Винци и канкафутра

ГГо­ворят, ког­да-то вин­ци и кан­ка­фут­ра бы­ли друзь­ями. Од­нажды кан­ка­фут­ра за­боле­ла и поп­ро­сила сво­его дру­га выс­ти­рать ее лам­бу. Вин­ци сог­ла­сил­ся. Он при­шел на бе­рег ре­ки и раз­вернул лам­бу.

— Ка­кая она кра­сивая, ка­кая шел­ко­вис­тая! — вос­клик­нул он, раз­гля­дывая лам­бу. — С тех пор как я жи­ву на све­те, мне ни ра­зу не при­ходи­лось ви­деть та­кой лам­бы. Я ни за что с ней не рас­ста­нусь! Возь­му и не вер­нусь боль­ше в де­рев­ню, луч­ше по­селюсь здесь на бе­регу ре­ки.

Кан­ка­фут­ра не мог­ла по­нять, по­чему ее друг так дол­го не воз­вра­ща­ет­ся. Она все гла­за прог­ля­дела, ус­та­вив­шись на тро­пин­ку, ве­дущую к ре­ке, но вин­ци не по­казы­вал­ся. «Уж не за­болел ли он? — по­дума­ла кан­ка­фут­ра. — Не уби­ли ли его? Дам­ба дав­но дол­жна бы­ла про­сох­нуть. Не пой­ти ли мне са­мой пос­мотреть, что там слу­чилось?»

Приш­лось кан­ка­фут­ре ле­теть к ре­ке. Она опус­ти­лась на бе­рег и пос­мотре­ла во все сто­роны; вин­ци си­дел не ше­лох­нувшись в кра­сивом крас­ном до­ме, ко­торый он ус­пел се­бе пос­тро­ить. Кан­ка­фут­ра зва­ла сво­его дру­га, но вин­ци не от­ве­чал. Кан­ка­фут­ра прок­ли­нала его, но вин­ци да­же гла­зом не мор­гнул. Он на­рядил­ся в рос­кошную лам­бу, ко­торую счи­тал те­перь сво­ей, и был страш­но горд, что она пе­рели­ва­ет­ся та­кими кра­сивы­ми цве­тами.

Вот, го­ворят, по­чему вин­ци и кан­ка­фут­ра не лю­бят друг дру­га. С тех пор вин­ци жи­вет на са­мом бе­регу ре­ки и не за­лета­ет во вла­дения кан­ка­фут­ры.