Умный сын

Жил-был кресть­янин, и был у не­го один-единс­твен­ный сын. По­сылал кресть­янин сы­на в раз­ные шко­лы уму-ра­зуму учить­ся. Од­нажды на кры­ше от­цов­ско­го до­ма во­рон за­кар­кал. Спра­шива­ет отец сы­на:

— О чем во­рон кар­ка­ет? Ты ведь вся­ким пре­муд­ростям обу­чен, дол­жен знать.

— От­ку­да мне знать? — от­ве­ча­ет сын. Я же в во­роно­вой шко­ле не учил­ся. Тог­да пос­лал отец сы­на на один год в во­роно­ву шко­лу. К кон­цу го­да при­летел к от­цу во­рон и го­ворит:

— Я — твой сын из во­роно­вой шко­лы, зав­тра ты дол­жен за мной при­ехать. Там уче­ников мно­го, все в во­ронов прев­ра­щены. Уз­на­ешь ли ты ме­ня в та­кой стае во­ронов? Ес­ли не уз­на­ешь, при­дет­ся мне там ос­тать­ся. За­пом­ни, как ме­ня уз­нать. Мы все дол­жны бу­дем усесть­ся на длин­ной жер­ди. В пер­вый раз я бу­ду треть­им с это­го кон­ца, во вто­рой раз — пя­тым, а в тре­тий раз око­ло мо­его гла­за муш­ка про­летит. Ска­зал это во­рон и уле­тел. На дру­гой день по­ехал отец в во­роно­ву шко­лу. Во­роны уже на жер­ди рас­се­лись. На­до от­цу уга­дать, ко­торый в ря­ду — его сын.

— Тре­тий! — по­казал отец.

— Вер­но, уга­дал! Пос­ле это­го во­роны раз­ле­телись, пе­реме­шались и сно­ва усе­лись на жердь. Сно­ва от­цу уга­дывать на­до.

— Пя­тый! — по­казал отец.

— Вер­но, уга­дал!

Опять во­роны пе­реме­шались, и опять от­цу уга­дывать приш­лось. Ви­дит отец: у од­но­го во­рона муш­ка ми­мо гла­за про­лете­ла.

— Этот! — го­ворит он. Обер­нулся во­рон его сы­ном, и от­пра­вились они по мо­рю до­мой. Ког­да плы­ли по мо­рю, на вер­хушке мач­ты во­рон за­кар­кал.

— Ты в во­роно­вой шко­ле учил­ся. Ска­жи мне, о чем этот во­рон кар­ка­ет? — спра­шива­ет отец.

— Ох, отец, ес­ли б я те­бе рас­ска­зал, о чем этот во­рои кар­ка­ет, ты бы ме­ня в мо­ре ки­нул. Не мо­гу я те­бе это­го ска­зать.

Рас­сердил­ся отец на сы­на за та­кой от­вет и в гне­ве бро­сил его в мо­ре. Хоть го­вори, хоть не го­вори — один ко­нец. Од­на­ко сын не уто­нул, обер­нулся ры­бой, доп­лыл до бе­рега и сно­ва прев­ра­тил­ся в че­лове­ка. Встре­тил он на бе­регу од­но­го ста­рика и по­селил­ся в его до­ме. Жил он, жил не­кото­рое вре­мя и го­ворит од­нажды ста­рику:

— Зав­тра я обер­нусь пев­чей пташ­кой, ты сне­си ме­ня в го­род и про­дай. Толь­ко пом­ни: клет­ку не про­давай! На дру­гой день от­нес ста­рик птич­ку в го­род. Встре­тилась ему ко­ролев­ская дочь. Ус­лы­шала она, как кра­сиво по­ет птич­ка, и ку­пила ее за боль­шие день­ги. А клет­ку ста­рик не про­дал. Взя­ла ко­ролев­ская доч­ка птич­ку и пош­ла но­вую клет­ку по­купать. По­ка она с про­дав­цом раз­го­вари­вала, птич­ка выр­ва­лась и при­лете­ла до­мой рань­ше ста­рика. Вско­ре юно­ша опять го­ворит ста­рику:

— Зав­тра я обер­нусь бы­ком. Све­ди ме­ня в го­род и про­дай. Толь­ко ве­рев­ку не про­давай! Так ста­рик и сде­лал: про­дал бы­ка без ве­рев­ки. Стал по­купа­тель но­вую ве­рев­ку ис­кать, а бык тем вре­менем выр­вался и до­мой при­бежал. Вско­ре опять юно­ша ста­рику го­ворит:

— Зав­тра я обер­нусь ко­нем. Све­ди ме­ня в го­род и про­дай. Толь­ко пом­ни: зо­лотую уз­дечку не про­давай! От­вел ста­рик ко­ня в го­род. Но тут жад­ность его обу­яла, и про­дал он с ко­нем зо­лотую уз­дечку. А ко­ня ку­пил кол­дун, он во­ронов в шко­ле вся­ким чу­десам обу­чал. При­вел кол­дун ко­ня до­мой, от­вел в ко­нюш­ню и ве­лел ко­нюху кор­мить его по­хуже. К счастью, ко­нюх ос­лу­шал­ся кол­ду­на и кор­мил ко­ня вво­лю, а по­том и вов­се на сво­боду вы­пус­тил. Ум­чался конь, а кол­дун — за ним. Бе­жали они, бе­жали и до­бежа­ли до бе­рега мо­ря. У мо­ря конь обер­нулся ры­бой, кол­дун то­же, и поп­лы­ли они че­рез мо­ре. На дру­гом бе­регу сто­ял ко­ролев­ский дво­рец, а пе­ред двор­цом три ко­ролев­ские до­чери валь­ка­ми белье ко­лоти­ли. Выс­ко­чила пер­вая ры­ба на бе­рег, к прин­цессам, и об­ра­тилась в ал­мазный пер­стень. Млад­шая прин­цесса пер­вой уви­дела пер­стень, на­дела его на па­лец и по­бежа­ла до­мой. В гор­ни­це пер­стень прев­ра­тил­ся в юно­шу. По­ведал он де­вице обо всем, что прик­лю­чилось и что еще прик­лю­чит­ся. Ска­зал, что при­дут ве­чером во дво­рец му­зыкан­ты и с ни­ми кол­дун. За иг­ру он пот­ре­бу­ет ал­мазный пер­стень. Но пер­стень ему от­да­вать нель­зя. Как юно­ша ска­зал, так все и слу­чилось. Приш­ли ве­чером во дво­рец ис­кусные му­зыкан­ты и так хо­рошо иг­ра­ли — зас­лу­ша­ешь­ся. Кон­чи­ли иг­рать, ко­роль и спра­шива­ет, ка­кую пла­ту они за иг­ру хо­тят.

— Ни­чего нам не на­до, толь­ко дай нам ал­мазный пер­стень, что твоя млад­шая дочь но­сит.

— Что ж, бе­рите! — сог­ла­сил­ся ко­роль. Но де­вуш­ка ни в ка­кую, не от­да­ет пер­стень. Так и уш­ли му­зыкан­ты ни с чем. Сно­ва обер­нулся пер­стень юно­шей, и го­ворит он млад­шей прин­цессе:

— Зав­тра опять му­зыкан­ты при­дут и за иг­ру ал­мазный пер­стень поп­ро­сят. Ес­ли ни­как от них от­бить­ся не смо­жешь, брось пер­стень под стул!

Так все и слу­чилось. На­зав­тра приш­ли му­зыкан­ты и иг­ра­ли еще луч­ше, чем на­кану­не. Кон­чи­ли иг­рать и в уп­ла­ту пер­стень пот­ре­бова­ли. Не от­да­ет прин­цесса пер­стень. Ко­ли по-хо­роше­му не да­ет, хо­тят они си­лой от­нять. Тут млад­шая прин­цесса сор­ва­ла пер­стень с паль­ца и ки­нула под стул. Му­зыкан­ты ми­гом обер­ну­лись во­рона­ми и — за перс­тнем. А пер­стень прев­ра­тил­ся в яс­тре­ба, и на­чалась у них дра­ка. Но яс­треб ока­зал­ся силь­нее и прог­нал во­ронов. Обер­нулся яс­треб юно­шей и же­нил­ся на млад­шей ко­ролев­ской до­чери. Ко­роль от­дал ему ко­ролевс­тво, и за­жил юно­ша счас­тли­во.