Разуандранувула и Разуандрануманга

Го­ворят, в од­ной де­рев­не жи­ли две де­вуш­ки: Ра­зу­ан­дра­нуву­ла и Ра­зу­ан­дра­нуман­га. У пер­вой отец был бо­гатый, а у вто­рой — очень бед­ный. Каж­дый ве­чер де­вуш­ки при­ходи­ли по­сидеть у ог­ра­ды де­рев­ни.

Го­ворят, од­нажды к ним по­дошел ан­дри­ам­ба­ху­ака се­вера и за­хотел взять в же­ны Ра­зу­ан­дра­нуман­гу, а на Ра­зу­ан­дра­нуву­лу ед­ва взгля­нул. Но Ра­зу­ан­дра­нуман­га ска­зала ему:

— Ты, ан­дри­ам­ба­ху­ака, не су­ме­ешь мне уго­дить: я хо­чу но­сить ды­рявую лам­бу и спать на рва­ной ци­нов­ке.

— Ес­ли у те­бя та­кой нрав, луч­ше мне воз­вра­щать­ся до­мой, — от­ве­тил он. — Я и прав­да не су­мею те­бе уго­дить.

И он ушел.

Го­ворят, вско­ре пос­ле это­го при­шел к ним ан­дри­ам­ба ху­ака юга; на Ра­зу­ан­дра­нуву­лу он ед­ва взгля­нул, а Ра­зу­ан­дра­нуман­гу за­хотел взять в же­ны. Но она ска­зала ему те же сдо­ва, что ан­дри­ам­ба­ху­аке се­вера, и он ушел. Го­ворят, при­ходи­ли к ним ан­дри­ам­ба­ху­аки с че­тырех сто­рон и все, ус­лы­шав сло­ва Ра­зу­ан­дра­нуман­га, вер­ну­лись на­зад.

На­конец пос­ледним явил­ся ан­дри­ам­ба­ху­ака се­реди­ны ос­тро­ва и ска­зал Ра­зу­ан­дра­нуман­ге:

— Не бой­ся, у ме­ня в до­ме мно­го одеж­ды, ламб и ци­новок.

— Все-та­ки я бо­юсь, что ты не смо­жешь вы­пол­нить мое же­лание. Я бо­юсь, что ты ме­ня не лю­бишь, ведь я бед­ная и си­рота, те­бе при­дет­ся за­менить мне ро­дите­лей.

— Не тре­вожь­ся, Ра­зу­ан­дра­нуман­га, сог­ла­сись пой­ти ко мне, и ни о чем не бес­по­кой­ся: я бу­ду те­бе вмес­то от­ца и ма­тери.

Ра­зу­ан­дра­нуман­га сог­ла­силась; ан­дри­ам­ба­ху­ака се­реди­ны ос­тро­ва дал ей кра­сивые одеж­ды и увел к се­бе.

Вско­ре пос­ле это­го ан­дри­ам­ба­ху­ака на пять ме­сяцев у­ехал на по­бережье. В тот же день Ра­зу­ан­дра­нуву­ла приш­ла к Ра­зу­ан­дра­нуман­ге и ска­зала:

— Мо­жешь воз­вра­щать­ся до­мой, ан­дри­ам­ба­ху­ака те­бя раз­лю­бил, я бу­ду его же­ной вмес­то те­бя.

— Я не уй­ду, по­ка он сам ме­ня не про­гонит.

Ра­зу­ан­дра­нуву­ла пош­ла до­мой и ска­зала ма­тери:

— Ма­ма, я наш­ла се­бе му­жа, он ве­лел мне при­нес­ти пол­ную кор­зи­ну перь­ев.

— Не бес­по­кой­ся, доч­ка, се­год­ня ве­чером мы убь­ем мно­го птиц.

Ве­чером мать при­каза­ла убить птиц и соб­рать перья в кор­зи­ну; ра­бы наб­ра­ли пол­ную кор­зи­ну и при­нес­ли Ра­зу­ан­дра­нуву­ле. Ут­ром она взя­ла перья, приш­ла к Ра­зу­ан­дра­нуман­ге и ска­зала:

— По­чему ты не уш­ла. Ведь ан­дри­ам­ба­ху­ака от те­бя от­ка­зал­ся!

— Я не хо­чу ухо­дить.

Тог­да Ра­зу­ан­дра­нуву­ла схва­тила ее, по­вали­ла на зем­лю и вот­кну­ла перья ей в те­ло; Ра­зу­ан­дра­нуман­га прев­ра­тилась в пти­цу и уле­тела. А Ра­зу­ан­дра­нуву­ла по­сели­лась в до­ме ан­дри­ам­ба­ху­аки.

Че­рез пять ме­сяцев ан­дри­ам­ба­ху­ака вер­нулся и при­нял

Ра­зу­ан­дра­нуву­ле за Ра­зу­ан­дра­нуман­гу. Од­нажды Ра­зура­нуман­га, став­шая пти­цей, при­лете­ла к их до­му и зак­ча­ла:

— О ан­дри­ам­ба­ху­ака, эта жен­щи­на не Ра­зу­ан­дра­нуман­га, в те­ло тво­ей же­ны вот­кну­ли перья, и она ста­ла пти­цей.

Ус­лы­шал ее крик ан­дри­ам­ба­ху­ака и вос­клик­нул:

— Как при­ят­но по­ет эта пти­ца!

Но Ра­зу­ан­дра­нуву­ла не сог­ла­силась с ним. Пти­ца час­то при­лета­ла к их до­му и са­дилась на кры­шу; как-то раз ан­дри­ам­ба­ху­ака ска­зал Ра­зу­ан­дра­нуву­ле: «Я за­маню ее в си­лок». Он в са­мом де­ле пой­мал пти­цу, ощи­пал ее и хо­тел сва­рить, но тут пти­ца вдруг сно­ва прев­ра­тилась в Ра­зу­ан­дра­нуман­гу. Кто же это­му уди­вил­ся? Ан­дри­ам­ба­ху­ака.

Ког­да у Ра­зу­ан­дра­нуман­ги вы­щипа­ли все перья, ан­дри­ам, ба­ху­ака спро­сил, как она ста­ла пти­цей.

— В тот день, ког­да ты у­ехал на по­бережье, — от­ве­тила она, — Зу­ан­дра­нуву­ла приш­ла ко мне и ска­зала, что ты бе­решь ее в же­ны, а ме­ня про­гоня­ешь. Я не за­хоте­ла уй­ти, тог­да она по­вали­ла ме­ня на зем­лю, вот­кну­ла мне в те­ло перья, и я прев­ра­тилась в пти­цу.

Ан­дри­ам­ба­ху­ака страш­но рас­сердил­ся и раз­ре­шил Ра­зу­ан­дра­нуман­ге сде­лать со сво­ей со­пер­ни­цей все, что она хо­чет.

Ра­зу­ан­дра­нуман­га зас­та­вила от­ру­бить го­ловы нес­коль­ким ба­ранам и сво­ей со­пер­ни­це. Ба­раньи го­ловы она сло­жила в кор­зи­ну, по­ложи­ла ту­да же го­лову Зу­ан­дра­нуву­лы и при­каза­ла от­нести ее ро­дите­лям. Но­силь­щи­кам она ве­лела ска­зать толь­ко од­но: «Вот что по­сыла­ет вам зять!» Как она ска­зала, так они и сде­лали. Ро­дите­ли Зу­ан­дра­нуву­лы от­кры­ли кор­зинку, уви­дели ба­раньи го­ловы и сре­ди них го­лову сво­ей до­чери. Они зап­ла­кали и ста­ли спра­шивать, по­чему уби­ли их дочь. Ра­бы рас­ска­зали, как Ра­зу­ан­дра­нуман­га ста­ла пти­цей и как она за это отом­сти­ла. Ро­дите­ли про­сили от­дать им труп до­чери, что­бы по­хоро­нить его в мо­гиле пред­ков. Но им его не от­да­ли. Они дол­го го­рева­ли и но­сили тра­ур. Вот ка­кой ко­нец пос­тиг Ра­зу­ан­дра­нуву­лу! А Ра­зу­ан­дра­нуман­га ос­та­лась же­ной ан­дри­ам­ба­ху­аки се­реди­ны ос­тро­ва, и они жи­ли вмес­те до глу­бокой ста­рос­ти.