Ведьмина осина

Пошли два брата на охоту. Встречают они в лесу собаку. Старший брат спрашивает младшего:
— Пристрелить, что ли?
— Не стреляй ты меня! — просит собака. — Дам я каждому из вас по три щенка: у обоих первых кличка Хватай, у вторых Ломай, у третьих Железоглодай. Когда первые хватают, то пыль столбом; когда вторые ломают, то треск стоит; когда третьи гложут, куски летят.
Ладно. Немного погодя встречают они волка. Старший брат спрашивает младшего:
— Пристрелить, что ли?
— Не стреляй ты меня! — просит волк. — Я дам вам каждому по волчонку. Чутьем они будут сильны.
Ладно. Немного погодя встречают они медведя. Старший брат спрашивает младшего:
— Пристрелить, что ли?
— Не стреляй ты меня! — просит медведь. — Я дам вам каждому по медвежонку. Лазать они будут ловко.
Ладно. Немного погодя встречают они рысь. Старший брат спрашивает младшего:
— Пристрелить, что ли?
— Не стреляй ты меня! — просит рысь. — Я дам вам каждому по рысенку. Царапаться они будут горазды.
Ладно. Немного погодя встречают они лису. Старший брат спрашивает младшего:
— Пристрелить, что ли?
— Не стреляй ты меня! — просит лиса. — Я дам вам каждому по лисенку. Лекари они будут знаменитые.
Ладно. Немного погодя встречают они оленя. Старший брат спрашивает младшего:
— Пристрелить, что ли?
— Не стреляй ты меня! — просит олень. — Я дам вам каждому по олененку. Носильщики они будут славные.
Ладно. Немного погодя встречают они косулю. Старший брат спрашивает младшего:
— Пристрелить, что ли?
— Не стреляй ты меня! — просит косуля. — Я дам вам каждому по козленку. На ноги они будут скоры.
Ладно. Немного погодя встречают они зайца. Старший брат спрашивает младшего:
— Пристрелить, что ли?
— Не стреляй ты меня! — просит заяц. — Я дам вам каждому по зайчонку. Убегут они от кого угодно.

Вот забрали братья свое зверье, помощников своих, и решили разделиться. Но прежде чем расстаться, условились они вонзить в большой дуб каждый по ножу: если который из двоих вернется и увидит, что нож брата заржавел, то, стало быть, плохи у брата дела; коли блестит — стало быть, лучше некуда. Старший брат идет кругом, младший — прямо.

На другой день случилось старшему брату к замку выйти. Замок словно весь вымер: кроме одной девицы, нет более ни души.

— Девица-сестрица, где же все люди?
— Все люди побежали за белым оленем, да в камни обратились; так и отец мой пропал.
— Так, так, девица, они без помощников побежали, а у меня их хоть отбавляй; не уйти от меня оленю.

Выходит из замка. А тут и белый олень мимо замка пробегает. Старшой бросился за ним со своими помощниками. Но белый олень мигом скрылся. Поднимает старший брат глаза и видит: на старой осине сидит препоганая ведьма.

— Слазь на землю, старая ведьма, не то пошлю за тобой своего медведя, чтобы снял тебя оттуда честь по чести!
— Слезу, слезу! Только дозволь мне стегнуть твоих товарищей этим прутиком, чтобы они меня не покусали.
Он и дозволил. Да только стеганула ведьма прутиком, как все звери, все помощники, вместе со старшим братом в камни превратились.

Не скоро возвратился младший брат к дубу, а когда пришел, то увидел: нож брата совсем ржавый. Он тотчас снова в путь, отправился брата разыскивать.

Приходит к тому самому замку, где одна-единственная девица осталась.
— Сестрица-девица, где же все люди?
— Все люди побежали за белым оленем и в камни обратились. Приходил тут как-то один молодец с разным зверьем — помощниками своими — и собирался поймать оленя. Но куда там! — тоже окаменел.
— Это брат мой, это брат мой, как мне избавить его от беды?
— Брата ты не избавишь! Лучше сам беги отсюда и меня с собой забери. Ты, паренек, не знаешь, что за ведьма на той осине сидит: скажет словечко, палочкой разок махнет и превратит тебя, меня и зверей твоих в вечные камни. Да она еще мстить будет, коли разузнает, что я тебя здесь приютила. Бежим, паренек, пока не поздно.

Вскакивает младший брат волку на спину, подхватывает девицу на колени — и ходу! Вдруг загудела земля — мчится за ними ведьма.

Видит младший брат — на волке не убежать; волка оставляет, перескакивает с девицей на медведя. А ведьма следом, все ближе и ближе.

Вскакивает младший брат с девицей на оленя. А ведьма за ними — все ближе и ближе.

Заяц улепетывает что есть мочи; косуля скачет, сколько силенок хватает. Волчонок, медвежонок, лисенок несутся с кочки на кочку; рысенок, кривоногий, спотыкается, кувырком летит. А Хватай, Ломай, Железоглодай зубами скрежещут. Да где ж им, одним!

В конце концов и олень-носильщик видит, что ведьма порезвей их всех будет. Говорит он младшему брату:
— Потри-ка мне правый рог, выйдет из него гребешок. Перекинь этот гребешок через левое плечо, только назад не оглядывайся.

Младший брат перекинул гребешок через левое плечо, и глядь! — позади лес дремучий стеной встал. Однако продралась сквозь него ведьма.

Тогда говорит олень младшему брату:
— Потри мне правый рог, выйдет из него оселок. Брось этот оселок через левое плечо, только назад не оглядывайся.
Младший брат перекинул оселок через левое плечо, и глядь! — встали позади горы-утесы шириной широки, высотой высоки. Однако ведьма и через них перевалила.
Тогда говорит олень младшему брату:
— Потри мне правый рог, выйдет из него платок. Брось этот платок через левое плечо, только назад не оглядывайся.
Младший брат перекинул платок через левое плечо, и глядь! — разлилась позади река огненная. Не перебраться ведьме через эту реку.

Слез младший брат с оленя, дух переводит. Да нельзя долго отдыхать, надо избушку строить, где ночь переспать. Теперь все за работу взялись. Ну и быстро же тут дело пошло: один носит, другой бросает, третий поднимает, четвертый тянет, пятый укладывает, шестой кроет.

Когда все уснули, выводит олень младшего брата на волю и говорит:
— Теперь убей меня и закопай мою голову под порогом, мое туловище под полом. Теперь вот тебе приевит, храни его пуще глаза. А когда будешь уходить из этой избушки, то покрути приевит трижды справа налево, привяжи им мою голову к туловищу, и я снова оживу.      — Да как же, оленюшко, милый, убивать я стану тебя, спасителя своего?
— Не мели глупости, разве я научу тебя худому; для твоей же пользы все.

Выполнил младший брат наказ и положил приевит на окно.

Наутро вздумалось ему пойти со своими зверями-помощниками на охоту, чтобы голодать не пришлось. Девица в избе осталась и увидала приевит. Вот она и подумала: «Не дело добро так разбрасывать: подвяжу-ка я им чулок».
А когда чулок-то подвязывала, покрутила она приевит слева направо. В тот самый миг перекинулся через огненную реку мост железный, ведьма — раз, и через реку!

Набросились тут звери, набросились помощники на ведьму. А она поделать ничего не может — забыла впопыхах прутик на осине. Да разве такая попадет впросак! Раз-два! — готова глубокая яма, и какой зверь ни подбежит — так в яму и проваливается.

Как только все в яму попадали, так толстенных тридевять дверей железных сверху и захлопнулись, и конец всему! Попались теперь младший брат с девицей. Ведьма только посмеивается и велит им баню затапливать, отмываться обоим добела, чтобы на завтрак их проглотить.

Топят они баню, а ведьма разлеглась на солнцепеке. Полок и самую малость еще не нагрелся, как является оленья голова и говорит:
— Куда вы, глупые, так торопитесь с топкой! Хватай, Ломай, Железоглодай еще только через три железные двери прогрызлись — помешкайте, пока они все двери прогрызут.

Только успела голова скрыться, как ведьма подскакивает:
— Лежу, лежу, дождаться не могу. Скоро ли истопите?
— Для одного наполовину вытоплена, чтобы двоим париться, надо еще подкинуть.
— Ну, коли так долго ковыряетесь, то не надо мне на завтрак двоих.

Промолвив это, хватает ведьма девицу и вырывает у нее передний зуб, тот, что из чистого золота. Зуб этот был подарен самой матерью Лаймой, и когда во рту его нет — тут девице и смерть настает.
Так оно и было: зуб у девицы изо рта долой — девица и померла. Укладывает ведьма девицу в железный гроб и зарывает на распутье дорог.

Пока ведьма возилась, оленья голова снова подоспела.
— Хватай, Ломай, Железоглодай еще три двери прогрызли!
Схоронила ведьма девицу, прибегает голодна пуще прежнего. Как прикрикнет:
— Топи живо! Коли скоро не будет, съем тебя немытого!
— Скоро будет, скоро, только вода чуть подогреется. Улеглась ведьма на солнцепеке, оленья голова снова является:
— Хватай, Ломай, Железоглодай последнюю дверь ломают. Теперь дожидай подмогу!

Вскоре все помощники подбежали. Каждый на своем месте притаился: зайчонок под лавкой, косуля под полком, лиса под крыльцом, волк в ушате, медведь за печкой, рысь в придушине, Хватай, Ломай, Железоглодай и младший брат под печью.
Немного погодя приходит ведьма и как заорет:
— Скоро ль, наконец?
— Готово уже — заходи!
Скрип! — отворяется дверь, вползает ведьма.

Вот где было на что поглядеть: Хватай хватает, Ломай крошит, Железоглодай гложет, медведь колотит, волк дерет, лиса кусает, рысь царапает, косуля копытом бьет, зайчонок носится, а младший брат ковшом ведьму охаживает.
Однако совсем добить ведьму им не удалось, потому что дверь бани осталась открытой, она и удрала.

То-то ликованье было! Только когда младший брат стал про девицу рассказывать, сразу все опечалились и кинулись ее разыскивать. Заяц поскакал впереди, волк и собаки — следы разнюхивать и — глядь! — нюхали, нюхали и нанюхали.
Рысенок и косуля тотчас вырыли гроб железный, медведь вытащил, Хватай, Ломай, Железоглодай крышку железную отломали, а лиса-лекарь нашла зуб золотой в изголовье.

Младший брат вставил зуб, откуда он был вырван, и глядишь — жива девица, здоровехонька. Теперь еще оленя приевитом оживили и той же дорогой ко дворцу помчались.

По дороге лиса, умная голова, говорит:
— Все мы вынюхать можем, да все же сразу не унюхали, что ведьма свой прутик на осине забыла. Разве была нужда так далеко убегать?
— Ничего, ничего, — олень ей в ответ. — Теперь прикажем ведьме без прутика с осины слезать, а коли не послушается, тогда повалим осину на землю.

Ладно. Приходят они к осине. Сидит ведьма, нахохлилась и стонет:
— Холодно мне, зябко мне! Пусти меня на землю погреться, а чтобы звери твои не покусали, дозволь мне их легонько прутиком стегануть.

Младший брат даже слушать не стал, что она там причитает. Он ей крикнул:
— На землю с прутиком не слезай, а скажи ты нам немедля, что это за камни такие!
— Это все люди, это все звери.
— Ладно, коли они люди, коли они звери, тогда как их оживить?

Неохота ей, ох, неохота говорить, но как замолкает, так они начинают осину на землю валить.
— Не валите, не валите, все скажу: возьми из-под осины земли гнилой и посыпь на камни, тогда они оживут.

Так и получилось. Появились тут люди, явился старший брат, звери — его помощники, отец девицы, мать девицы и все подданные. Толчея, как на базаре.

Тут обступили все осину и повалили ее вместе с ведьмой. Когда падала, не успела она ни прутиком стегануть, ни руки поднять: навалились все звери и растерзали ведьму в клочья.
Младший брат женился на девице и зажил во дворце вместе со старшим братом в ладу и согласии. Тесть отдал зятю и власть.