Семеро братьев, которые хотели жениться на Рамитувиамандренини

Жи­ли, го­ворят, в од­ной де­рев­не се­меро брать­ев, семь сы­новей од­ной ма­тери, семь со­пер­ни­ков. Од­нажды они ус­лы­шали про Ра­миту­ви­аман­дре­нини. Мно­гие муж­чи­ны хо­тели взять ее в же­ны, но ни­кому это не уда­лось.

Се­меро брать­ев пош­ли ее ис­кать, что­бы на ней же­нить­ся. Вы­ходя из хи­жины, стар­ший встре­тил му­ху.

— Ку­да идешь, стар­ший брат? — спро­сила му­ха.

— Я иду за Ра­миту­ви­аман­дре­нини, хо­чу взять ее в же­ны, — от­ве­тил он.

— Дай мне нем­но­го ме­да, я на­учу те­бя, как по­лучить ту, ко­торую ты хо­чешь.

— Че­му мо­жет на­учить ме­ня му­ха, ко­торая толь­ко и де­ла­ет, что си­дит на от­бро­сах? — от­ве­тил стар­ший и ушел.

По­том он встре­тил осу.

— Дай мне ме­да, — поп­ро­сила оса, — я ска­жу те­бе, как же­нить­ся на Ра­миту­ви­аман­дре­нини.

— Что ты, оса, мо­жешь мне ска­зать, ес­ли толь­ко и зна­ешь, что ла­комить­ся вся­ким гниль­ем, — от­ве­тил стар­ший брат и по­шел сво­ей до­рогой.

По­том жа­воро­нок спро­сил у не­го, ку­да он идет.

— Я иду за Ра­миту­ви­аман­дре­нини, хо­чу взять ее в же­ны, — от­ве­тил он.

— Брось мне нем­ножко очи­щен­но­го ри­са, — поп­ро­сил жа­воро­нок, — за это я ска­жу те­бе, что сде­лать, что­бы на ней же­нить­ся.

— Да у те­бя сты­да нет, — оби­дел­ся стар­ший, — ты, та­кой ма­лень­кий, пред­ла­га­ешь мне свою по­мощь!

И он по­шел даль­ше.

— Ку­да идешь? — спро­сила его свинья, по­пав­ша­яся навс­тре­чу.

— Я иду за Ра­миту­ви­аман­дре­нини, хо­чу взять ее в же­ны, — от­ве­тил он.

— Ес­ли ты дашь мне ба­татов, ма­ни­ока и от­ру­бей, я ска­жу те­бе, как стать ее му­жем, — прох­рю­кала свинья.

— Что мне мо­жет ска­зать свинья, ко­торая це­лый день ты­чет­ся но­сом в по­мои! — рас­сердил­ся стар­ший брат и по­шел даль­ше. Он уви­дал пруд и стал ку­пать­ся.

— Ку­да ты идешь? — спро­сила его си­дев­шая на во­де чом­га.

— Я иду за Ра­миту­ви­аман­дре­нини, хо­чу взять ее в же­ны.

— Дай мне очи­щен­но­го ри­са, — поп­ро­сила пти­ца. — Я по­могу те­бе на ней же­нить­ся.

— Как же ты это сде­ла­ешь, ес­ли толь­ко и уме­ешь, что плес­кать­ся в во­де?! — вос­клик­нул стар­ший брат и по­шел сво­ей до­рогой.

На­конец он при­шел к Ра­миту­ви­аман­дре­нини. Она бы­ла так по­хожа на свою мать, что их нель­зя бы­ло от­ли­чить друг от дру­га.

— Же­лаю вам до­жить до глу­бокой ста­рос­ти и не знать ни­каких бо­лез­ней, — ска­зал стар­ший брат ро­дите­лям де­вуш­ки. — Я при­шел за Ра­миту­ви­аман­дре­нини, хо­чу взять ее в же­ны.

Знаю, — от­ве­тил отец, — но ты на ней не же­нишь­ся.

— По­чему? — спро­сил стар­ший брат.

— Пой­дем в по­ле, — поз­вал его отец. — Я бу­ду раз­бра­сывать рис. Ес­ли ты пе­рес­чи­та­ешь все зер­на и не собь­ешь­ся, я от­дам те­бе дочь.

Отец нес­коль­ко раз взмах­нул ру­кой, раз­бро­сал по по­лю рис и ушел до­мой. Стар­ший брат не су­мел сос­чи­тать зер­на. Он при­шел к от­цу Ра­миту­ви­аман­дре­нини и приз­нался, что не сде­лал то­го, что тот ему ве­лел.

— Ес­ли ты уз­на­ешь, ка­кая из мо­их ко­ров оте­лилась пер­вой, — ска­зал отец, — я от­дам те­бе дочь.

Стар­ший брат пос­мотрел на ко­ров, но не мог до­гадать­ся, ка­кая из них оте­лилась пер­вой.

— Ви­дишь мои ри­совые по­ля? — спро­сил тог­да отец. — Ес­ли ты их об­ра­бота­ешь, я от­дам те­бе дочь.

Стар­ший брат на­чал ко­пать, но ско­ро вер­нулся на­зад и приз­нался, что эта ра­бота ему не под си­лу.

— Я бро­шу в пруд жем­чу­жину, — ска­зал отец. — Ес­ли ты ее дос­та­нешь, я от­дам те­бе дочь.

Стар­ший брат не дос­тал жем­чу­жину.

— Ес­ли хо­чешь по­лучить Ра­миту­ви­аман­дре­нини, поп­ро­буй в пос­ледний раз сде­лать то, что я ска­жу. Пе­ред то­бой моя дочь и ее мать. Уга­дай, кто из них Ра­миту­ви­аман­дре­нини; уга­да­ешь — уво­ди и же­нись на ней.

Стар­ший брат ошиб­ся: он при­нял мать за дочь. В от­ча­янии он соб­рался до­мой, но тут приш­ли его братья.

— Го­ре! — ска­зал он. — Ни­чего у ме­ня не выш­ло. Не знаю, кто из вас ока­жет­ся та­ким лов­ким, что су­ме­ет взять ее в же­ны.

Братья по оче­реди про­сили от­ца от­дать им Ра­миту­ви­аман­дре­нини. Отец зас­тавлял их де­лать то же, что стар­ше­го бра­та, и ник­то из них не смог по­лучить де­вуш­ку.

А са­мый млад­ший брат, Фа­рала­хи, еще не явил­ся. Он ушел из до­му ис­кать Ра­миту­ви­аман­дре­нини и встре­тил по до­роге му­ху.

— Ку­да ты идешь, Фа­рала­хи? — спро­сила му­ха.

— Я хо­чу же­нить­ся на Ра­миту­ви­аман­дре­нини.

А Фа­рала­хи ока­зал­ся ум­нее брать­ев, он при­пас на до­рогу мед, очи­щен­ный рис и вся­кое дру­гое.

— Я по­могу те­бе на ней же­нить­ся, ес­ли ты дашь мне нем­но­го ме­да.

Фа­рала­хи тут же дал ей ме­да. Му­ха об­ра­дова­лась, что по­лучи­ла мед, и ска­зала:

— Ког­да отец той, на ко­торой ты хо­чешь же­нить­ся, по­кажет те­бе двух жен­щин и спро­сит, кто из них мать, а кто дочь, по­зови ме­ня. Я ся­ду на ще­ку Ра­миту­ви­аман­дре­нини, что­бы ты мог ее уз­нать.

— Хо­рошо, — ска­зал Фа­рала­хи и по­шел даль­ше.

Нем­но­го по­годя ему встре­тилась оса.

— Ку­да ты идешь? — спро­сила она.

— Я иду за Ра­миту­ви­аман­дре­нини, хо­чу на ней же­нить­ся.

— Дай мне нем­но­го ме­да, — поп­ро­сила оса. — За это я на­учу те­бя, как по­лучить де­вуш­ку.

Фа­рала­хи дал ей ме­да.

— Ког­да отец Ра­миту­ви­аман­дре­нини ве­лит те­бе отыс­кать у не­го в ста­де ко­рову, ко­торая оте­лилась пер­вой, по­зови ме­ня. Я ся­ду ей на го­лову, что­бы ты мог ее уз­нать.

— Хо­рошо, — ска­зал Фа­рала­хи и по­шел даль­ше.

По­том он встре­тил жа­ворон­ка.

— Дай мне очи­щен­но­го ри­са, — поп­ро­сил жа­воро­нок, — я по­могу те­бе стать му­жем Ра­миту­ви­аман­дре­нини.

Фа­рала­хи дал жа­ворон­ку ри­са.

— Ког­да отец той, ко­торую ты хо­чешь взять в же­ны, ста­нет ши­роко раз­ма­хивать ру­кой и раз­бра­сывать в по­ле рис, а по­том ве­лит те­бе его по­доб­рать, по­зови ме­ня, — ска­зал жа­воро­нок. — Я сам со­беру весь рис.

— Хо­рошо, — ска­зал Фа­рала­хи и по­шел даль­ше.

По­том ему по­палась свинья.

— Ку­да ты идешь, Фа­рала­хи? — спро­сила свинья.

— Я иду за Ра­миту­ви­аман­дре­нини. Хо­чу на ней же­нить­ся.

— Брось мне нес­коль­ко ба­татоз и нем­но­го ма­ни­ока, тог­да я по­могу те­бе.

Фа­рала­хи тут же ис­полнил прось­бу свиньи.

— Ког­да отец Ра­миту­ви­аман­дре­нини ска­жет, что­бы ты об­ра­ботал его ри­совое по­ле, по­зови ме­ня, — ска­зала свинья. — Я на­рою зем­ли, что­бы удер­жать во­ду.

— Хо­рошо, — ска­зал Фа­рала­хи и по­шел даль­ше.

По­том он уви­дел пруд и стал ку­пать­ся.

— Ку­да ты идешь, Фа­рала­хи? — спро­сила его чом­га.

— Я иду за Ра­миту­ви­аман­дре­нини, я хо­чу на ней же­нить­ся.

— Дай мне очи­щен­но­го ри­са, — поп­ро­сила пти­ца. — За это я сде­лаю те­бя ее мул­сем.

Фа­рала­хи дал ей ри­са.

— Ког­да отец той, на ко­торой ты хо­чешь же­нить­ся, ве­лит те­бе най­ти на дне пру­да жем­чу­жину, — ска­зала чом­га, — по­зови ме­ня. Я ее най­ду.

— Хо­рошо, — ска­зал млад­ший брат и по­шел даль­ше.

Фа­рала­хи при­шел к от­цу Ра­миту­ви­аман­дре­нини и ска­зал ему:

— Гос­по­дин, я при­шел за­тем, что­бы взять в же­ны твою дочь.

— Ес­ли хо­чешь ее по­лучить, пой­дем со мной в по­ле, — ус­лы­шал он в от­вет.

Они приш­ли в по­ле, и отец Ра­миту­ви­аман­дре­нини стал раз­ма­хивать ру­кой и рас­сы­пать по зем­ле рис.

— Ес­ли ты сос­чи­та­ешь все зер­на и не собь­ешь­ся, — ска­зал он, — я от­дам те­бе дочь.

Фа­рала­хи поз­вал жа­ворон­ка. Жа­воро­нок при­летел, по­доб­рал рис, пе­рес­чи­тал все зер­нышки и от­дал Фа­рала­хи. Фа­рала­хи от­нес рис от­цу. Отец очень уди­вил­ся и ска­зал:

— Мо­жет быть, ты же­нишь­ся на Ра­миту­ви­аман­дре­нини.

По­том он при­бавил:

— Най­ди в мо­ем ста­де ко­рову, ко­торая оте­лилась рань­ше всех, тог­да я от­дам те­бе дочь.

Он стал по­казы­вать Фа­рала­хи сво­их ко­ров. Фа­рала­хи ти­хонь­ко поз­вал осу. Оса при­лете­ла и се­ла на го­лову ко­ровы, ко­торая оте­лилась рань­ше всех. Фа­рала­хи тут же ука­зал ее от­цу. Тот очень уди­вил­ся и ска­зал:

— Мо­жет быть, ты бу­дешь мо­им зя­тем.

И при­бавил:

— Я бро­шу эту жем­чу­жину в во­ду. Най­ди ее — это вы­куп за мою дочь.

Отец ушел, а Фа­рала­хи поз­вал чом­гу. Пти­ца тут же при­лете­ла на его зов.

— Чом­га, — поп­ро­сил ее Фа­рала­хи, — дос­тань жем­чу­жину; отец Ра­миту­ви­аман­дре­нини толь­ко что вот здесь бро­сил ее в во­ду.

Пти­ца дос­та­ла жем­чу­жину и от­да­ла Фа­рала­хи. Фа­рала­хи от­нес жем­чу­жину от­цу де­вуш­ки.

— Те­перь я уже поч­ти на­вер­ное знаю, что ты же­нишь­ся на Ра­миту­ви­аман­дре­нини, — ска­зал он. — Ви­дишь это боль­шое по­ле? Об­ра­ботай его, что­бы я мог по­садить рис. Обе­щаю тог­да от­дать те­бе дочь.

Фа­рала­хи по­шел в по­ле и поз­вал свинью. Свинья при­бежа­ла и взя­лась за ра­боту. До нас­тупле­ния но­чи все бы­ло сде­лано. Фа­рала­хи при­вел от­ца Ра­миту­ви­аман­дре­нини и по­казал ему об­ра­ботан­ный учас­ток. Тот очень уди­вил­ся, что все его же­лания тут же вы­пол­ня­ют­ся.

— Ты на­вер­ня­ка по­лучишь в же­ны мою дочь, — ска­зал он. — Мно­гие муж­чи­ны хо­тели на ней же­нить­ся, но ни­кому, кро­ме те­бя, не уда­валось сде­лать то, что я ве­лел. Те­перь те­бя ждет пос­леднее ис­пы­тание. Ес­ли ты вы­дер­жишь его с честью, Ра­миту­ви­аман­дре­нини ста­нет тво­ей же­ной.

Он при­вел же­ну и дочь, ко­торые бы­ли по­хожи друг на дру­га как две кап­ли во­ды, и ска­зал:

— Э, Фа­рала­хи! Кто из них Ра­миту­ви­аман­дре­нини? Ес­ли уга­да­ешь, же­нись на ней; та­кая, зна­чит, у те­бя судь­ба.

Фа­рала­хи ти­хонь­ко поз­вал му­ху. Она при­лете­ла и се­ла на ще­ку де­вуш­ки; Фа­рала­хи тут же ука­зал от­цу на Ра­миту­ви­аман­дре­нини и ска­зал:

— Ну, же­на, идем со мной.

Ро­дите­ли уди­вились та­кой пос­пешнос­ти.

— Фа­рала­хи, а где же ву­ди уд­ри? — спро­сил отец.

Фа­рала­хи от­дал день­ги и стал му­жем Ра­миту­ви­аман­дре­нини.

Он вер­нулся до­мой. Око­ло де­рев­ни Фа­рала­хи ус­лы­шал зву­ки му­зыки и уда­ры в ба­рабан, ко­торый на­роч­но при­нес­ли ра­ди не­го. Шес­те­ро брать­ев не мог­ли по­верить, что он ус­пел там, где ник­то из них ни­чего не до­бил­ся.

Вско­ре Ра­миту­ви­аман­дре­нини ро­дила сы­на. На сле­ду­ющую зи­му маль­чи­ку на­до бы­ло сде­лать об­ре­зание. Шес­те­ро брать­ев да­ли де­нег, что­бы ус­тро­ить бо­гатый праз­дник, а са­ми втай­не за­видо­вали Фа­рала­хи и ре­шили вы­манить его из де­рев­ни и убить. Они уш­ли из до­му и, ког­да бы­ли уже да­леко, уви­дели на бе­регу ре­ки убе­жище кро­коди­ла, в ко­тором он скла­дывал одеж­ду тех, ко­го ему уда­лось сож­рать.

— Каж­дый из нас спус­тится в эту ды­ру на ве­рев­ке, — ре­шили они. — Те, кто ос­та­нут­ся на­вер­ху, бу­дут дер­жать дру­гой ко­нец. Ког­да при­дет оче­редь Фа­рала­хи, мы ос­та­вим его в ды­ре, и его сож­рет кро­кодил.

Фа­рала­хи не знал, что они за­дума­ли. Се­меро брать­ев приш­ли к убе­жищу кро­коди­ла, и стар­ший по ве­рев­ке спус­тился вниз. Взрос­ло­го кро­коди­ла в пе­щере не бы­ло. Он уви­дел толь­ко его де­тены­шей и не на­шел ни­каких дра­гоцен­ностей, ко­торые дол­жны бы­ли там ле­жать. Братья по­тяну­ли за ве­рев­ку и вы­тащи­ли его на­верх. Пя­теро дру­гих сде­лали то же са­мое. Ког­да приш­ла оче­редь Фа­рала­хи, братья от­пусти­ли ве­рев­ку и ос­та­вили Фа­рала­хи вни­зу. Они вер­ну­лись на­зад и ска­зали от­цу и ма­тери, что млад­ший брат умер и его съ­ел кро­кодил. То же са­мое они рас­ска­зали его же­не Ра­миту­ви­аман­дре­нини. Она очень огор­чи­лась. Из глаз у нее в два ручья по­лились сле­зы, и она на­дела тра­ур­ную одеж­ду.

Но Фа­рала­хи ох­ра­нял За­наха­ри, и он на­шел до­рогу, по ко­торой кро­кодил вы­бирал­ся из сво­его убе­жища. Эта до­рога при­вела его к сок­ро­вищам, ко­торые на­копил кро­кодил. Фа­рала­хи взял все, что на­шел, сло­жил в шку­ру и унес. Он по­шел до­мой; по­дой­дя к род­ным мес­там, Фа­рала­хи за­вер­нулся в шку­ру, что­бы ни ро­дите­ли, ни же­на не мог­ли его уз­нать. Дож­давшись ве­чера, он во­шел в де­рев­ню и явил­ся к от­цу и ма­тери. Ни ро­дите­ли, ни братья его не уз­на­ли. Из-за то­го что Фа­рала­хи за­вер­нулся в шку­ру, он стал гну­савить. Ког­да сов­сем стем­не­ло, шесть брать­ев ска­зали ему:

— Чу­жес­тра­нец, иди к Ра­миту­ви­аман­дре­нини, у нее в хи­жине нет муж­чи­ны, и ты хо­рошо от­дохнешь.

Фа­рала­хи сог­ла­сил­ся и по­шел к сво­ей же­не, ко­торая не до­гада­лась, что к ней вер­нулся муж. Ког­да они ло­жились спать, Фа­рала­хи ска­зал ей:

— Пос­мотри-ка на ме­ня!

По­том он снял шку­ру и спро­сил:

Те­перь, ра­матуа, ты ме­ня уз­на­ешь? Ра­миту­ви­аман­дре­нини уди­вилась и очень об­ра­дова­лась; она тут же сня­ла тра­ур­ную одеж­ду и по­доб­ра­ла рас­тре­пан­ные во­лосы. На сле­ду­ющий день Фа­рала­хи по­шел за сок­ро­вища­ми, ко­торые он на­шел у кро­коди­ла. Он ос­та­вил их, по­тому что ему по­надо­билась шку­ра, в ко­торую они бы­ли за­вер­ну­ты. Ког­да Фа­рала­хи под­хо­дил к де­рев­не, пос­лы­шались зву­ки му­зыки и уда­ры в ба­рабан. Братья уви­дели его и не по­вери­ли собс­твен­ным гла­зам: тот, ко­го они хо­тели убить, ока­зал­ся жив; ма­ло то­го, он еще раз­бо­гател! Отец, мать и же­на Фа­рала­хи ра­дова­лись, а братья, ко­торые при­чини­ли ему зло, дро­жали от стра­ха, что лю­ди уз­на­ют об их пре­датель­стве.

Ког­да при­шел день об­ре­зания, Фа­рала­хи ус­тро­ил та­кой праз­дник, ко­торо­го еще ник­то не ви­дывал. Те­перь он мог это сде­лать, по­тому что был очень бо­гат. А его братья впа­ли в нуж­ду. Вот от­ку­да взя­лась пос­ло­вица: «Как ни ста­рай­ся раз­бо­гатеть, про­тив судь­бы не ус­то­ишь». Из се­мерых брать­ев толь­ко один Фа­рала­хи не гну­шал­ся жи­вот­ных. Так по­яви­лась пос­ло­вица: «Гор­дый бед­няк сам от се­бя го­нит бо­гатс­тво». Фа­рала­хи лю­бил жи­вот­ных и был воз­награж­ден — они по­мог­ли ему же­нить­ся. Вот и сло­жили пос­ло­вицу: «Доб­рое де­ло не про­падет да­ром». И еще од­ну: «Хо­рошие друзья друг дру­га в бе­де не ос­та­вят». И пос­леднюю: «Пра­вому и го­ры не по­меха».