Ворона и жаворонок

Ле­та­ет жа­воро­нок над ови­ном и ве­село рас­пе­ва­ет. Спра­шива­ет его во­рона:

— Жа­воро­нок, жа­воро­нок, от­че­го ты та­кой ве­селый?

— Как мне не быть ве­селым — птен­чи­ки в гнез­де!

— Ах, жа­воро­нок, по­кажи мне сво­их птен­чи­ков! По­казал ей жа­воро­нок птен­цов. Го­ворит ему во­рона:

— Жа­воро­нок, жа­воро­нок, от­дай мне тво­их де­тей в ученье!

— Возь­ми, возь­ми, ученье — это ве­ликое де­ло! Сгреб­ла во­рона птен­цов и по­тащи­ла к се­бе до­мой — в ученье, да толь­ко не ус­пе­ла их ни­чему обу­чить: всех съ­ела. По­ет жа­воро­нок грус­тно-грус­тно — по де­тям уби­ва­ет­ся. Под­бе­жала к не­му со­бач­ка По­гитис и спра­шива­ет:

— Что так грус­тно по­ешь? Да­веча ты по ино­му пел.

— Как же мне не быть грус­тным, ес­ли вче­ра во­рона мо­их птен­чи­ков съ­ела.

— Вот что, — го­ворит со­бака, — я ля­гу воз­ле сто­га со­ломы, а ты пой ве­селее — пусть во­рона ду­ма­ет, что у те­бя там еще птен­цы ос­та­лись. Лег­ла со­бака под­ле сто­га. Жа­воро­нок по­ет, за­лива­ет­ся, а во­рона тут как тут:

— С че­го ты, жа­воро­нок, так рас­пелся?

— Да как же мне не петь ве­село? Вон со­бач­ка По­гитис мер­твая ле­жит.

— Где ле­жит, где? Пой­ду-ка гла­за ей вык­люю.

— Да вон она где но­ги про­тяну­ла — воз­ле сто­га. Се­ла во­рона на со­баку и за­кар­ка­ла:

— Карр, карр, где вы, во­роны? А со­бака По­гитис цап во­рону! Да­же здравс­твуй не ска­зала.