Не колет, не стреляет, а дух вышибает

Пас­лись од­нажды ве­чером на лу­гу че­тыре ко­былы да же­ребе­ночек при них. Вы­шел волк из ближ­не­го ле­са, и приг­ля­нул­ся ему же­ребе­ночек. Но тот вол­ка при­метил, спря­тал­ся за ко­был. Волк су­нул­ся бы­ло, а ко­былы — ну ля­гать­ся! Ко­пыта ко­ваные, блес­тят, бо­яз­но вол­ку под­сту­пить­ся. А тут и бат­рак при­шел, ви­дит — ло­шади бес­по­ко­ят­ся. Вол­ка-то он не дог­ля­дел, но ло­шадей соб­рал и до­мой по­вел. И же­ребе­ночек не от­ста­ет, вмес­те со все­ми прочь бе­жит.

Ра­зоз­лился волк. Как это так — ушел от не­го же­ребе­нок! За­думал он проб­рать­ся в ко­нюш­ню и пря­мо там же­ребен­ка съ­есть. За­дума­но — сде­лано. За­водит бат­рак ло­шадей в ко­нюш­ню по од­ной, а волк уже там, под яс­ля­ми за­та­ил­ся. За­пер бат­рак две­ри и по­шел ужи­нать. По­ужи­нал, спать идет. Про­ходит ми­мо ко­нюш­ни, слы­шит: хра­пят ло­шади и ко­пыта­ми бь­ют, что есть си­лы. Вер­нулся бат­рак в дом и го­ворит хо­зя­ину:

— Что-то не­лад­но. Шел я с по­ля — с ло­шадь­ми уп­ра­вить­ся не мог. Пу­ганые они ка­кие-то. И же­ребе­нок к ним жал­ся, не от­хо­дил. И сей­час хра­пят, бь­ют ко­пыта­ми — аж страш­но к ко­нюш­не под­сту­пить­ся.

Со­об­ра­зил хо­зя­ин, что ху­до де­ло, зас­ве­тил фо­нарь, взял са­пог в ру­ку, во­шел в ко­нюш­ню, две­ри за со­бой за­пер, по­шарил — глядь; под яс­ля­ми волк! Вы­тащил хо­зя­ин вол­ка за хвост да са­погом-то ему, са­погом! Бряк­нулся волк, ле­жит, как не­живой. Ви­дит хо­зя­ин — дох­лый волк. Выш­вырнул он его во двор, стал ша­рить, нет ли дру­гого. Ум­ный был му­жик, а дал ма­ху. Жи­вой был волк.

Из пос­ледних сил в лес уд­рал.

Вот та­щит­ся он по ле­су, а навс­тре­чу — лев.

— Ку­да идешь?

— Ку­да гла­за гля­дят.

— Пош­ли вмес­те.

Идут вмес­те, а навс­тре­чу — мед­ведь.

— Ку­да идешь? — лев спра­шива­ет.

— А ку­да гла­за гля­дят.

— Пош­ли вмес­те.

Идут втро­ем, ка­бана встре­ча­ют.

— Ку­да идешь?

— Ку­да гла­за гля­дят.

— Пош­ли вмес­те.

Идут они, а тут — бу­ковая ро­ща в до­лине. Се­ли они, лев и го­ворит:

— Ну-ка, по­кажем, кто что уме­ет.

Упер­ся лев ла­пой в бук и вы­воро­тил его с кор­ня­ми. Ка­бан клы­ками под­дел бук и выр­вал це­ликом. Мед­ведь заб­рался на бук, стал вет­ки ло­мать да швы­рять, ку­да по­пало — так что все врас­сыпную.

— Волк, твоя оче­редь, — го­ворит лев.

Ку­да вол­ку би­тому до них! Стал он хит­рить, зу­бы за­гова­ривать:

— Вла­дыка ты наш! Ве­ликие вы мас­те­ра, но вот пос­лу­шай­те, что со мной прик­лю­чилось. За­думал я же­ребе­ноч­ка за­резать, проб­рался в ко­нюш­ню, а тут при­шел хо­зя­ин с ка­кой-то шту­кой, хвать ме­ня за хвост! А шту­ка-то не ко­лет, не стре­ля­ет — дух вон вы­шиба­ет. Сва­лил­ся я без па­мяти. Тог­да швыр­ну­ло ме­ня за две­ри, как со­баку, еле в се­бя при­шел и сю­да доп­лелся. Вот это — уме­лец!

Спра­шива­ет лев вол­ка:

— Ты то­го хо­зя­ина зна­ешь?

— Знаю, хо­рошо знаю. Он по сре­дам здесь на яр­марку про­ез­жа­ет.

— Так по­кажи его мне. Мы с ним си­лой по­мерим­ся.

От­ско­чил волк по­даль­ше, от­ве­ча­ет:

— Сох­ра­ни бо­же с ним встре­чать­ся! Не жить мне пос­ле это­го на све­те.

— Да ты из­да­лека по­кажи, — го­ворит лев.

— Это де­ло дру­гое, — сог­ла­сил­ся волк.

Вот и яр­марка нас­та­ла. Ус­тро­ил се­бе волк но­ру пог­лубже, что­бы му­жика по­казать, ког­да он ми­мо пой­дет, а са­мому быс­тре­хонь­ко спря­тать­ся. Си­дят они, ждут. Лю­ди идут на яр­марку, скот го­нят, ло­шадей, сви­ней. На­конец по­казал­ся и тот хо­зя­ин. Под­ско­чил волк ко ль­ву, «Он!» — го­ворит, а сам шмыг в но­ру, толь­ко бы на гла­за му­жику не по­пасть­ся.

Вы­шел лев на до­рогу и го­ворит:

— Слышь, му­жик! Ты, го­ворят, си­лач. Да­вай си­лой ме­рять­ся!

Пог­ля­дел му­жик: пе­ред ним лев, мед­ведь да ка­бан.

Го­ворит он ль­ву:

— Как же нам си­лой ме­рять­ся, ког­да сна­ряже­ния не­ту? По­годи, вот вер­нусь с яр­марки, дос­тавлю сна­ряже­ние и бу­дем ме­рять­ся.

Лев, мед­ведь да ка­бан в ле­су ос­та­лись, а хо­зя­ин по­шел на яр­марку и все ду­мал-ду­мал, как бы ему всех трех зве­рей заг­ра­бас­тать. Вот идет он с яр­марки, из­да­лека ви­дит: все трое си­дят, его под­жи­да­ют. Го­ворит му­жик ль­ву:

— От­правь-ка од­но­го со мной за сна­ряже­ни­ем. При­несем и нач­нем.

— Ко­торо­го? — спра­шива­ет лев.

— Ка­бан си­лен, да не­ловок. А мед­ведь, он му­жиц­кая кость. Он до­несет.

— Хо­рошо, пусть мед­ведь идет.

Пош­ли му­жик с мед­ве­дем, приш­ли во двор, а там воз­ле ко­нюш­ни — здо­ровый ка­мень. При­вез его му­жик зи­мой, что­бы по­том мост пос­та­вить. По­казал му­жик мед­ве­дю ка­мень.

— Не­си, — го­ворит, — в лес.

А сам обе­дать по­шел.

Стал мед­ведь к ва­луну при­лажи­вать­ся и так, и эдак. Тя­жел ва­лун — не при­под­нять. По­шел мед­ведь к хо­зя­ину и го­ворит:

— Мне его ни­как не взять.

Ус­мехнул­ся хо­зя­ин:

— Ко­ли не взять, так чем же я бить­ся бу­ду?

— Унес­ти-то я уне­су, спи­на у ме­ня креп­кая. По­моги на пле­чи взва­лить.

Поз­вал хо­зя­ин бат­ра­ка, взя­ли они жер­ди по­тол­ще, мед­ведь под­ста­вил спи­ну, и на­вали­ли они на не­го ка­мень. Он и не пик­нул, ко­нец ему при­шел. За­курил хо­зя­ин тру­боч­ку, взял за па­зуху кол­ба­су, пал­ку в ру­ки — и в лес. При­ходит, а лев спра­шива­ет, где мед­ведь сна­ряже­ни­ем. Хо­зя­ин и го­ворит:

— При­от­стал. Вид­но, за­пыхал­ся. Ну, авось ско­ро при­дет.

А сам сел на пень, кол­ба­су дос­та­ет, за­кусы­ва­ет. При­нюхал­ся лев, за­хоте­лось ему поп­ро­бовать, стал он про­сить ку­сочек. Дал ему хо­зя­ин кол­ба­сы. Съ­ел лев — пон­ра­вилось.

— Из че­го, — спра­шива­ет, — это де­ла­ют?

По­казал ему хо­зя­ин на ка­бана и шеп­чет:

— Убей его — я те­бе та­кой кол­ба­сы на­делаю, сколь­ко хо­чешь.

По­дошел лев к ка­бану, уда­рил его ла­пой и убил. Взял­ся хо­зя­ин за де­ло, стал ка­бана пот­ро­шить. Уви­дал лев са­ло, под­це­пил ку­сок ког­тя­ми и съ­ел. Щел­кнул его хо­зя­ин по лбу.

— По­дож­ди, по­ка кол­ба­су при­готов­лю. Об­де­ру, опа­лю, за­жарю — тог­да и ешь.

— Нев­мо­готу мне ждать, — го­ворит лев. — Хоть вя­жи.

По­шел му­жик к дро­восе­кам, взял то­пор, сру­бил бе­рез­ку, вы­тесал клин по­тол­ще, ве­лел ль­ву стать спи­ной к бу­ку, прик­ру­тил его ве­рев­кой и клин за спи­ну стал за­бивать. За­бивал, за­бивал да как трах­нет ль­ва по го­лове!

Взре­вел лев. А волк выс­ко­чил из сво­ей но­ры и кри­чит:

— Я ж го­ворил! Не ко­лет, не стре­ля­ет — а дух вы­шиба­ет!

И оп­ро­метью в лес.

А хо­зя­ин пос­лал за под­во­дой, заб­рал до­мой и ль­ви­ную ту­шу, и ка­банью. И пир го­рой ус­тро­ил. И ме­ня, де­веря сво­его, приг­ла­сил. Ели мы там до от­ва­лу, пи­ли допь­яна.

Не ве­ришь? Глянь! Язык до сих пор мок­рый.