Мазур самого черта хитрее

Нуж­ны бы­ли ма­зуру день­ги, и взял он в долг у чер­та с уго­вором, что от­даст их вмес­те с ду­шой, ког­да вся зе­лень с де­ревь­ев опа­дет.
Раз­махнул­ся ма­зур на те день­ги: дом пос­тро­ил, хлев, ам­бар, ско­тину ку­пил, ко­ней, при­купил и бор сос­но­вый, что по­зади его ха­ты на­чинал­ся. Все ле­то ра­ботал му­жик в по­ле, под осень уро­жай соб­рал бо­гатый, ози­мые за­се­ял. Черт про­ходил ми­мо, уви­дал, что му­жик се­вом за­нят, и по­думал: «Вот ду­рень! Че­го он ози­мые се­ет, ког­да я по осе­ни его ду­шу сца­паю?» И хвос­том да­же пок­ру­тил на ра­дос­тях.
А ма­зур уз­нал его из­да­лека, шап­ку пе­ред ним снял, пок­ло­нял­ся, да про се­бя-то пос­ме­ял­ся толь­ко над глу­пым чер­том.
Осень приш­ла, уда­рили пер­вые мо­розы, гра­дом по­сыпа­лись листья с де­ревь­ев. При­шел ве­чером черт к ма­зуру под ок­на, ви­дит — ма­зур ве­селый, по­молил­ся, спать со­бира­ет­ся. Пос­ту­чал не­чис­тый в ок­но. Вы­шел ма­зур, уз­нал чер­та и го­ворит:
— При­ходи ут­ром, ва­ша ми­лость. Тог­да и рас­счи­та­ем­ся.
До са­мого ут­ра дро­жал черт под ок­на­ми, пред­вку­шал, как он ма­зуро­ву ду­шу за­полу­чит.
А му­жик ра­но по­ут­ру по­молил­ся, по­весил на грудь кро­пиль­ни­цу со свя­той во­дой и вы­шел на ули­цу. Черт ма­зура за ши­ворот цап! — да толь­ко му­жик так не­чис­то­го дви­нул, что тот на­земь бряк­нулся.
— От­стань, нех­ристь, чер­тов сын! По­забыл ты, вид­но, наш уго­вор! Не смей под­хо­дить ко мне, не то плес­ну те­бе в ро­жу свя­той во­дой!
Сто­ит по­битый черт в сто­рон­ке, дро­жит от хо­лода и кри­чит:
— Долг от­да­вай и ду­шу от­да­вай!
— Ишь, че­го за­хотел, со­бачий сын! До­гово­рились ведь мы: и то, и дру­гое по­лучишь, ког­да вся зе­лень с де­ревь­ев опа­дет. Глянь, нек­ре­щеная ду­ша, сос­на-то зе­леная! Так че­го ж ты явил­ся? Бы­вай здо­ров, авось боль­ше не встре­тим­ся.
И по­шел се­бе му­жик в ха­ту.
А черт от сты­да за ро­га схва­тил­ся, по­том вска­раб­кался на пер­вую же сос­ну и да­вай ее зу­бами грызть, ког­тя­ми зе­леные игол­ки драть.
Весь пе­реко­лол­ся, ви­дят — не­посиль­ное это де­ло. Слез с сос­ны и по­шел прочь, ска­зав­ши:
— Ма­зур-то са­мого чер­та хит­рее.
А ма­зур толь­ко пог­ля­дывал из окош­ка на глу­пого чер­та да пос­ме­ивал­ся.