Бычья шкура, из которой появилась целая корова

Бы­ла, го­ворят, од­нажды бычья шку­ра, ко­торая прев­ра­тилась в жи­вую ко­рову. Ког­да пас­ту­хи би­ли ее, у нее из жи­вота раз­да­вал­ся го­лос: «По­чему вы нас бь­ете?» Удив­ленные пас­ту­хи при­вели ко­рову к ан­дри­ам­ба­ху­аке и рас­ска­зали ему, что у нее в жи­воте кто-то раз­го­вари­ва­ет.

— Пусть ска­жет при мне, — при­казал ан­дри­ам­ба­ху­ака.

Пас­ту­хи уда­рили ко­рову, и го­лос спро­сил: «По­чему вы нас уби­ва­ете?» Ан­дри­ам­ба­ху­аке это так пон­ра­вилось, что он вос­клик­нул:

— Вы­ходи сей­час же из жи­вота ко­ровы, я сде­лаю те­бя ан­дри­ам­ба­ху­акой!

В тот же миг по­яви­лись муж­чи­на и жен­щи­на в пур­пурных одеж­дах.

Прош­ло нем­но­го вре­мени, и жен­щи­на ро­дила двух до­черей. Ког­да они вы­рос­ли, мно­гим за­хоте­лось взять их в же­ны. Же­нихи при­ходи­ли с се­вера и с юга, с вос­то­ка и с за­пада, но де­вуш­кам ник­то не нра­вил­ся. По­том при­шел Цан­га­рира, и де­вуш­ки сог­ла­сились вый­ти за не­го за­муж. А Цан­га­рира на са­мом де­ле был чу­дови­щем, но он за­кутал­ся в рос­кошную одеж­ду и взял в ру­ки зо­лотой жезл. Ро­дите­ли ре­шили, что до­чери наш­ли хо­роше­го му­жа, и ус­тро­или свадь­бу. Цан­га­рира с дву­мя же­нами и ра­быней от­пра­вил­ся в об­ратный путь до­мой. До­рога все вре­мя шла ле­сом. На­конец они приш­ли в хи­жину, сто­яв­шую в са­мой се­реди­не лес­ной ча­щи.

— Вы от­ды­хай­те, — ска­зал Цан­га­рира же­нам, — а я пой­ду по­ищу ка­кую-ни­будь еду.

Три жен­щи­ны, ни о чем не бес­по­ко­ясь, ос­та­лись в хи­жине. Ког­да сов­сем стем­не­ло, Цан­га­рира по­дошел к две­ри и крик­нул:

— Вы спи­те?

Обе его же­ны спа­ли, а ра­быня, ко­торая со стра­ха ни­как не мог­ла зас­нуть, ни­чего не от­ве­тила. Но Цан­га­рира за­метил, что она не спит, и по­бо­ял­ся вой­ти. Мно­го но­чей под­ряд чу­дови­ще под­хо­дило к две­рям, но все нап­расно.

— По­чему ты не спишь по но­чам? — спро­сил Цан­га­рира ра­быню.

— Я бо­юсь за­рос­лей са­хар­но­го трос­тни­ка на вос­то­ке от хи­жины, — от­ве­тила ра­быня.

На сле­ду­ющий день Цан­га­рира сру­бил трос­тник, но ра­быня все рав­но не зас­ну­ла ночью.

— По­чему ты ночью не спишь? — сно­ва спро­сил ее Цан­га­рира.

— Я бо­юсь ба­нано­вой ро­щи на за­паде от хи­жины, — от­ве­тила она.

На сле­ду­ющий день ро­ща ис­чезла. Ра­быня рас­ска­зала жен­щи­нам, что Цан­га­рира раз­го­вари­ва­ет с ней по но­чам, и уго­вори­ла их бе­жать, по­тому что Цан­га­рира — чу­дови­ще-лю­до­ед. Ведь толь­ко эти чу­дови­ща каж­дую ночь при­ходят к же­нам и спра­шива­ют, спят они или нет. Ког­да же­ны дос­та­точ­но рас­тол­сте­ют, они, не ус­лы­шав от­ве­та, вхо­дят в хи­жину и по­жира­ют их. Уз­нав, что Цан­га­рира лю­до­ед, жен­щи­ны по­ложи­ли в ме­шок ри­са и фа­соли и убе­жали.

На сле­ду­ющую ночь Цан­га­рира, как обыч­но, при­шел пос­мотреть, спят ли жен­щи­ны. Ему ник­то не от­ве­тил, и он во­шел в хи­жину. Ви­дит — она пус­та. Он сей­час же бро­сил­ся впо­гоню и уже поч­ти дог­нал их, но ра­быня, уви­дев, что Цан­га­рира приб­ли­жа­ет­ся, на­чала бить в ба­рабан, ко­торый она всег­да но­сила с со­бой. Злость лю­до­еда сей­час же утих­ла, и он стал тан­це­вать. А же­ны тем вре­менем убе­жали впе­ред. По­том Цан­га­рира сно­ва бро­сил­ся за ни­ми, но каж­дый раз, ког­да он приб­ли­жал­ся, зву­ки ба­раба­на зас­тавля­ли его тан­це­вать, и он от­ста­вал. Так жен­щи­нам уда­лось до­бежать до хи­жины ро­дите­лей рань­ше не­го.

Че­рез не­кото­рое вре­мя по­явил­ся Цан­га­рира и поп­ро­сил тес­тя от­дать ему до­черей. Тесть сог­ла­сил­ся и по­казал ему хи­жину, в ко­торой он мог от­дохнуть вмес­те с до­черь­ми и их ра­быней. Но ког­да Цан­га­рира зас­нул, три жен­щи­ны выш­ли из хи­жины и по­дож­гли ее. И лю­до­ед сго­рел.