Семь воронов

Жил на све­те ко­роль, и бы­ло у не­го семь сы­новей, а доч­ки не бы­ло. Ко­роль же очень доч­ку хо­тел и все пов­то­рял:

— Вот ро­дит­ся у ме­ня дочь, от­дам ей все ко­ролевс­тво, а сы­новья пусть по бе­лу све­ту поб­ро­дят да до­лю свою по­ищут. Сы­новья все это слы­шали. Вско­ре ро­дила ко­роле­ва дочь. Ко­роль от ра­дос­ти чуть не пля­шет, а сы­новья опе­чали­лись. Соб­ра­лись они как-то все вмес­те и ду­ма­ют, как же им даль­ше-то быть. Тол­ко­вали они, тол­ко­вали и ре­шили, что ждать им боль­ше не­чего, на­до, не тра­тя вре­мени зря, в путь от­прав­лять­ся: ра­но ли, поз­дно ли все рав­но ухо­дить из до­му при­дет­ся. По­реши­ли они так и уш­ли. Но ку­да ко­ролев­ским сын­кам де­вать­ся? Приш­ли они в дре­мучий лес и заб­лу­дились. Шли три дня и три но­чи — из ле­су выб­рать­ся хо­тели. А ле­су кон­ца-края не ви­дать. На тре­тий день по­дош­ли они к ма­лень­кой из­бушке. В ней ста­руш­ка жи­ла, она и при­юти­ла у се­бя се­мерых прин­цев. За­жили они все вмес­те. Днем прин­цы ухо­дили в лес, охо­тились, а ста­руш­ка до­ма хо­зяй­ни­чала. Хо­рошо им жи­лось, по­тому что прин­цы ста­ли от­личны­ми охот­ни­ками. А тем вре­менем прин­цесса рос­ла и ума на­бира­лась. Де­сять год­ков ей срав­ня­лось. И вот как-то наш­ла она в шка­фу семь ру­башек, ко­торых рань­ше ни­ког­да не ви­дала. Спра­шива­ет она мать:

— Чьи это ру­баш­ки? Тут мать ей и рас­ска­зала:

— Бы­ло у те­бя семь брать­ев, но, ког­да ты ро­дилась, отец обе­щал все ко­ролевс­тво те­бе од­ной от­дать, и уш­ли братья ис­кать счастья. Жаль ста­ло сес­три­це брать­ев, и ре­шила она их ра­зыс­кать. Од­нажды, не ска­зав ни­кому ни сло­ва, взя­ла семь брат­ни­ных ру­башек и уш­ла из до­му брать­ев ис­кать.

Дол­го она шла, приш­ла, на­конец, в дре­мучий лес и заб­лу­дилась. Три дня и три но­чи плу­тала прин­цесса по ле­су, а ему все кон­ца-края не ви­дать. Ус­та­ла она, про­голо­далась. Да кто ж ее в ле­су на­кор­мит? Се­ла на пе­нек и зап­ла­кала. Вдруг под­хо­дит к ней ста­ричок с се­дой бо­родой и спра­шива­ет:

— Что ты, де­воч­ка, пла­чешь?

— Уш­ла я из до­му брать­ев ис­кать, — от­ве­ча­ет прин­цесса, — и заб­лу­дилась.

— Этот лес так ве­лик, — го­ворит ей ста­ричок, — что ты и за три не­дели из не­го не вый­дешь. Возь­ми-ка этот свис­ток. Как в не­го триж­ды свис­тнешь, вмиг ока­жешь­ся там, где за­хочешь быть. Дал ста­ричок прин­цессе свис­ток и ис­чез, слов­но в во­ду ка­нул.

Свис­тну­ла прин­цесса триж­ды и по­жела­ла ока­зать­ся воз­ле сво­их брать­ев. Тут, от­ку­да ни возь­мись, — ог­ромный орел, под­хва­тил он прин­цессу и от­нес к ма­лень­кой из­бушке. А до­ма бы­ла од­на ста­руш­ка.

— Не зна­ешь ли ты, где мои братья? — спра­шива­ет ее прин­цесса.

— Как же не знать, — от­ве­ча­ет ста­руш­ка, — они здесь жи­вут, толь­ко до­ма их сей­час нет: в лес на охо­ту уш­ли. Лас­ко­во при­няла де­воч­ку ста­руш­ка, и прин­цесса ос­та­лась в из­бушке, что­бы с брать­ями ве­чером встре­тить­ся. Жда­ла она, жда­ла и, на­конец, дож­да­лась. Вер­ну­лись братья до­мой, уви­дали свои ру­баш­ки и сра­зу по­няли, что пе­ред ни­ми сес­тра. Об­ра­дова­лись они ей, не зна­ют, как ее по­луч­ше при­нять. Ви­дят: в са­ду, воз­ле из­бушки, семь чу­дес­ных роз.

Вы­бежа­ли братья в сад и сре­зали каж­дый по ро­зе, что­бы сес­тре по­дарить. Но толь­ко они сре­зали ро­зы, как тут же прев­ра­тились в семь во­ронов. Опе­чали­лась сес­три­ца и про­сит ста­руш­ку:

— Ска­жи, как мне брать­ев спас­ти?

— Ох, до­чень­ка, — от­ве­ча­ет ста­руш­ка, — не­лег­кое это де­ло. Что­бы их спас­ти, те­бе семь лет мол­чать на­до!

Прин­цесса так лю­била сво­их брать­ев, что сог­ла­силась бы весь век не­мой ос­та­вать­ся, лишь бы их от бе­ды из­ба­вить. Пош­ла она в лес, за­лез­ла на боль­шой дуб и ни сло­ва не го­ворит. Семь во­ронов каж­дый день ей еду при­носят. Так и жи­вет она, слов­но не­мая.

Ми­нова­ло уже шесть лет, седь­мой год по­шел. И вот как-то раз от­пра­вил­ся ко­роль со сво­ими слу­гами в лес на охо­ту. По­ка охо­тились, заб­лу­дились. Под­хо­дят к боль­шо­му ду­бу, ви­дят: на его вер­хушке кра­сави­ца прин­цесса си­дит. При­казал ко­роль, чтоб сня­ли прин­цессу с де­рева. А ког­да ока­залась она на зем­ле, уз­нал он свою дочь.

— Ты за­чем в лес убе­жала, — спра­шива­ет, — и на ду­бу си­дишь? А прин­цесса мол­чит. Ко­роль толь­ко ди­вит­ся: ведь его доч­ка та­кой го­ворунь­ей бы­ла — ми­нут­ки мол­ча не по­сидит, ще­бечет, слов­но пташ­ка, а тут сло­веч­ка не вы­мол­вит, буд­то оне­мела! Но не ос­тавлять же дочь в ле­су! По­вез­ли ее до­мой. При­вез­ли, ко­роле­ва то­же ума ее при­ложит — что это та­кое с доч­кой стряс­лось? Но как бы то ни бы­ло, по­мочь ей ни­чем не мо­гут.

Толь­ко с то­го са­мого дня, как прин­цессу до­мой при­вез­ли, ста­ли при­летать к ко­ролю в сад семь во­ронов. Ся­дут они на яб­ло­ню прин­цессы и все о чем-то тол­ку­ют. Соз­вал ко­роль всех муд­ре­цов и при­казал им уз­нать, о чем это во­роны все вре­мя го­ворят. Хо­дят муд­ре­цы в сад день, дру­гой, тре­тий, а по­нять во­роно­вы ре­чи не мо­гут. Ко­роль мес­та се­бе не на­ходит: как это он не зна­ет, о чем во­роны тол­ку­ют. При­казал он объ­явить пов­сю­ду, что щед­ро наг­ра­дит то­го, кто ска­жет, о чем в его са­ду во­роны раз­го­вари­ва­ют. Ждет ко­роль, ждет, а охот­ни­ков все нет. И вот од­нажды при­ходит к ко­ролю ка­кой-то че­ловек и го­ворит:

— Я знаю, о чем во­роны го­ворят. Обе­щал ко­роль че­лове­ку мно­го де­нег, что­бы тот ему тай­ну от­крыл.

— Не от­крою я те­бе этой тай­ны, — от­ве­ча­ет че­ловек, — по­ка не по­обе­ща­ешь мне сво­ей до­чери в же­ны и пол­ко­ролевс­тва в при­дачу.

Сна­чала ко­роль и слы­шать об этом не хо­тел, но ник­то боль­ше не мог ему объ­яс­нить, о чем во­роны го­ворят, да еще ко­роль по­думал: кто его не­мую дочь в же­ны се­бе возь­мет? И обе­щал че­лове­ку от­дать в же­ны прин­цессу и пол­ко­ролевс­тва в при­дачу. При­вел че­ловек ко­роля в сад и го­ворит:

— Семь во­ронов — это сы­новья од­но­го ко­роля. Ког­да-то прог­нал их отец, и уш­ли они из до­му. А еще бы­ла у то­го ко­роля дочь. По­жале­ла она сво­их брать­ев и пош­ла их ис­кать. Ис­ка­ла она, ис­ка­ла и, на­конец, наш­ла. А ког­да наш­ла, то прев­ра­тились ее братья в во­ронов, и, что­бы их спас­ти, сес­тра ста­ла не­мой. Ско­ро ми­нет семь лет, как она мол­чит, и тог­да сес­тра опять бу­дет ще­бетать, как пташ­ка, а семь во­ронов сно­ва ста­нут прин­ца­ми. А сей­час во­роны все тол­ку­ют о том, вер­нуть­ся ли им в от­чий дом, где их сес­три­ца ждет, или сно­ва уй­ти, и тог­да сес­тре их во­век не отыс­кать. По­нял тут ко­роль, что это его сы­новья, и вос­клик­нул:

— Ес­ли б они зна­ли, как я их жду, как хо­чу, что­бы они вер­ну­лись! В этот миг ров­но семь лет ми­нуло. Толь­ко ко­роль за­мол­чал — все семь во­ронов обер­ну­лись его сы­новь­ями, а прин­цесса вы­бежа­ла из сво­ей ком­на­ты и сно­ва за­гово­рила. На­радо­вать­ся не мо­жет, что брат­цев сво­их сно­ва ви­дит. Смот­рит на них ко­роль, пла­чет от ра­дос­ти и про­щения у сы­новей про­сит. А прин­цы не зна­ют, как им стран­ни­ка и свою сес­три­цу от­бла­года­рить. Выш­ла прин­цесса за стран­ни­ка за­муж, и жи­ли они в счастье и до­воль­стве. Зять ко­роля от­ка­зал­ся от по­лови­ны ко­ролевс­тва, что преж­де пот­ре­бовал. Раз­де­лили они все ко­ролевс­тво на во­семь час­тей, так что всем по­ров­ну дос­та­лось. Вско­ре и все прин­цы по­жени­лись. На свадь­бу при­вез­ли они ста­руш­ку, что в лес­ной из­бушке жи­ла. Ос­та­лась она с ни­ми жить. И ес­ли они еще не умер­ли, то и сей­час жи­вут в счастье и ве­селье.