Наказанный угорь

Очень лю­били туш­ко­вяне се­лед­ку, да­же пес­ня у них бы­ла та­кая:

Как по буд­ням ешь кар­тошку,
А на праз­дни­чек — се­лед­ку.

Од­на бе­да — до­рого сто­ит се­лед­ка, так они все счи­тали. И вот по со­вету трех ум­ни­ков: Ку­бы, Ма­цека и Вой­те­ка — ре­шили они са­ми се­лед­ку раз­во­дить. Озе­ро-то под бо­ком. Ку­пили боч­ку се­лед­ки, вы­вер­ну­ли в озе­ро, по­дож­да­ли нем­но­го и выш­ли на лов. Ло­вили, ло­вили — ни­чего не пой­ма­ли. Еще по­дож­да­ли — опять ни­чего не ло­вит­ся. Ре­шили спус­тить озе­ро. Спус­ти­ли и наш­ли од­ни кос­ти и здо­ровен­но­го уг­ря.

— Вот кто всю се­лед­ку съ­ел, — кри­чат. — Ах, пас­ку­да!

Приш­ли они в ярость, всем ми­ром взя­лись су­дить уг­ря. Су­дили, су­дили и ре­шили по­карать его страш­ной смертью че­рез утоп­ле­ние.

То же са­мое про гнеж­де­вян рас­ска­зыва­ют. Но те уг­ри­ную казнь про­дума­ли до тон­кости: за­кова­ли уг­ря в це­пи и уто­пили его в мо­ре под Пуц­ком. Их угорь уж точ­но по­тонул. До сих пор ни­кому не по­падал­ся.