Как пес волку сапоги справил

Жи­ли-бы­ли волк и пес. Здо­ровый та­кой пес. Волк к не­му за­хажи­вал. Вот при­ходит он раз и го­ворит:
— Я те­бя съ­ем.
Пес ему от­ве­ча­ет:
— Сде­лай ми­лость, не ешь, я те­бе за это са­поги справ­лю.
— Ну, так и быть, справь.
Явил­ся волк в сле­ду­ющий раз, а пес и го­ворит:
— Сей­час, сей­час. Пой­дем за са­пога­ми, но смот­ри, не топ­чись в них по ро­се да по во­де.
По­вел пес вол­ка за со­бой и ве­лел ему влезть в на­воз­ную жи­жу, где по­гуще. Заб­рался ту­да волк по ко­лена.
Пос­ле то­го ве­лел ему пес вы­лез­ти и го­ворит:
— Ну вот те­бе и са­поги. Не ве­ришь — пог­ля­ди на му­жика: у не­го та­кие же.
И еще раз на­казы­ва­ет:
— Вла­дей на здо­ровье да пом­ни, что я те­бе го­ворил: не хо­ди в них по ро­се, не лезь в во­ду — про­падут са­поги, а дру­гих я те­бе справ­лять не ста­ну.
Пос­лу­шал­ся волк, заб­рался в ло­гово, ни­куда но­су не ка­жет. Ле­жит день, дру­гой, тре­тий. На­конец за­хоте­лось ему есть. И по­шел волк ис­кать, чем бы под­кре­пить­ся. Пе­реб­рался он вброд че­рез лес­ной ру­чей, гля­нул на но­ги — а са­пог-то как не бы­вало! Смы­ла их во­да.
Вер­нулся волк ко псу и го­ворит:
— Что за са­поги ты мне спра­вил? Пос­мотри — где они? Уж те­перь-то я те­бя съ­ем!
А пес в от­вет:
— Го­воре­но ж те­бе бы­ло: не хо­ди ни по ро­се, ни по во­де — про­падут са­поги. А дру­гих са­пог ты от ме­ня не по­лучишь, как ни до­бивай­ся, хоть в суд на ме­ня по­давай!
— И по­дам, — го­ворит волк. На том и ра­зош­лись.
Волк взял в сви­дете­ли и по­мощ­ни­ки мед­ве­дя и ка­бана, а пес — ко­та и пе­туха. От­пра­вились они су­дить­ся. Волк, мед­ведь и ка­бан впе­ред за­бежа­ли, и го­ворит тут волк сво­им то­вари­щам:
— Ты, мед­ведь, по­лезай на ел­ку. А ты, ка­бан, за­рой­ся в листья и си­ди там. Мы это­му псу свой суд учи­ним. Ес­ли уви­дите, что моя бе­рет, то и не вы­ходи­те, чтоб он вас не за­метил. А уж ес­ли я не справ­люсь, иди­те на под­мо­гу. Втро­ем-то мы его пой­ма­ем и в клочья ра­зор­вем.
А пес идет се­бе и не ве­да­ет про ту за­саду. Сле­дом пе­тух выс­ту­па­ет, а за ним — кот. Пе­тух и дет и сам се­бе под­да­кива­ет:
— Та-а к, так-так-так-так! Та-ак, так-так-так-так!
Ус­лы­хал это мед­ведь, си­дючи на ел­ке, и ду­ма­ет: «Не ина­че как они меж со­бой сго­вари­ва­ют­ся. Мол, так и так, да­вай­те при­кон­чим вол­ка».
А кот вы­шаги­ва­ет — хвост тру­бой. Уви­дел это мед­ведь и го­ворит вол­ку:
— Пло­хо де­ло. Вишь, он с пи­кой идет — не ро­вен час прот­кнет.
Волк от­ве­ча­ет:
— Пус­тя­ки. Все рав­но уп­ра­вим­ся. Мы в ле­су са­мые силь­ные. Я и один их всех прог­ло­чу.
Вздох­нул мед­ведь, го­ворит:
— Твоя прав­да. Рас­сержусь — од­ной ла­пой их при­дав­лю, пик­нуть не ус­пе­ют, мок­рое мес­то от них ос­та­нет­ся.
Зас­лы­шал ка­бан эти ре­чи, хвос­том по­шеве­лил — тут листья и за­шур­ша­ли. Кот ус­лы­шал шо­рох, по­думал — мышь. Прыг­нул — цап ка­бана за хвост! Ка­бан, не ра­зоб­рав, в чем де­ло, выс­ко­чил из за­сады да в лес! Кот с пе­репу­гу — на ел­ку, где мед­ведь си­дел. А мед­ведь то­же стру­сил — ре­шил, что ка­бана уже пи­кой прот­кну­ли, и те­перь до не­го, мед­ве­дя, до­бира­ют­ся. На­чал он ка­раб­кать­ся вы­ше, заб­рался на са­мую ма­куш­ку, ви­дит — даль­ше не­куда, а кот все за ним ле­зет. Сов­сем пе­репу­гал­ся мед­ведь, рва­нул­ся еще вы­ше, да и сва­лил­ся на зем­лю. Нас­мерть убил­ся.
Кот си­дит на ел­ке, ка­бан в лес убе­жал, ос­та­лись волк и пес один на один.
Вол­ку-то нев­до­мек, что мед­ведь мер­твый, а ка­бана и след прос­тыл. Не зна­ет он, что друж­ков-то не­ту, ду­ма­ет: «Сам не справ­люсь — друзья по­могут». И бро­сил­ся на пса. Пес был здо­ровый и силь­ный, а волк-то три дня не ел, сов­сем ото­щал. На­чал­ся у них смер­тный бой, и заг­рыз пес вол­ка.
Ре­шил суд, что пес, ста­ло быть, прав, и вы­дал ему та­кую бу­магу. Спря­тал пес при­говор за стре­хой, а мы­ши наш­ли его да из­грыз­ли.
Вот с то­го-то вре­мени и злит­ся пес на ко­та. Как толь­ко ко­та уви­дит, так за ним в по­гоню: за­чем до­пус­тил; что­бы мы­ши со­бачью прав­ду съ­ели? А кот на мы­шей сер­дит: где ни уви­дит мышь — цап! — и нет ее.
Так и по­велось: пес ко­та тер­петь не мо­жет, кот мы­шей, а волк — пса.