Счастье бедняка

Жи­ли-бы­ли два кресть­яни­на. Один был очень бед­ный, а вто­рой — бо­гатый. Бо­гач бед­ня­ка тер­петь не мог, веч­но его по­носил и вся­чес­ки из­во­дил. У бо­гача все­го бы­ло вдо­воль: и пчел, и хле­ба, и ло­шадей, а бед­ня­ку не­ред­ко го­лодать при­ходи­лось.

Не бы­ло у не­го ни пчел, ни ло­шади, ког­да-то бы­ла од­на ко­ровен­ка, да и та сдох­ла.

Ни­как не мог бед­няк из ни­щеты вы­бить­ся. Так нуж­да одо­лела, хоть ло­жись и по­мирай с го­лоду. Стал бед­няк ду­мать, как быть. На­конец на­думал пой­ти к бо­гато­му со­седу хле­ба поп­ро­сить. При­шел он к бо­гато­му за хле­бом, но тот спус­тил на не­го со­бак и прог­нал, да еще вслед крик­нул:

— Ста­ну я вся­ких бро­дяг к се­бе пус­кать! Иди ра­ботай, тог­да и хле­ба до­будешь! Сов­сем бед­няк зак­ру­чинил­ся: по­мощи ему ждать не­от­ку­да и до­мой без хле­ба воз­вра­щать­ся нель­зя. Ре­шил бед­няк пой­ти в лес по­весить­ся. При­шел он в лес и на опуш­ке встре­тил се­дого ста­рич­ка.

— Ку­да ты та­кой пе­чаль­ный идешь? — спра­шива­ет его ста­ричок.

— Нет у ме­ня хле­ба для же­ны и де­тишек, — от­ве­ча­ет бед­няк, — и в долг ник­то не да­ет, вот и ре­шил я в ле­су по­весить­ся.

— Идем со мной, — го­ворит ста­ричок, — сде­ла­ешь мне од­ну ра­боту, я те­бе за это хле­ба дам. Ра­бот­ник мне ну­жен. Бед­няк сог­ла­сил­ся. По­вел его ста­ричок да­леко, в са­мую ча­щу ле­са. Там в ма­лень­кой из­бушке ста­ричок жил. Дал он бед­ня­ку ра­боту и обе­щал за нее хо­рошо зап­ла­тить. Сде­лал бед­няк все, что ему ве­дено бы­ло, и ста­ричок при­вел его в ам­бар. А в ам­ба­ре гру­дой зо­лотые день­ги ле­жали.

— На­сыпь се­бе в ме­шок, — го­ворит ста­ричок бед­ня­ку, — сколь­ко смо­жешь нес­ти, но ес­ли возь­мешь слиш­ком мно­го, то ни­чего не по­лучишь. Взял бед­няк од­ну ло­пату зо­лота, вы­сыпал в ме­шок и го­ворит:

— До­воль­но. Те­перь мне хле­ба на це­лый год хва­тит. Ну, ко­ли ему до­воль­но де­нег, зна­чит, до­воль­но. От­пустил его ста­ричок до­мой. При­нес бед­няк ме­шок до­мой, глядь: а ме­шок по­лон де­нег — счи­тай, не сос­чи­та­ешь! Пос­лал он же­ну к бо­гачу за ме­рой, чтоб день­ги пе­реме­рить. Приш­ла же­на к со­седу, про­сит ме­ру. “Как бы уз­нать, — ду­ма­ет бо­гач, — что этот ни­щий с ме­рой де­лать ста­нет?” Дал он ме­ру, а сам тай­ком бро­сил в нее ку­сок смо­лы, чтоб уз­нать, что бед­няк ме­рить бу­дет. При­нес­ла же­на ме­ру. Пе­реме­рил бед­няк свои день­ги и не за­метил, что на дне ме­ры ку­сочек смо­лы ле­жит. Отос­лал он ме­ру бо­гачу. Тот заг­ля­нул в ме­ру и ви­дит, что к смо­ле зо­лотая мо­нета при­лип­ла. Бо­гача слов­но ог­нем обож­гло. Где ж это мож­но столь­ко де­нег до­быть? Тут же по­бежал он к бед­ня­ку и спра­шива­ет:

— Это где ты столь­ко де­нег взял?

— Был я в ле­су, — от­ве­ча­ет бед­няк, — и там мне их ста­ричок дал, что в ма­лень­кой из­бушке жи­вет. Бо­гач тут же схва­тил ме­шок и по­бежал в лес. На опуш­ке ле­са встре­тил он се­дого ста­рич­ка.

— Ку­да это ты соб­рался? — спра­шива­ет его ста­ричок.

— В лес — ве­шать­ся! Не­чем мне семью кор­мить! — от­ве­ча­ет бо­гач, ко­торо­му бед­няк все рас­ска­зал.

— Дам я те­бе хле­ба, — го­ворит ста­ричок, — толь­ко за это ты дол­жен по­рабо­тать. Бо­гач на все сог­ла­сен. “Толь­ко бы до де­нежек доб­рать­ся!” — ду­ма­ет он. Нас­пех сде­лал все, что ему ста­ричок ве­лел. По­том по­вел его ста­ричок в ам­бар, где гру­дой зо­лотые день­ги ле­жали. Ра­ду­ет­ся бо­гач: ну, те­перь-то он се­бя не оби­дит!

— На­сыпь се­бе в ме­шок столь­ко, — го­ворит ста­ричок бо­гачу, — сколь­ко нес­ти смо­жешь. Ес­ли возь­мешь слиш­ком мно­го, то ни­чего не по­лучишь. Вы­сыпал бо­гач в ме­шок од­ну ло­пату де­нег, вы­сыпал дру­гую. А ста­ричок уже пре­дуп­режда­ет:

— Гля­ди, не сне­сешь!

— Да че­го ж тут не снес­ти! — от­ве­ча­ет бо­гач. На­сыпал он пол­мешка, а ос­та­новить­ся все не мо­жет. Сы­пал он, сы­пал, по­ка ме­шок не на­пол­нился, а как стал под­ни­мать, ме­шок лоп­нул, и все день­ги вы­сыпа­лись. Так бо­гач, за­хотев­ший еще боль­ше раз­бо­гатеть, не по­лучил ни гро­ша и вер­нулся с пус­ты­ми ру­ками. Бед­няк стал за­житоч­нее его, а бо­гач в кон­це кон­цов сов­сем ра­зорил­ся.