Ребенок и фосса

Од­нажды Ра­мару­аиака уш­ла ло­вить ра­ков; де­тям она ве­лела си­деть до­ма и ни в ко­ем слу­чае не хо­дить за ней. Прош­ло нем­но­го вре­мени, и один маль­чик все-та­ки вы­шел из хи­жины и по­бежал за ма­терью. Он ду­мал, что она сов­сем близ­ко, по­это­му он шел по до­роге и кри­чал:

— О ма­ма! О ма­ма!

От стра­ха го­лос у не­го дро­жал.

— Ох! Ох! — до­нес­ся из­да­лека ка­кой-то дру­гой го­лос.

Ус­лы­шав, что ему от­ве­ча­ют, ре­бенок нем­но­го при­обод­рился. «Ко­неч­но, это ма­ма, — го­ворил он сам се­бе, — я ее быс­тро до­гоню, слыш­но ведь, что она не­дале­ко». Он пус­тился бе­гом, не пе­рес­та­вая кри­чать; дру­гой го­лос все вре­мя от­ве­чал, и ему ка­залось, что он по­нем­но­гу к не­му приб­ли­жа­ет­ся. Под­ви­га­ясь впе­ред, маль­чик заб­рел в неп­ро­ходи­мую лес­ную ча­щу. Вдруг пе­ред ним ока­залась тол­стая при­земис­тая фос­са с крас­ны­ми гла­зами. Уви­дев это­го гад­ко­го зве­ря, маль­чик ис­пу­гал­ся и в тре­воге опять стал звать мать:

— О ма­ма! О ма­ма!

— Ох! Ох! — от­клик­ну­лась фос­са.

В тот же миг она схва­тила маль­чи­ка и взва­лила его на спи­ну; маль­чик си­дел на ней, пря­мо как ва­заха на му­ле. Каж­дый раз, ког­да он звал мать, фос­са от­ве­чала ему: «Ох!» Маль­чик был сов­сем ма­лень­кий; он не по­нимал, что это от­кли­ка­ет­ся фос­са, и ду­мал, что ему от­ве­ча­ет мать.

На­конец зверь доб­рался до пе­щеры, где он жил. Фос­са хо­тела от­кормить маль­чи­ка, что­бы по­том съ­есть; ухо­дя на по­ис­ки пи­щи, она за­рыва­ла его до по­яса в пе­сок. Фос­са при но­сила мед, фрук­ты, ры­бу и все ос­таль­ное, что едят лю­ди. Она ухо­дила по ут­рам и воз­вра­щалась ве­чером.

Пос­те­пен­но Ику­туке­ли — так зва­ли маль­чи­ка — при­вык к фос­се, и она боль­ше не за­рыва­ла его в пе­сок, ког­да ухо­дила ут­ром на охо­ту. Маль­чик бе­гал око­ло пе­щеры. Нев­да­леке, по­выше пе­щеры, бы­ла боль­шая ска­ла, на вер­ши­ну ко­торой он час­то при­ходил иг­рать. Со ска­лы вид­не­лась де­рев­ня, где он ро­дил­ся, и ма­лень­кий уз­ник, ску­чая о брать­ях и ро­дите­лях, пел та­кую пес­ню:

Там, вни­зу, на­ша де­рев­ня,
Де­рев­ня, где мно­го лю­дей
И мно­го де­тей.
Мои братья сто­рожат бы­ков,
Мои сес­тры сте­регут птиц,
Мой отец до­ит ко­ров,
Моя мать ва­рит рис.
Там, вни­зу, на­ша де­рев­ня,
Де­рев­ня, где мно­го лю­дей.

Ут­ром и ве­чером маль­чик пел эту пес­ню и сле­зы тек­ли у пе­го из глаз — так ему бы­ло грус­тно.

На­конец в один прек­расный день ему уда­лось убе­жать и вер­нуть­ся в де­рев­ню. Уви­дав его, ро­дите­ли от ра­дос­ти не зна­ли, что де­лать: ведь они ду­мали, что он умер.

Де­ти, по­думай­те об этом, и пусть прик­лю­чения Ику­туке­ли пос­лу­жат вам уро­ком! Злая фос­са хо­тела от­кормить его и съ­есть; к счастью, ему еще не приш­ло вре­мя уми­рать и он вер­нулся до­мой це­лым и нев­ре­димым.