Мудрый свидетель

Один па­рень в кор­чме ва­реных я­иц спро­сил. Дал ему кор­чмарь пол­то­ра де­сят­ка, па­рень пла­тить соб­рался бы­ло, а тот и го­ворит:
— А, ме­лочь! По­том ку­пишь еще что-ни­будь, тог­да и прис­чи­таю.
— По­том, так по­том, — сог­ла­сил­ся па­рень, не зап­ла­тил и ушел.
Про­шел год, вто­рой. Па­рень о том зав­тра­ке в кор­чме и ду­мать за­был. Же­нил­ся, раз­бо­гател, жи­вет се­бе при­пева­ючи.
Вдруг неж­данно-не­гадан­но зо­вут его в суд. Ока­зыва­ет­ся, кор­чмарь день­ги с не­го тре­бу­ет за те пят­надцать я­иц. А кро­ме то­го, еще и за цып­лят, ко­торые из тех я­иц за это вре­мя вы­лупить­ся и вы­рас­ти мог­ли бы. Вы­ходит, день­ги не­малые.
От­го­вари­вал­ся па­рень в су­де как мог. «Кор­чмарь-до тог­да сам де­нег брать не хо­тел, а я и сей­час за них пла­тить не от­ка­зыва­юсь». Но суд при­судил, что прав кор­чмарь.
По­дал па­рень про­шение, хо­тел сви­дете­лей най­ти, по ни­кого сыс­кать не мог. А сам он не пом­нил, был ли там тог­да кто-ни­будь или нет.
Вот зав­тра суд, сви­дете­лей нет как нет, — ре­шил па­рень, что де­ло про­иг­ра­но. Идет по ле­су, пла­чет от оби­ды. Вдруг, от­ку­да ни возь­мись, по­явил­ся пе­ред ним ста­рик и спра­шива­ет:
— Ты что так горь­ко пла­чешь?
— Зав­тра суд у ме­ня, сви­дете­лей нет, счи­тай, что де­ло я про­иг­рал.
И рас­ска­зал, что за де­ло-то.
Нез­на­комый че­ловек выс­лу­шал его, при­заду­мал­ся, а по­том и го­ворит:
— Не го­рюй. Я к те­бе в сви­дете­ли пой­ду. Вы­иг­ра­ем мы это де­ло.
Ска­зал и ис­чез.
На дру­гой день на­чал кор­чмарь в су­де до­казы­вать, сколь­ко из пят­надца­ти я­иц мог­ло цып­лят вы­лупить­ся, сколь­ко они по­том мог­ли я­иц снес­ти и сколь­ко цып­лят он имел бы из этих я­иц.
Судья си­дит, ки­ва­ет, па­рень смот­рит — его сви­дете­ля все нет.
Уж при­говор чи­тать на­чали, как вдруг от­кры­лась дверь и по­явил­ся тот ста­рик. За­пыхал­ся на бе­гу, еще от две­рей кри­чит:
— Я сви­детель это­го че­лове­ка!
И на пар­ня ука­зыва­ет.
— Ты опоз­дал, си­ди ти­хо и слу­шай при­говор, — го­ворит судья.
— Уж вы прос­ти­те, не мог я рань­ше прий­ти. Де­ло у ме­ня бы­ло труд­ное — трид­цать мер го­роха на­до бы­ло пе­ред се­вом сва­рить.
— Ста­рый, а та­кой бес­толко­вый! — воз­му­тил­ся судья. — Что за дурь те­бе в го­лову взбре­ла — го­рох пе­ред се­вом ва­рить. Из ва­рено­го го­роха ни­чего не вы­рас­тет.
— А из ва­реных я­иц цып­ля­та не вы­лупят­ся, — от­ве­ча­ет ста­рик.
Опом­нился судья, и жа­лобу кор­чма­ря от­кло­нили. А па­рень толь­ко ди­вил­ся и ра­довал­ся: «Ну и муд­рый же мне сви­детель по­пал­ся!»