Как улитка с лисом состязалась

Од­нажды ут­ром выб­рался лис из но­ры и ду­ма­ет: «Нын­че вос­кре­сенья ра­ди на­до бы мне вкус­но по­обе­дать». По­шел он к озе­ру, при­та­ил­ся у бе­рега в трос­тни­ках, за­думал ут­ку под­сте­речь. Уток на озе­ре ви­димо-не­види­мо, у ли­са слюн­ки те­кут, ждет — дож­дать­ся не мо­жет. Толь­ко под­плы­вут ут­ки поб­ли­же к бе­регу, где у них гнез­да, как лис в во­ду да на них! А они — фурр! — и прочь ле­тят. Весь день жад­но­му ли­су не вез­ло.

К ве­черу нас­ку­чило ему, рас­хо­телось утя­тины. За­бегал он по лу­гу взад-впе­ред, ви­дит — улит­ка пол­зет. «Дай, — ду­ма­ет, — хоть улит­кой под­креп­люсь». И го­ворит улит­ке:

— Здо­рово, хо­док! Ку­да путь дер­жишь?

— Да вот хо­чу до за­ката вок­руг озе­ра прой­тись.

Зас­ме­ял­ся лис.

— Это я мо­гу до за­ката вок­руг озе­ра прой­тись. А те­бе и в три дня то­го не сде­лать.

— Мо­жет, пос­мотрим, кто быс­трее? — спра­шива­ет улит­ка.

— Доб­ро! — го­ворит лис. — Но ес­ли я те­бя об­го­ню, я те­бя съ­ем.

— Будь по-тво­ему, — сог­ла­ша­ет­ся улит­ка.

Лис рад-ра­деше­нек, бе­жать из­го­товил­ся. Улит­ка и го­ворит:

— Не стес­няй­ся, ста­новись впе­ред ме­ня. Все рав­но я пер­вая при­бегу. Чур, я счи­тать бу­ду; «Раз, два, три!» По сче­ту «три» и нач­нем.

Лис, жад­ный да го­лод­ный, с ла­пы на ла­пу пе­реми­на­ет­ся, за­ранее ра­ду­ет­ся.

— Ну, мож­но? — спра­шива­ет.

— Нет еще, — го­ворит улит­ка, а са­ма к его хвос­ту прик­ле­ива­ет­ся.

— Мож­но? — спра­шива­ет лис.

— Мож­но. Раз, два… Три!

Пом­чался лис. Бе­жал, бе­жал, на пол­пу­ти ог­ля­нул­ся — улит­ки не вид­но. Ре­шил он от­дохнуть, раз­легся, кри­чит:

— Эй, улит­ка! Ты где?

— Я тут, — от­ве­ча­ет улит­ка.

Ус­лы­хал это лис, вско­чил и пом­чался во весь дух. При­бежал на то са­мое мес­то, а сол­нышко уж и за­кати­лось. Ог­ля­нул­ся лис — не ви­дать улит­ки. Взмах­нул он хвос­том на ра­дос­тях, улит­ка от­кле­илась, че­рез его го­лову пе­реле­тела, упа­ла в тра­ву и ок­ли­ка­ет:

— Эй, ты! При­шел, что ли? Я те­бя тут дав­нень­ко жду.

Ус­ты­дил­ся лис — экий срам! — и поп­лелся, го­лод­ный, ту­да, от­ку­да при­шел.

Вот так всег­да у жад­ных по­луча­ет­ся.