Как мужик от беды избавился

Жи­ли-бы­ли му­жик и ба­ба, жи­ли бед­но-пре­бед­но. На­конец, ос­та­лась у них все­го чет­верть му­ки. Го­ворит му­жик ба­бе:
— Сва­ри, же­на, из этой му­ки за­тиру­ху. По­том сог­рей во­ды, вы­мо­ем но­ги пе­ред даль­ней до­рогой и по­ут­ру пой­дем ку­да гла­за гля­дят, на край све­та. Авось нам там бу­дет по­луч­ше.
Вот съ­ели они за­тиру­ху, вы­мыли но­ги, се­ли воз­ле пе­чи на лав­ке, ут­ра до­жида­ют­ся. И слы­шат, как в под­печье что-то тре­пыха­ет­ся. Му­жик и го­ворит:
— Что это там та­кое?
— А это я, ва­ша бе­да. Я вас не ос­тавлю, на край све­та с ва­ми пой­ду.
Вы­пор­хнул из под­печья бе­лый го­лубок, сел на жер­дочку, пе­рыш­ки чис­тит.
Му­жик ба­бе и мол­вит:
— Же­на, не пой­дем мы с то­бой ни на ка­кой край све­та. Увя­жет­ся с на­ми бе­да — мы и там бед­ня­ками бу­дем.
Ут­ром взял му­жик то­пор, вы­тесал клин. При­пом­нил он, что во­робьи в дуп­ле на гру­ше птен­чи­ков вы­вели. И тол­ку­ет бе­де:
— Са­дись, бе­да, мне на пле­чо, пой­дем-ка в сад за птен­ца­ми.
Се­ла бе­да к не­му на пле­чо, пош­ли они в сад, по­дош­ли к гру­ше. Му­жик и го­ворит:
— По­лезай-ка ты, бе­да, в дуп­ло да по­дай мне птен­чи­ков.
По­лез­ла бе­да, по­дала ему шесть птен­цов. Спра­шива­ет му­жик:
— Мно­го их еще там?
— Один ос­тался.
Взял му­жик клин и за­бил им дуп­ло. По­шел об­ратно в ха­ту ми­мо ста­рой яб­ло­ни. «Дай, — ду­ма­ет, — я ее за­од­но вы­кор­чую сей­час и пож­гу. Столь­ко вре­мени су­хая сто­ит, а все ру­ки не до­ходят».
Вы­кор­че­вал он яб­ло­ню, глядь, а под ней гор­шок, де­нег пол­ный. Ра­зом му­жик раз­бо­гател.
Стал его кум спра­шивать, как это он день­ги раз­до­был. Все бед­ный был и — на те­бе! — в од­но­часье раз­бо­гател. Прис­та­вал кум, прис­та­вал — ну, му­жик и рас­ска­зал, что вот уже три го­да, как за­бил он бе­ду кли­ном в дуп­ле. А кум за­вис­тли­вый был, взял то­пор, по­тихонь­ку в сад проб­рался, клин вы­бил и го­ворит:
— Бе­да, а бе­да, ты еще жи­ва?
— Жи­ва, — от­ве­ча­ет бе­да. — Ос­та­вил он мне, под­лец, птен­чи­ка, я им тут три го­да кое-как кор­млюсь.
— Вы­лезай-ка ты, бе­да, да сту­пай, отом­сти ему, под­ле­цу, — го­ворит кум.
— Нет, — го­ворит бе­да. — Я к не­му не пой­ду, я на не­го сер­ди­та. Вот ты, ты доб­рый че­ловек. Луч­ше я с то­бой ос­та­нусь.
Ис­пу­гал­ся кум и бе­гом до­мой, стал ко­ней зап­ря­гать чтоб уд­рать пос­ко­рей да по­даль­ше. А ко­ни как по­несут — да под са­рай. А там бо­роны гру­дой ле­жат. Вот ко­ни и пе­рело­мали но­ги-то. И об­ни­щал кум вко­нец.
Не рой дру­гому яму — сам в нее по­падешь.