Канкафутра

Го­ворят, дав­ным-дав­но у За­наха­ри умер один из сы­новей и он соб­рал всех, кто жил на зем­ле, что­бы петь на его по­хоро­нах. По при­казу За­наха­ри хор на­чал петь, но не­кото­рые ско­ро за­мол­ча­ли, их го­лосов боль­ше не бы­ло слыш­но. Че­рез час толь­ко нем­но­гие про­дол­жа­ли жа­лоб­ную пес­ню. Че­рез два ча­са пе­ние поч­ти сов­сем смол­кло. Че­рез три ча­са все, кро­ме кан­ка­фут­ры, ох­рипли и ли­шились го­лоса, и толь­ко она од­на по-преж­не­му рас­пе­вала во все гор­ло. Кан­ка­фут­ра пе­ла весь день и всю ночь, по­ка За­наха­ри не ве­лел ей пе­рес­тать. Тог­да она поп­ро­сила у За­наха­ри наг­ра­ду, и он ска­зал:

— Я до­волен то­бой. От­ны­не те­бе не при­дет­ся стро­ить гнез­до для сво­их я­иц, как ос­таль­ным пти­цам. Ты, на­вер­ное, очень ус­та­ла из-за то­го, что пе­ла так дол­го. Ты бу­дешь класть яй­ца в гнез­да дру­гих птиц, а чу­жие яй­ца уно­сить или раз­би­вать, что­бы ос­во­бодить мес­то для сво­их. При­дет­ся те­перь дру­гим пти­цам вы­сижи­вать тво­их птен­цов вмес­то те­бя.

Вот, го­ворят по­чему, кан­ка­фут­ра не си­дит на яй­цах, а под­кла­дыва­ет их в гнез­да дру­гих птиц.