Дележ награды

Ко­роль, Ста­рый Фриц, ус­тро­ил в Шар­лоттен­бурхе ма­нев­ры и на па­раде ор­ден по­терял. За­метил, ког­да в Бер­лин вер­нулся. Стал лейб-еге­ря спра­шивать, мо­жет, он зап­ри­метил, в ко­тором мес­те ор­ден про­пал. А то­му от­ку­да знать, лейб-еге­рю-то? И ве­лел Ста­рый Фриц во все те де­рев­ни на­писать: ес­ли, мол, кто из мес­тных ор­ден най­дет, пусть сра­зу же ста­рос­те до­ложит­ся. А ста­рос­та что­бы до­нес в Бер­лин.
И вот один му­жик под Шар­лоттен­бурхом стал по­ле па­хать и на­шел ор­ден. По­шел он к ста­рос­те, до­ложи­ли в Бер­лин, а из Бер­ли­на при­ходит от­вет, что­бы этот му­жик явил­ся с ор­де­ном к ко­ролю. При­одел­ся му­жик, по­шел в Бер­лин. При­ходит на пер­вый ка­ра­ул, сто­ит там гвар­дей­ский полк. От­ве­ли му­жика в ка­ра­уль­ню, спра­шива­ет его де­жур­ный по­ручик, ку­да он идет. Му­жик и го­ворит:
— Иду к ко­ролю.
— Че­го те­бе на­до у ко­роля?
— Ко­роль на мо­ем по­ле ор­ден по­терял, вот я его и не­су.
По­ручик му­жику и го­ворит:
— С те­бя по­лови­на.
Му­жик от­ве­ча­ет:
— Быть по-тво­ему.
И про­пус­ти­ли его.
При­шел му­жик на вто­рой ка­ра­ул. Сто­ят там ка­валер­гарды. Вы­шел де­жур­ный пра­пор, спра­шива­ет му­жика, че­го ему на­до. Му­жик го­ворит:
— Иду к са­мому ко­ролю, не­су ему од­ну вещь, ко­торую он на мо­ем по­ле по­терял.
— По­кажи мне эту вещь.
Вы­нул му­жик ор­ден из кар­ма­на, по­казал пра­пору.
— Ну, му­жик, наг­ра­ду по­лучишь — так с те­бя при­ходит­ся.
Му­жик сог­ла­ша­ет­ся:
— До­гово­рились.
При­шел му­жик в ко­ролев­ский за­мок, то­па­ет по лес­тни­це. Вы­ходит к не­му лейб-егерь.
— Че­го те­бе на­до, му­жик?
— Ни­чего. Хо­чу с ко­ролем по­гово­рить.
— Так прос­то не вый­дет, — го­ворит лейб-егерь. — Ты мне сна­чала ска­жи, че­го хо­чешь от ко­роли.
— Ста­ло быть, по­терял ко­роль ор­ден на мо­ем по­ле, ста­рос­та ме­ня и пос­лал из Шар­лотген­бурха от­дать его в собс­твен­ные ру­ки.
Пос­мотрел лейб-егерь на ор­ден, го­ворит:
— Да. Тот са­мый. Я те­бя про­пущу, ко­роль те­бя наг­ра­дит, так, смот­ри, про ме­ня не за­будь.
— Лад­но, не за­буду.
До­ложил лейб-егерь ко­ролю, что при­шел му­жик, и при­казал ко­роль при­вес­ти му­жика в па­латы.
— Му­жик, че­го те­бе на­до?
— Ста­рос­та ме­ня прис­лал от­дать ор­ден, ко­торый ты па мо­ем по­ле по­терял.
— Хо­рошо. Лейб-егерь, не­си зав­трак. Хле­ба, мас­ла, кол­ба­сы и две бу­тыл­ки ви­на.
По­зав­тра­кали му­жик с ко­ролем. За зав­тра­ком ко­роль и спро­сил му­жика, ка­кую он хо­чет наг­ра­ду. Му­жик го­ворит:
— Двес­ти по зад­ни­це.
— За твою чес­тность, за то, что на­ход­ку не ута­ил, ты сов­сем иной наг­ра­ды зас­лу­жива­ешь.
Му­жик го­ворит:
— Нет уж, что я наз­на­чил, то пусть и бу­дет. Пусть ва­ше ве­личес­тво вы­зовет двух дю­жих пар­ней с плеть­ми, и пой­дем мы на пер­вый ка­ра­ул, где по­ручик пер­во­го гвар­дей­ско­го де­журит. И пусть ва­ше ве­личес­тво возь­мет с со­бой лейб-еге­ря и пра­пора, ко­торый в ка­ра­уле ка­валер­гардов.
Приш­ли они на пер­вый ка­ра­ул. Два пар­ня, пра­воф­ланго­вых Алек­сан­дровско­го пол­ку с плеть­ми уже там, Ко­роль го­ворит му­жику:
— Вот все, что ты хо­тел.
Му­жик от­ве­ча­ет:
— Мне с этой наг­ра­ды ни­чего не при­ходит­ся. Вот этот по­ручик по­лови­ну тре­бовал, так пусть по­лучит сот­ню. Это­му пра­пору пять­де­сят, а лейб-еге­рю то­же пять­де­сят.
По­ручик виз­жал, кри­чал, про­сил му­жика хоть де­сяток скос­тить. Но му­жик ска­зал:
— Че­го про­сил, то и по­лучил. Да­вай те­перь ты, пра­пор, ло­жись, при­ми свои пол­сотни по за­ду.
Рас­пла­тил­ся и с пра­пором.
— Лейб-егерь, те­перь твоя оче­редь.
Вер­нулся лейб-егерь в за­мок с ве­ликим по­зором, три дня хо­дил, ду­мой из­во­дил­ся. И на чет­вертый день го­ворит ко­ролю:
— Ва­ше ве­личес­тво, пусть этот му­жик, раз он так умен, в ни­щете не по­мира­ет. Сде­ла­ем его кня­зем.
— Будь по-тво­ему.
Приг­ла­сил ко­роль кня­зей, ко­ролей и гра­фов, ус­тро­ил пир го­рой, а сам пос­лал за му­жиком и за его же­ной. Приш­ли они в Бер­лин. Все соб­ра­лись в за­ле. Взял ко­роль крес­ло, по­садил му­жика и ска­зал всем гос­тям:
— За чес­тность и вер­ность с ны­неш­не­го дня ко­роную его кня­зем.
И на­дел му­жику на го­лову кня­жес­кую ко­рону. А му­жик со стра­ху вет­ры пус­тил. Ко­роль смор­щился и го­ворит:
— Му­жик, как не стыд­но? Что де­ла­ешь?
А му­жик, ста­ло быть, от­ве­ча­ет:
— Ва­ше ве­личес­тво, ког­да князь свер­ху са­дит­ся, му­жику что де­лать? Толь­ко прочь бе­жать. Вот он ни­зом и уд­рал.

Оставить комментарий