Самая лучшая вещь

Жил на све­те ко­роль, и очень ему хо­телось, чтоб его дочь за­муж выш­ла, а она все не мог­ла ни­как же­ниха се­бе по ду­ше сыс­кать. На­конец отец го­ворит:

— Зав­тра, доч­ка, вый­дешь на до­рогу и, ко­го пер­вым встре­тишь, за то­го и за­муж пой­дешь! Вот и весь сказ. Дочь так и сде­лала, но, на бе­ду, пер­вы­ми по­пались ей три бра­та, что вмес­те шли. Ко­торо­го же выб­рать? Од­на­ко прин­цесса не рас­те­рялась и го­ворит:

— Все вы трое уда­лые мо­лод­цы! Од­но­му из вас я дол­жна стать же­ною, но за ко­торо­го ид­ти — не знаю. Пусть бу­дет так: от­прав­ляй­тесь-ка в путь. Кто из вас че­рез год са­мую луч­шую вещь мне при­несет, за то­го я за­муж вый­ду. От­пра­вились братья в путь. На пе­рек­рес­тке они поп­ро­щались и ре­шили, что ров­но че­рез год встре­тят­ся на этом же мес­те. Че­рез не­кото­рое вре­мя при­шел стар­ший брат в нез­на­комый го­род и дол­го-дол­го ис­кал са­мую луч­шую вещь. На­конец за­шел он в ла­воч­ку старь­ев­щи­ка и там сре­ди вся­кого хла­ма уви­дел чу­дес­ное яб­ло­ко.

— Что же это у те­бя та­кое кра­сивое яб­ло­ко сре­ди вся­кого старья ва­ля­ет­ся? — спро­сил стар­ший брат.

— Да уж так! — от­ве­тил старь­ев­щик. — До­рогие-то ве­щи нель­зя на ок­не дер­жать: ук­ра­дут еще ча­сом.

— А мно­го за это яб­ло­ко хо­чешь? — спра­шива­ет стар­ший брат.

— Не­мало — сто ду­катов!

— От­че­го же так до­рого?: — А от­то­го, что ес­ли это яб­ло­ко к гу­бам при­ложить, мож­но уми­ра­юще­му здо­ровье вер­нуть. — Про­дай мне эту до­рогую ди­ковин­ку!

— Что ж, — от­ве­тил старь­ев­щик, — пла­ти сто ду­катов и за­бирай яб­ло­ко! Зап­ла­тил стар­ший брат сто ду­катов, взял яб­ло­ко и ушел. И вто­рой брат при­шел в нез­на­комый го­род и то­же дол­го-дол­го ис­кал са­мую луч­шую вещь. На­конец за­шел он в лав­ку старь­ев­щи­ка и ви­дит: зер­ка­ло блес­тит.

— Что же та­кое хо­рошее зер­ка­ло сре­ди вся­кого старья ва­ля­ет­ся? — спро­сил вто­рой брат.

— Что ж де­лать, — от­ве­тил старь­ев­щик, — до­рогие-то ве­щи на ок­не дер­жать нель­зя: ук­ра­дут еще.

— А мно­го ли это зер­ка­ло сто­ит?

— Не­мало — сто ду­катов!

— От­че­го же так до­рого?

— А от­то­го, что ес­ли в это зер­ка­ло пос­мотреть, то мож­но уви­деть все, что на бе­лом све­те тво­рит­ся.

— Про­дай мне эту до­рогую ди­ковин­ку!

— Что ж, — от­ве­тил старь­ев­щик, — пла­ти сто ду­катов и за­бирай зер­ка­ло! Зап­ла­тил вто­рой брат сто ду­катов, взял зер­ка­ло и ушел. Тре­тий брат то­же при­шел в нез­на­комый го­род. И он дол­го-дол­го ис­кал са­мую луч­шую вещь. На­конец за­шел в од­ну вет­хую лав­чонку к старь­ев­щи­ку и ви­дит там но­вое сед­ло.

— Что же это но­вое сед­ло сре­ди вся­кого старья ва­ля­ет­ся? — спра­шива­ет тре­тий брат.

— Да уж так, — от­ве­ча­ет старь­ев­щик, — до­рогие-то ве­щи нель­зя на ок­не дер­жать: вдруг ук­ра­дут.

— А мно­го это сед­ло сто­ит?

— Не­мало — сто ду­катов!

— От­че­го же так до­рого?

— А от­то­го, что на этом сед­ле в один миг мож­но ум­чать­ся, ку­да толь­ко за­хочешь.

— Про­дай мне эту до­рогую ди­ковин­ку!

— Что ж, — от­ве­тил старь­ев­щик, — пла­ти сто ду­катов и за­бирай сед­ло. Зап­ла­тил тре­тий брат сто ду­катов, взял сед­ло и ушел. Вот в наз­на­чен­ный срок встре­тились братья на пе­рек­рес­тке и спра­шива­ют друг дру­га:

— Ну, ка­кую же ты вещь на­шел? Один го­ворит:

— На­шел я та­кое яб­ло­ко, ко­торое мо­жет уми­ра­юще­му здо­ровье вер­нуть.

— Ну а ты что на­шел?

— А я на­шел зер­ка­ло, в ко­тором мож­но ви­деть все, что на бе­лом све­те тво­рит­ся.

— По­кажи! По­кажи! — зак­ри­чали братья. — Пос­мотрим, что сей­час на­ша прин­цесса де­ла­ет. Гля­нули они — го­ре-то ка­кое! — прин­цесса тяж­ко боль­на, вот-вот ум­рет.

— Ох! — зас­то­нал пер­вый брат, — ес­ли б я мог очу­тить­ся сей­час со сво­им яб­ло­ком воз­ле прин­цессы, я бы ее спас!

— Не бе­да! — вос­клик­нул тре­тий брат. — Я на­шел та­кое сед­ло, на ко­тором в один миг мо­гу по­пасть ту­да, ку­да за­хочу. Ся­дем-ка все трое на сед­ло и — в путь! Лад­но. Так они и сде­лали. Прин­цесса ед­ва ды­шала. При­ложил пер­вый брат яб­ло­ко к ее гу­бам, и боль­ная тот­час выз­до­рове­ла и под­ня­лась с пос­те­ли.

— Ты при­нес мне са­мую луч­шую вещь! — ска­зала прин­цесса то­му бра­ту, что яб­ло­ко на­шел.

— Ни­чего по­доб­но­го! — вос­клик­нул тот брат, что на­шел зер­ка­ло. — Са­мую луч­шую вещь на­шел я. Это мое зер­ка­ло те­бя спас­ло: ведь ес­ли б мы не уви­дели, что ты боль­на, то и вы­лечить бы те­бя не смог­ли.

— Ни­чего по­доб­но­го! — зак­ри­чал тот брат, что на­шел сед­ло. — Са­мую луч­шую вещь на­шел я. Ведь это мое сед­ло прин­цессу спас­ло. Что тол­ку, ес­ли б мы уви­дали боль­ную, а явить­ся к ней не смог­ли бы?

— Оба вы неп­ра­вы! — вос­клик­нул тот брат, что на­шел яб­ло­ко. — Са­мое луч­шее на­шел я. Что тол­ку бы­ло бы уви­деть боль­ную, что тол­ку в тот же миг явить­ся к ней, ес­ли б не бы­ло яб­ло­ка, ко­торое ее спас­ло? На­чали тут братья спо­рить. Каж­дый из них хо­чет до­казать, что он прав, и на прин­цессе же­нить­ся. Кто ж из них все-та­ки же­нил­ся на прин­цессе? А ник­то — они до сих пор все спо­рят.