­ла в са­ду и от­пра­вилась во дво­рец. Очень пон­ра­вилась ба­рину сес­три­ца, и ре­шил он ее на вос­пи­тание взять. Обу­чали ее в са­мых луч­ших шко­лах, а ког­да сес­три­ца вы­рос­ла, ба­рин на ней же­нил­ся. Жи­ли они счас­тли­во, толь­ко не нра­вилось это ста­рой ма­чехе. Ре­шила она их счастью по­мешать. По­ехал как-то ба­рин в чу­жие стра­ны. А в это вре­мя у мо­лодой же­ны сын ро­дил­ся. И ле­жала она сов­сем боль­ная. Яви­лась од­нажды ма­чеха и по­обе­щала ее вы­лечить. Ис­то­пила она ба­ню и по­вела мо­лодую же­ну па­рить­ся. А как из ба­ни вы­ходи­ли, на­кину­ла ста­руха на нее рысью шку­ру и про­мол­ви­ла:

— Быть те­бе рысью и весь свой век в ле­су бро­дить! Тут же обер­ну­лась же­на рысью и убе­жала. А ста­руха при­вела свою дочь и уло­жила в пос­тель вмес­то мо­лодой же­ны. Вер­нулся ба­рин до­мой и хо­чет же­ну про­ведать, а ста­руха его не пус­ка­ет:

— Нель­зя, ба­рин, ее тре­вожить! Очень она боль­на. Не стал ба­рин ее бес­по­ко­ить, а сам все огор­ча­ет­ся: от­че­го это мла­денец кри­ком из­во­дит­ся? И вот од­нажды го­ворит ба­рашек слу­ге:

— При­вяжи-ка мла­ден­ца к мо­им рож­кам, я его по­ношу.

При­вязал слу­га мла­ден­ца, а ба­рашек по­бежал на опуш­ку ле­са, раз­вел кос­тер и зо­вет:

— Рысь, рысь, твое ди­тя горь­ко пла­чет, твой му­женек тяж­ко взды­ха­ет! При­бежа­ла рысь, вся в ро­се, ски­нула рысью шку­ру, и уз­нал ба­рашек свою сес­тру. На­кор­ми­ла она ди­тя и го­ворит:

— Зав­тра ты, бра­тец, зо­ви пог­ромче, я даль­ше в лес уй­ду. При­вяза­ла она мла­ден­ца к рож­кам ба­раш­ка, на­кину­ла на се­бя рысью шку­ру и в лес убе­жала. А ба­рашек от­нес ди­тя до­мой. Весь день ре­бенок спал, а ве­чером опять кри­чит, над­ры­ва­ет­ся. Поп­ро­сил ба­рашек сно­ва, чтоб при­вяза­ли ему ди­тя к рож­кам. При­вязал слу­га ре­бен­ка и за ба­раш­ком на опуш­ку ле­са от­пра­вил­ся. Раз­вел ба­рашек кос­тер и опять сес­тру зо­вет:

— Рысь, рысь, твое ди­тя горь­ко пла­чет, твой му­женек тяж­ко взды­ха­ет! При­бежа­ла рысь, вся в ро­се, ски­нула шку­ру и го­ворит:

— Зав­тра, бра­тец, мой пос­ледний ве­чер, боль­ше уж я не при­ду! На­кор­ми­ла она ди­тя и сно­ва убе­жала. А ба­рашек от­нес мла­ден­ца до­мой.

Весь день ре­бенок спал, а к ве­черу сно­ва кри­чит. Поп­ро­сил ба­рашек слу­гу, чтоб он ему ди­тя к рож­кам при­вязал, он-де его по­носить хо­чет. Мла­денец ус­по­ко­ил­ся, и ба­рашек убе­жал с ним в лес. А слу­га поз­вал ба­рина и по­вел его в лес — на же­ну пос­мотреть. При­ходят они на опуш­ку ле­са, и слы­шит ба­рин, как ба­рашек рысь кли­чет. При­бежа­ла она, ус­та­лая, вся в ро­се, ски­нула шку­ру, и уз­нал ба­рин свою же­ну. Схва­тил он ее за пле­чи и дер­жит. Уж в ка­ких толь­ко страш­ных зве­рей она ни прев­ра­щалась, но ба­рин ее не от­пускал. На­конец обер­ну­лась она су­хим су­ком. Сло­мал ба­рин сук и пе­реки­нул че­рез пле­чо. По­вер­нулся — ви­дит свою же­ну. Счас­тли­вые от­пра­вились они до­мой. Тут же при­казал ба­рин ведь­му и ее дочь убить. И толь­ко уби­ли ста­рую ведь­му, ис­чезли злые ча­ры, и ба­рашек прев­ра­тил­ся в че­лове­ка. Ус­тро­или они на ра­дос­тях боль­шой пир, а по­том жи­ли все вмес­те счас­тли­во.