Ра­фуц­па­рифа­нахи и Ран­дри­ана­ризе­на

Ра­фуц­па­рифа­нахи и Ран­дри­ана­ризе­на по­жени­лись. Они оба бы­ли очень ум­ные. Од­нал­сды муж по­шел ло­вить ры­бу и пой­мал уг­ря. У не­го был пре­дан­ный слу­га, ко­торо­го зва­ли Ра­маха­тудия. Он ве­лел ему от­нести уг­ря же­не и ска­зать:

— Твой муж про­сил, что­бы ты это­го уг­ря не ва­рила и не жа­рила, а взя­ла в ру­ку и дер­жа­ла до тех пор, по­ка он сам не сва­рит­ся.

— По­дай мне это се­меч­ко са­хар­но­го трос­тни­ка, — ска­зала в от­вет Ра­фуци­ари­фана­хи. — Возь­ми его и по­сади се­год­ня в зем­лю. Оно тут лее даст рос­ток, и ве­чером ты его при­несешь на­зад. Я бу­ду кор­мить трос­тни­ком уг­ря.

— Ты сош­ла с ума, Ра­фуци­ари­фана­хи! — от­ве­тил слу­га. — Раз­ве из се­меч­ка за один день вы­рас­тет трос­тник, ко­торый мож­но есть?

— А тот, кто не хо­чет жа­рить уг­ря и ду­ма­ет, что он сва­рит­ся в ру­ке, не со­шел с ума?

Слу­га толь­ко по­дивил­ся на­ход­чи­вос­ти жен­щи­ны.

Пос­ле свадь­бы прош­ло уже не­мало вре­мени, и ан­дри­ам­ба­ху­ака — Ра­фуци­ари­фана­хи и Ран­дри­ана­ризе­на оба бы­ли знат­но­го ро­да — ушел со сво­им слу­гой на вой­ну. Вра­ги взя­ли Ран­дри­ана­ризе­ну в плен, и один из них сде­лал его ра­бом. Ран­дри­ана­ризе­на ска­зал сво­ему хо­зя­ину, ко­торый был та­ким же знат­ным гос­по­дином, как он сам:

— Ес­ли ты от­пустишь ме­ня до­мой, я от­дам те­бе свои вла­дения, все свое иму­щес­тво, все, что у ме­ня есть.

— На твое те­ло у ме­ня еще боль­ше прав, чем на твое доб­ро, — от­ве­тил тот.

Тог­да Ран­дри­ана­ризе­на поп­ро­сил Ра­маха­тудию:

— Пой­ди к мо­ей же­не и спро­си, как она ду­ма­ет ос­во­бодить сво­его му­жа, ко­торый стал ра­бом.

Ра­маха­тудия по­шел к Ра­фуци­ари­фана­хи и пе­редал ей сло­ва му­жа.

— Ан­дри­ам­ба­ху­ака не мо­жет от­дать ни свои вла­дения, ни свое иму­щес­тво: они боль­ше ему не при­над­ле­жат, — от­ве­тила Ра­фуци­ари­фана­хи. — Ска­жи мо­ему му­жу, что се­реб­ро идет к се­реб­ру, а зо­лото к зо­лоту. Еще ска­жи ему, что раб не мо­жет от­дать зем­лю и иму­щес­тво, на ко­торые он по­терял пра­во. Ес­ли хо­зя­ин хо­чет, пусть дер­жит ра­ба, ко­торый те­бя пос­лал, ес­ли нет, пусть про­даст его ка­кому-ни­будь хо­ва.

Ра­маха­тудия вер­нулся на­зад и пе­редал Ран­дри­ана­ризе­не от­вет же­ны, а тот рас­ска­зал об этом раз­го­воре хо­зя­ину. Хо­зя­ин очень рас­сердил­ся и по­шел в де­рев­ню Ран­дри­анар­зе­ны, что­бы са­мому по­видать его же­ну. При­дя ту­да, он за­вел с ней раз­го­вор об ос­во­бож­де­нии му­жа.

— Это очень за­путан­ное де­ло, — ска­зала жен­щи­на. — Да­вай под­ни­мем­ся на­верх и все об­су­дим.

Как толь­ко они ока­зались на­вер­ху, Ра­фуци­ари­фана тол­кну­ла лес­тни­цу, по ко­торой они под­ня­лись.

— Что ты де­ла­ешь? — зак­ри­чал ан­дри­ам­ба­ху­ака.

— Се­реб­ро идет к се­реб­ру, а зо­лото к зо­лоту, — Ра­фуци­ари­фана­хи. — Ес­ли ты не ос­во­бодишь Ран­дри­анар­зе­ну, я сде­лаю те­бя ра­бом. Ес­ли его убь­ют, я убью те­бя.

Тог­да ан­дри­ам­ба­ху­ака ска­зал:

— От­пусти ме­ня к мо­им лю­дям, и твой муж вер­нется к те­бе. Я сей­час же ве­лю его ос­во­бодить. От­ны­не он боль­ше

Воз­вра­тив­шись к же­не, Ран­дри­ана­ризе­на ска­зал:

— Те­перь ты бу­дешь мне не толь­ко же­ной, но и ма­терью, с то­бой все рав­но, что пра­вая ру­ка с ле­вой: уда­ришь по од­ной, от­да­ет­ся в дру­гой. Мы бу­дем под­держи­вать друг дру­га, как са­хар­ный трос­тник: ког­да один сте­бель кло­нит­ся к зем­ле, со­сед­ние по­мога­ют ему встать. Ты бу­дешь уп­равлять мо­ими вла­дени­ями, по­тому что бла­года­ря тво­ей муд­рости пе­чаль­ные дни сме­нились для нас счас­тли­выми и ра­дос­тны­ми.