Рафара, дева вод

Я при­шел се­год­ня, я рас­ска­зываю.

Де­ва Вод — так го­ворят ста­рики, я тут ни при чем — жи­ла в за­кол­до­ван­ном зам­ке, в глу­бине Зе­леных Вод. У нее бы­ли длин­ные во­лосы цве­та ог­ня. Ра­фара — вот ка­кое у нее бы­ло имя, а ее ма­лень­кую ра­быню зва­ли Ика­ла.

Од­нажды они тай­ком убе­жали из до­му, что­бы по­рез­вить­ся на ро­зовом пес­ке у бе­рега Вод. Ан­дри­ам­ба­ху­ака за­метил их иг­ры и хо­тел пой­мать де­ву Зе­леных Вод. Но Ра­фара вмес­те с ра­быней бро­силась в ре­ку, и он не ус­пел ее схва­тить. Грус­тно бы­ло ан­дри­ам­ба­ху­аке, что кра­сивые де­вуш­ки ис­чезли. Он пос­то­ял нем­но­го и вер­нулся в свою боль­шую хи­жину на хол­ме.

На сле­ду­ющий день ан­дри­ам­ба­ху­ака по­шел к мпа­нан­дру Рэ­нику­тум­бе и поп­ро­сил раз­ло­жить си­киди.

— Же­лаю те­бе бла­годенс­твия, отец, — ска­зал ан­дри­ам­ба­ху­ака.

— Ты в тре­воге? Что с то­бой, сын? — спро­сил мпа­нан­дру.

— Там, на бе­регу Зе­леных Вод я ви­дел двух прек­расных де­вушек, мне очень хо­чет­ся взять од­ну из них в же­ны. Но они ис­чезли, и во­да сом­кну­лась над их го­лова­ми.

Рэ­нику­тум­бе рас­ки­нул зер­нышки си­киди и ска­зал:

— Да, сын, эти де­вуш­ки жи­вут на дне Вод, и без мо­ей по­мощи те­бе не по­лучить ту, ко­торую ты же­ла­ешь.

— Что же я дол­жен сде­лать? — спро­сил ан­дри­ам­ба­ху­ака кол­ду­на.

— А вот что… Но те­бе при­дет­ся дать мне в уп­ла­ту чер­но­го пе­туха, ко­торый еще ни ра­зу не ку­каре­кал, и пять се­реб­ря­ных мо­нет!

— Хо­рошо, — сог­ла­сил­ся ан­дри­ам­ба­ху­ака.

— Вот те­бе уди ца­ра. За­рой­ся в пе­сок в том мес­те, где они иг­ра­ют. Ког­да они при­дут, по­дож­ди, по­ка во­да на них сов­сем вы­сох­нет, а по­том бе­ги и хва­тай их за во­лосы.

Ан­дри­ам­ба­ху­ака по­шел и спря­тал­ся в пес­ке. Нем­но­го по­годя де­ва Зе­леных Вод вмес­те с ра­быней выш­ла на бе­рег. Ан­дри­ам­ба­ху­ака дол­го сле­дил за де­вуш­ка­ми, и ког­да уви­дел, что на них не ос­та­лось ни ка­пель­ки во­ды, ти­хонь­ко под­крал­ся и схва­тил их за во­лосы.

— Я хо­чу взять те­бя в же­ны, — ска­зал ан­дри­ам­ба­ху­ака Ра­фаре.

Ра­фара ни­чего не от­ве­тила, и ан­дри­ам­ба­ху­ака оро­бел: он ис­пу­гал­ся, что она не­мая. Он по­дож­дал нем­но­го, а по­том от­вел ее к се­бе и ска­зал лю­дям:

— Вот, лю­ди. Я при­вел Ра­фару из Зе­леных Вод. Она бу­дет мо­ей глав­ной же­ной.

— Кто ее отец? Кто ее мать? От­ку­да она ро­дом? — ста­ли спра­шивать лю­ди.

Ан­дри­ам­ба­ху­ака ни­чего не мог им ска­зать. А Ра­фара и Ика­ла мол­ча­ли; они сто­яли без­звуч­но, как кам­ни, как ство­лы мер­твых де­ревь­ев. Лю­ди спус­ти­лись с хол­ма и ра­зош­лись, ка­чая го­лова­ми.

Сколь­ко-то вре­мени прош­ло пос­ле свадь­бы, и Ра­фара ро­дила сы­на. Од­нажды, ког­да ан­дри­ам­ба­ху­ака ушел на ри­совые по­ля, ре­бенок рас­пла­кал­ся. Мать взя­ла его на ру­ки и ста­ла ука­чивать:

О кру­пин­ка жиз­ни мо­ей, моя лю­бовь,
Ра­велу­наха­на… Ра­велу­наха­на.
Спи, мол­чи… Спи, мол­чи.

Ра­фара пе­ла, и го­лос ее зве­нел, как ма­лень­кий ко­локоль­чик. Од­на ра­быня ус­лы­шала, как она по­ет, и, ког­да ан­дри­ам­ба­ху­ака вер­нулся, приб­ли­зилась к не­му и за­шеп­та­ла на ухо:

— О гос­по­дин, по­ка ты был на ри­совых по­лях, я при­села око­ло за­гона для бы­ков пог­реть на сол­нце свои бо­ляч­ки и вдруг ус­лы­шала, что твоя же­на по­ет. Ког­да те­бя нет, она раз­го­вари­ва­ет и го­лос ее зве­нит как се­реб­ря­ный ко­локоль­чик.

— Пок­ля­нись, что это прав­да! Она в са­мом де­ле пе­ла?

— Кля­нусь те­бе, она пе­ла, — ска­зала ра­быня.

Ан­дри­ам­ба­ху­ака по­шел в хи­жину и спря­тал­ся под ци­нов­кой ря­дом с Ра­фарой и Ика­лой. Ре­бенок зап­ла­кал, мать ста­ла его ука­чивать и за­пела. Ус­лы­шав ее го­лос, ан­дри­ам­ба­ху­ака выс­ко­чил из-под ци­нов­ки и зак­ри­чал:

— О Ра­фара, зна­чит, ког­да ме­ня нет, ты го­воришь!

Но Ра­фара сно­ва оне­мела. Он уп­ра­шивал ее и что толь­ко ни де­лал, что­бы зас­та­вить го­ворить, но она ни за что не хо­тела про­из­нести ни сло­ва; да­лее брань не зас­та­вила ее от­крыть рот. Тог­да ан­дри­ам­ба­ху­ака стал ее бить и бил до тех пор, по­ка сов­сем не обес­си­лел.

Ра­фара мол­ча­ла, толь­ко из глаз у нее круп­ны­ми кап­ля­ми па­дали сле­зы. Вдруг пос­лы­шал­ся страш­ный шум, и ан­дри­ам­ба­ху­ака со стра­хом уви­дел, что сле­зы Ра­фары прев­ра­тились в бур­ный по­ток, ко­торый с гро­хотом ус­тре­мил­ся к Зе­леным Во­дам. Ра­фара и Ика­ла бро­сились в во­ду, а отец с сы­ном ос­та­лись в хи­жине.

Ан­дри­ам­ба­ху­ака взял маль­чи­ка на ру­ки и бро­сил­ся вслед за же­ной.

Ра­фара, де­ва Вод,
Ра­фара, де­ва Вод,
Вер­нись! Я от­дам те­бе са­мое до­рогое, что есть на све­те:
Стар­ше­го сы­на, млад­ше­го сы­на,

От­ца и мать, — так звал ее ан­дри­ам­ба­ху­ака.

Ан­дри­ам­ба­ху­ака, ан­дри­ам­ба­ху­ака,
Я го­ворю те­бе: стар­ший сын и млад­ший сын,
Отец и мать —
Это не да­ры для ме­ня,—

так отоз­ва­лась Ра­фара. Ан­дри­ам­ба­ху­ака по­бежал на го­лос и зак­ри­чал:

Ра­фара, Ра­фара, де­ва Вод!
Я от­дам те­бе стар­ше­го сы­на, млад­ше­го сы­на,
От­ца с ма­терью,
Сто ра­бов и ты­сячу бы­ков!

Ра­фара от­ве­тила:

Ан­дри­ам­ба­ху­ака, ан­дри­ам­ба­ху­ака!..
Стар­ший сын и млад­ший сын,
Отец с ма­терью,
Сто ра­бов и ты­сяча бы­ков —
Это не да­ры для ме­ня.

По­ка они так пе­рек­ли­кались, Ра­фара и Ика­ла доп­лы­ли до се­реди­ны Зе­леных Вод. Ог­ромный кро­кодил, выс­та­вив на­ружу уг­рю­мый глаз, сто­рожил эти мес­та.

Кро­кодил, о кро­кодил го­лубой,
Спишь ты? Не ви­дишь ты?
Дочь Вод приш­ла.
По­чему не рас­кры­ва­ют­ся пе­ред ней две­ри?

Кро­кодил, сто­рожив­ший пер­вую гря­ду ко­рал­лов, очень уди­вил­ся, ус­лы­шав этот го­лос. Он под­плыл к ска­ле. Де­ва Вод и ее ра­быня взоб­ра­лись к не­му на спи­ну и ми­нова­ли семь ко­рал­ло­вых гряд, ко­торые рас­сту­пались пе­ред ни­ми и тут же сно­ва смы­кались. И все боль­шие и ма­лень­кие кро­коди­лы с че­шуй­ча­тыми спи­нами смот­ре­ли, как они плы­вут, и ра­дос­тно пе­рего­вари­вались:

— Это прав­да? Де­ва Зе­леных Вод вер­ну­лась?

— Ну да, — ска­зал ог­ромный са­мец, — это она, я ее уз­наю.

А ан­дри­ам­ба­ху­ака все сто­ял на бе­регу и горь­ко пла­кал:

Ра­фара, де­ва Вод,
Вер­нись, вер­нись, про­шу те­бя.
Твой муж в бе­де.
Твой сын в нуж­де.

Дол­го жа­ловал­ся ан­дри­ам­ба­ху­ака, по­ка не вып­лы­ли из во­ды два кро­коди­ла, про­жив­шие на све­те мно­го со­тен лет. Их пос­ла­ли ро­дите­ли Ра­фары, что­бы при­вес­ти его и маль­чи­ка.

— Мы за­дох­немся в во­де и ум­рем, — ска­зал ан­дри­ам­ба­ху­ака.

Но кро­кодил по­боль­ше ус­по­ко­ил его:

— Не бой­ся. По­ка вы с на­ми, ни­чего дур­но­го не слу­чит­ся.

Они пог­ру­зились в во­ду и да­лее не за­мочи­ли одеж­ду.

Дол­го плы­ли они за кро­коди­лами и вдруг уви­дели за­кол­до­ван­ный за­мок. Из зам­ка по­яви­лась Ра­фара и пош­ла им навс­тре­чу. Она го­вори­ла, и го­лос ее лил­ся как пес­ня. За ней шла длин­ная ве­рени­ца ра­бынь; одеж­дой им слу­жили толь­ко длин­ные во­лосы.

Счас­тли­вый ко­роль Вод и его же­на с ра­достью при­няли ан­дри­ам­ба­ху­аку и маль­чи­ка. И жи­ли они все вмес­те дол­гие го­ды.

Я не ста­ну рас­ска­зывать, как хо­рошо им жи­лось, но мол­ва о них бу­дет раз­но­сить­ся по све­ту до скон­ча­ния ве­ка.