Волшебная меленка

Жи­ли-бы­ли два бра­та. Один был бо­гатый, а дру­гой — бед­няк. Тер­петь не мог бо­гач сво­его бед­но­го бра­та. Слу­чилось как-то, вы­шел у бед­ня­ка весь хлеб, и рад бы он хле­ба ку­пить, да вот бе­да — нет ни гро­ша за ду­шой. От­пра­вил­ся он к бо­гато­му бра­ту за по­мощью. Но толь­ко бо­гач уви­дел, что брат к его до­му под­хо­дит, швыр­нул че­рез окош­ко зап­лесне­велый сви­ной око­рок и крик­нул бед­ня­ку, что­бы тот в пек­ло уби­рал­ся:

— Про­дашь там око­рок — с день­га­ми бу­дешь!

— И на том спа­сибо, — мол­вил бед­няк, взял око­рок и со сле­зами по­шел пек­ло ис­кать. По до­роге встре­тил­ся ему се­дой ста­ричок.

— Что ты пла­чешь? — спра­шива­ет ста­ричок. Рас­ска­зал ему бед­няк о сво­ем го­ре: пос­лал его брат в пек­ло око­рок про­дать, а он и до­роги ту­да не зна­ет.

— Ну, не­чего по­пус­ту сле­зы лить! — уте­ша­ет его ста­рик. — Иди по этой тро­пин­ке, ни­куда не сво­рачи­вай и дой­дешь до са­мого пек­ла. Да не за­будь: де­нег в пек­ле за око­рок не бе­ри, поп­ро­си ме­лен­ку, что в уг­лу ва­ля­ет­ся. Поб­ла­года­рил бед­няк ста­рика и по­шел сво­ей до­рогой.

Идет он, идет, а тро­пин­ке все кон­ца нет. Но вот до­шел он до пек­ла, а даль­ше хо­да нет — боль­шие-пре­боль­шие во­рота пе­ред ним. Пос­ту­чал­ся бед­няк в во­рота. Вы­ходит на стук чер­тов прис­лужник о трех го­ловах и спра­шива­ет:

— Че­го те­бе на­доб­но?

— Да вот, сви­ной око­рок про­даю, — го­ворит бед­няк. Об­ра­довал­ся чер­тов прис­лужник.

— Сколь­ко же ты за не­го хо­чешь? — спра­шива­ет.

— За день­ги я око­рок не про­дам, — от­ве­ча­ет бед­няк. — От­дам его за ме­лен­ку, что в уг­лу ва­ля­ет­ся. Но трех­го­ловый о ме­лен­ке и слы­шать не хо­чет.

— Про­си все, что хо­чешь, толь­ко не ме­лен­ку! — го­ворит. При­метил бед­няк, что чер­тов-прис­лужник глаз от око­рока от­вести не мо­жет, все об­ли­зыва­ет­ся, и не ус­ту­па­ет: да­вай ме­лен­ку! — и все тут. На­конец от­дал ему трех­го­ловый ме­лен­ку. На том они и рас­ста­лись. Чер­тов прис­лужник с око­роком в пек­ле ис­чез и во­рота ог­ромные за со­бой за­пер, а бед­няк с ме­лен­ной со всех ног до­мой спе­шит. По до­роге он сно­ва ста­рич­ка встре­ча­ет.

— Ну как, дос­тал ме­лен­ку? — спра­шива­ет ста­ричок.

— Дос­тать-то дос­тал, — от­ве­ча­ет бед­ный брат, — толь­ко что мне с нею де­лать, ума не при­ложу, у ме­ня-то ведь и мо­лоть не­чего.

— Да ведь ме­лен­ка-то эта вол­шебная, — го­ворит ста­рик. — Как при­кажешь ей мо­лоть, она зат­ре­щит, за­вер­тится и на­мелет те­бе все­го, что толь­ко по­жела­ешь. А еще по­ведал ста­ричок бед­ня­ку, от ка­ких слов ме­лен­ка ос­та­новит­ся, и на­казал, чтоб ни­кому он этих слов не го­ворил. Ска­зал все это ста­рик и ис­чез. С той по­ры за­жил бед­ный брат счас­тли­во и бо­гато. Каж­дый день да­вала ему ме­лен­ка са­мую вкус­ную еду и питье. На­моло­ла ме­лен­ка вся­кого доб­ра и столь­ко зо­лота, что пос­тро­ил он се­бе зо­лотой дво­рец. Уви­дал бо­гатый брат зо­лотой дво­рец и чуть ума не ре­шил­ся. При­бежал он к бед­но­му бра­ту и спра­шива­ет:

— От­ку­да же у те­бя та­кое бо­гатс­тво? Рас­ска­зал бед­ный брат, что ме­лен­ка его бо­гатым сде­лала. Стал бо­гатый прис­та­вать к бед­но­му, что­бы про­дал он ему ме­лен­ку.

— От­че­го ж не про­дать? — го­ворит бед­няк. — Доб­ра у ме­ня те­перь вдо­воль, мож­но и бра­ту уде­лить. Толь­ко ус­лы­хал это бо­гатый брат, тут же схва­тил ме­лен­ку и, пых­тя и за­дыха­ясь, до­мой по­бежал. При­бежал и — от ра­дос­ти да­же тря­сет­ся. А же­на на не­го гля­дит, удив­ля­ет­ся: что это с му­жем ста­лось? На­ут­ро соб­рался бо­гатый брат с бат­ра­ками се­но ко­сить. Же­на хо­тела бы­ло до­ма ос­тать­ся — ка­шу сва­рить, но муж го­ворит:

— Иди-ка ты с на­ми ко­сить, а я уж, как зав­тра­кать вре­мя при­дет, до­мой сбе­гаю, ме­лен­ка мне ми­гом ка­ши на­мелет. Не ста­ла же­на спо­рить и пош­ла со все­ми вмес­те на луг. Вот по­дош­ло вре­мя зав­тра­кать, хо­зя­ин бро­сил ко­су и до­мой за ка­шей пос­пе­шил. При­бежал до­мой и — за ме­лен­ку. Ме­лет, ме­лет ме­лен­ка, уже все гор­шки ка­шей на­пол­ни­лись. И не на­до бы боль­ше, а ме­лен­ка знай се­бе ме­лет. Кри­чит хо­зя­ин, что хва­тит-де ка­ши, да не слу­ша­ет­ся его ме­лен­ка. Уже вся из­ба ка­ши пол­на, а ме­лен­ка все ме­лет и ме­лет. Ис­пу­гал­ся хо­зя­ин не на шут­ку, выб­ро­сил ме­лен­ку за дверь, толь­ко и это не по­мог­ло. Ка­ши все при­бав­ля­ет­ся и при­бав­ля­ет­ся, ско­ро уж весь двор бу­дет ка­шей за­бит. Слов­но взбе­силась ме­лен­ка. Бо­гатый брат не зна­ет, что с ней и де­лать. На­конец схва­тил он ме­лен­ку и бра­ту от­нес: мол, де­вай ее, ку­да зна­ешь. Ус­лы­хал брат о том, что ме­лен­ка нат­во­рила, и толь­ко пос­ме­ял­ся. Про­шеп­тал он вол­шебные сло­ва, и в тот же миг вся ка­ша про­пала, буд­то ее и вов­се не бы­вало. Плы­ли как-то мо­ряки ми­мо бе­рега, ви­дят: свер­ка­ет что-то на сол­нце. Сош­ли они с ко­раб­ля пос­мотреть, что же это та­кое блес­тит. Под­хо­дят: сто­ит пе­ред ни­ми зо­лотой дво­рец, кры­ша на нем чис­тым зо­лотом го­рит. Спра­шива­ют мо­ряки:

— Это чей же та­кой дво­рец и от­ку­да он здесь взял­ся?

— Дво­рец этот мой, — от­ве­ча­ет им бед­ный брат, — а взял­ся он из этой вот са­мой ме­лен­ки. Ди­вят­ся мо­ряки, на­дивить­ся не мо­гут, про­сят, нель­зя ли им на ме­лен­ку поб­ли­же пос­мотреть. И так им ме­лен­ка пон­ра­вилась, что на дру­гую же ночь они ее ук­ра­ли.

Ищет на­ут­ро бед­ный брат свою ме­лен­ку, ни­как не най­дет: у мо­ряков она, а мо­ряки-то дав­но в мо­ре! Соб­ра­лись мо­ряки и ду­ма­ют, что бы та­кое при­казать ме­лен­ке спер­ва на­молоть? По­ка они раз­ду­мыва­ли, кто-то возь­ми да крик­ни, что на­до бы со­ли на­молоть: соль-то они до­ма за­были. Что же, соль так соль. И за­моло­ла тут ме­лен­ка — толь­ко пыль стол­бом сто­ит! Ме­лет она, ме­лет, уже пол­ную мис­ку со­ли на­моло­ла, слов­но бы и хва­тит. Хо­тят мо­ряки ме­лен­ку ос­та­новить, да ку­да там: ме­лет ме­лен­ка без ус­та­ли. Сгру­дились мо­ряки вок­руг ме­лен­ки, ру­ками ос­та­новить ее про­бу­ют, но все без тол­ку. Вско­ре на­пол­нился ко­рабль солью и по­тонул вмес­те с мо­ряка­ми и ме­лен­кой. А ме­лен­ка и на дне мор­ском все мо­лола и по сей день ме­лет, от­то­го-то и во­да в мо­ре со­леная.