Королева из яичка

Был у ко­роля единс­твен­ный сын, ко­торо­му он ве­лел же­нить­ся толь­ко пос­ле сво­ей смер­ти и обя­затель­но взять се­бе не­вес­ту из я­ич­ка.
Умер ко­роль, схо­рони­ли его, заб­рал сын с со­бой сто зло­тых, сел на ко­ня и по­ехал по­купать я­ич­ки. При­ехал он к кол­дунье. Та да­ла ему за сто зло­тых пол­то­ра де­сят­ка я­ичек, ве­лела быс­тро ехать до­мой, а с я­ичек глаз не спус­кать — ес­ли ка­кое-ни­будь из них зак­ри­чит «пить!» — сра­зу же его на­по­ить.
Об­ра­довал­ся ко­роле­вич, пос­ка­кал до­мой га­лопом. По пу­ти од­но я­ич­ко зак­ри­чало: «Пить!», по­том вто­рое, третье и вот уже че­тыр­надца­тое. Но во­ды ниг­де не бы­ло, и не смог он их на­по­ить.
Подъ­ез­жа­ет он к зам­ку, а тут пос­леднее я­ич­ко кри­чит: «Пить!» Сос­ко­чил с ко­ня ко­роле­вич, быс­тро на­по­ил я­ич­ко во­дой изо рва, и вдруг пред­ста­ла ве­ред ним де­вица чуд­ной кра­соты.
По­бежал ко­роле­вич в за­мок за плать­ем ко­ролев­ским для нее, а тут кол­дунья прев­ра­тила де­вуш­ку в ди­кую ут­ку и са­ма ее мес­то за­няла. Вер­нулся ко­роле­вич и ви­дит ка­кую-то уро­дину. Опе­чалил­ся он, но сми­рил­ся с судь­бой — взял в же­ны ту кол­дунью.
А его нас­то­ящая не­вес­та, в ут­ку прев­ра­щен­ная, пла­вала в пру­ду. Уви­дел ее там ко­ролев­ский са­дов­ник и го­ворит мо­лодо­му ко­ролю: «У нас в са­ду, на пру­ду пла­ва­ет ут­ка с зо­лоты­ми перь­ями». Ве­лел мо­лодой ко­роль пой­мать эту ут­ку и взял ее в свои по­кои, а вхо­дить ту­да всем зап­ре­тил.
Как-то раз по­ехал он ос­матри­вать свои вла­дения. Тут-то кол­дунья при­каза­ла ут­ку убить и за­жарить. Пе­рере­зал по­вар ут­ке гор­ло, и кровь на зем­лю по­лилась. А пос­ледняя кап­ля кро­ви крик­ну­ла: «По­вар, по­вар, за­рой ме­ня под ко­ролев­ским ок­ном!» По­вар пос­лу­шал­ся, и вы­рос­ла на этом мес­те кра­сивая яб­лонь­ка, а на ней — семь яб­лок, крас­ных, как кровь. И дух от этой яб­ло­ни был чу­дес­ный, по все­му са­ду рас­хо­дил­ся.
Вер­нулся мо­лодой ко­роль и спра­шива­ет, где ут­ка. От­ве­ча­ют ему, что ко­роле­ва при­каза­ла ее убить да за­жарить. Рас­сердил­ся ко­роль, да что тут по­дела­ешь.
По­шел он в сад по­гулять. Спра­шива­ет са­дов­ни­ка:
— Что это так чу­дес­но пах­нет? Тот по­казал ему яб­лонь­ку.
Пон­ра­вилась ко­ролю яб­лонь­ка, и ве­лел он ок­ру­жить ее вы­соким за­бором, чтоб ник­то ее не по­пор­тил и яб­лок не сор­вал.
Как-то раз опять приш­лось ко­ролю у­ехать. Ко­роле­ву тут же при­каза­ла яб­ло­ки сор­вать и съ­ела их. А де­рев­це ве­лела спи­лить, по­рубить и в печ­ку бро­сить. Всё так и сде­лали: по­руби­ли яб­лонь­ку и в печ­ку бро­сили. А где дро­ва ру­бят, там щеп­ки ле­тят. Вот и от той яб­лонь­ки ос­та­лось на дво­ре нес­коль­ко ще­пок.
Приш­ла бед­ная ста­руш­ка, щеп­ки соб­ра­ла и печ­ку ими; рас­то­пила. Но од­на ще­поч­ка из ог­ня выс­ко­чила. Ста­руш­ка ее под­ня­ла и опять в огонь су­нула, а та сно­ва выс­ко­чила.
«К бе­де это или к доб­ру, что эта ще­поч­ка в печ­ку не хо­чет?» — по­дума­ла ста­руш­ка. Взя­ла ще­поч­ку и спря­тала в сун­дук.
Ут­ром пош­ла она ми­лос­ты­ню про­сить. А ко­ролев­ская не­вес­та вы­лез­ла из сун­дучка, из­бу под­ме­ла, во­ды при­нес­ла, обед сва­рила. По­том сно­ва ще­поч­кой обер­ну­лась и в сун­ду­чок спря­талась.
К ве­черу вер­ну­лась ста­руш­ка и ди­ву да­ет­ся: в из­бе по­рядок и обед сва­рен. По­ела она с удо­воль­стви­ем и спать улег­лась.
На­зав­тра сно­ва пош­ла она ми­лос­ты­ню про­сить. А ко­ролев­ская не­вес­та сде­лала всё, как на­кану­не. Вер­ну­лась ве­чером ста­руш­ка и ду­ма­ет: «Кто же это у ме­ня та­кой по­рядок на­водит?»
На тре­тий день ста­руш­ка сде­лала вид, что ухо­дит, а са­ма за дверь выш­ла, при­та­илась и в щел­ку смот­рит. Ви­дит — от­крыл­ся сун­ду­чок, по­яв­ля­ет­ся из не­го кра­сави­ца, бе­рет­ся из­бу под­ме­тать. Ста­руш­ка шасть в гор­ни­цу.
— Вот кто мне по­мога­ет! — го­ворит.
С той по­ры кра­сави­ца боль­ше в щеп­ку не прев­ра­щалась, ос­та­лась в че­лове­чес­ком об­ли­ке.
А мо­лодо­му ко­ролю без яб­лонь­ки сов­сем скуч­но сде­лалось, и при­казал он всем жен­щи­нам в ко­ролевс­тве при­ходить к не­му и сказ­ки рас­ска­зывать. При­шел че­ред и той ста­руш­ки. Ста­ла тог­да кра­сави­ца про­сить:
— Ус­ту­пи мне оче­редь, дай твое платье. Я хо­чу пой­ти к ко­ролю и сказ­ку ему рас­ска­зать.
На­дела она ста­руш­ки­ны лох­мотья и пош­ла к мо­лодо­му ко­ролю. И на­чала ему сказ­ку рас­ска­зывать про то, как один ко­роле­вич дол­жен был взять се­бе не­вес­ту из я­ич­ка и как че­тыр­надцать штук я­ичек без во­ды про­пали.
А ко­роле­ва-кол­дунья вмес­те с ко­ролем сказ­ки слу­шала. По­няла она, кто при­шел, и зак­ри­чала:
— Го­ните ее сей же час из зам­ка!
Но мо­лодой ко­роль не раз­ре­шил. Ве­лел он при­ковать ко­роле­ву к по­лу же­лез­ны­ми це­пями, а де­вуш­ку поп­ро­сил даль­ше рас­ска­зывать.
Так он и уз­нал, кто бы­ла его нас­то­ящая не­вес­та. Пог­ля­дел он ей в ли­цо и сов­сем в этом уве­рил­ся.
И ра­зор­ва­ли ко­роле­ву-кол­дунью же­лез­ны­ми бо­рона­ми. А но­вой ко­роле­ве ус­тро­или бо­гатую свадь­бу. И я там был, ви­но и мед пил, по усам тек­ло, а в рот ни­чего не по­пало.