Про птицу с золотыми перьями

Жил-был ко­роль. Был у не­го боль­шой сад, а в том са­ду зо­лотая яб­ло­ня, яб­ло­ки зо­лотые при­носи­ла. Ста­ли вдруг эти яб­ло­ки по од­но­му каж­дую ночь про­падать. Ког­да ос­та­лось все­го три яб­ло­ка, ко­роль ре­шил их ус­те­речь. Бы­ло у не­го три сы­на: двое ум­ных, а тре­тий глу­пый. Ска­зал им ко­роль:
— Ми­лы сы­новья мои! При­дет­ся вам по оче­реди эти три яб­ло­ка но­чами сто­рожить.
Взял стар­ший сын скрип­ку, заб­рался на яб­ло­ню и на­чал иг­рать, что­бы не ус­нуть. Но по­дош­ло вре­мя, пал на не­го ту­ман, бро­сил он иг­рать и ус­нул. Спал не­дол­го, оч­нулся, глядь — а од­но яб­лочко про­пало. Опе­чалил­ся он, слез с яб­ло­ни и — к от­цу. Так, мол, и так, кто-то по­бывал в са­ду и сор­вал яб­ло­ко.
На сле­ду­ющую ночь по­шел сто­рожить вто­рой сын. Взял он с со­бой тру­бу. Тру­бил в нее изо всей мо­чи, что­бы на­вер­ня­ка во­ра от­пугнуть. Да толь­ко зас­нул, как и стар­ший брат. Прос­нулся, ви­дит — все­го од­но яб­ло­ко на де­реве ос­та­лось. По­шел он к от­цу, приз­нался, что и у не­го, мол, яб­ло­ко ук­ра­ли.
Нас­та­ла оче­редь треть­его сы­на, глу­пого — и его отец сто­рожить пос­лал. Взял он с со­бой труб­ку — мер­ка та­баку в нее вхо­дила. За­курил он, а воз­ле го­ловы на яб­ло­не ши­пов на­тыкал. Мол, ес­ли зад­ремлет, то уко­лет­ся и оч­нется. Но и на не­го ту­ман пал, как на стар­ших. Уж стал он зад­ре­мывать и вдруг ви­дит — пти­ца! Схва­тил он ее — та выр­ва­лась, уле­тела. Толь­ко од­но пе­ро в ру­ке ос­та­лось. Зо­лотое. По­шел он к от­цу, по­казал.
Пог­ля­дел отец на пе­ро, по­думал: «Пе­ро зо­лотое — зна­чит и пти­ца зо­лотая». И ней­дет это у не­го из го­ловы — да­же за­немог. Док­то­ра его ле­чили-ле­чили, ни­чего не по­мога­ет. На­конец по­нял ко­роль, что не выз­до­роветь ему, по­ка не уви­дит он той зо­лотой пти­цы. Пос­лал он тут же за сы­новь­ями и го­ворит им: от­прав­ляй­тесь, дес­кать, странс­тво­вать, ищи­те ту зо­лотую пти­цу.
Вот два ум­ных сы­на наб­ра­ли с со­бой вся­кого доб­ра, осед­ла­ли ко­ней-кра­сав­цев и от­пра­вились ис­кать зо­лотую пти­цу. При­еха­ли они в один го­род, ста­ли там пи­ры ус­тра­ивать, пить, есть, в кар­ты иг­рать, му­зыкой да пляс­ка­ми се­бя те­шить.
А глу­пый взял хро­мую ко­был­ку, за­вер­нул в ска­тер­ку хле­ба кра­юху да мя­са ку­сок, — де­нег-то у не­го нем­но­го бы­ло, — и по­ехал дру­гой до­рогой.
Едет он, ви­дит — лес, пе­ред ле­сом луг зе­леный, а на лу­гу боль­шой пень. Слез он с ко­был­ки, пус­тил ее на тра­ву сил под­набрать­ся, а сам сел на пень, раз­вернул свою ска­тер­ку, ре­шил по­есть.
Вдруг вы­ходит из ле­су волк. Вид­но, го­лод­ный был, по­чу­ял ко­роле­вича, ко­был­ку да за­пах съ­ес­тно­го. Ос­та­новил­ся по­одаль и смот­рит, слов­но уго­щения ждет. Уви­дел ко­роле­вич вол­ка, ис­пу­гал­ся. «Ну, — ду­ма­ет, — все! И мне смерть, и ко­быле!» Од­на­ко от­ре­зал ку­сок хле­ба, ки­нул вол­ку. Тот съ­ел и поб­ли­же по­дошел. Ко­роле­вич опять ему ку­сок ки­нул, волк по­дошел еще бли­же. Так раз за ра­зом съ­ел волк весь хлеб и мя­со у ко­роле­вича, стал сов­сем близ­ко и го­ворит:
— Мил ко­роле­вич, едешь ты ис­кать зо­лотую пти­цу. Толь­ко так ис­кать, как ты за­думал, — нап­расный труд. Ос­тавь ты здесь свою ко­был­ку, са­дись на ме­ня вер­хом, да неп­ре­мен­но за­дом на­перед. Ина­че, ли­цом-то впе­ред, ты от вет­ра за­дох­нешь­ся. Я ведь быс­тро бе­гаю.
Ко­роле­вич гла­зом мор­гнуть не ус­пел, как при­лете­ли они на вы­сокую го­ру. Ви­дит ко­роле­вич вда­ли кра­сивый боль­шой дво­рец. Ука­зал ему волк на этот дво­рец и го­ворит:
— Гля­ди, сы­нок, в том двор­це твоя зо­лотая птич­ка. Иди за ней, но сде­лай так, как я те­бе ска­жу. Пти­ца си­дит в ста­рой пог­ну­той клет­ке. Вот ты и бе­ри ее та­кую, ка­кая она есть.
Ко­роле­вич обе­щал, что так и сде­ла­ет. Но ког­да он проб­рался во дво­рец и уви­дел прек­расную пти­цу в пог­ну­той клет­ке, то по­думал: «Как же я та­кую прек­расную пти­цу в пог­ну­той клет­ке до­мой от­цу по­несу?» Ви­дит он — на сте­не кра­сивые клет­ки ви­сят, и го­ворит се­бе: «Ведь го­раз­до луч­ше бу­дет, ес­ли я зо­лотую пти­цу при­везу в кра­сивой клет­ке». И стал он пти­цу из пог­ну­той клет­ки дос­та­вать, в но­вую пе­реса­живать. А пти­ца как зак­ри­чит гром­ким го­лосом! Ус­лы­хала стра­жа, на­бежа­ла, схва­тила ко­роле­вича с пти­цей:
— Ты что тут де­ла­ешь? — кри­чит. — Ты у на­шего хо­зя­ина цен­ную вещь кра­дешь!
По­вела его стра­жа к хо­зя­ину. Мы, го­ворят, из­ло­вили его в та­кой-то па­лате вот с этой клет­кой и с этой пти­цей. Спро­сил хо­зя­ин у ко­роле­вича, че­го ра­ди он от­ва­жил­ся на та­кое тай­ное де­ло. Рас­ска­зал ему ко­роле­вич про яб­ло­ки и про от­ца, как тот из-за пти­цы рас­хво­рал­ся. Мол, ес­ли он ее не до­будет, то отец его лю­бимый с тос­ки по­мереть мо­жет. И стал он про­сить у то­го доб­ро­го хо­зя­ина зо­лотую пти­цу.
Хо­зя­ин ему го­ворит:
— От­дать за­даром та­кую до­рогую вещь — не­воз­можное де­ло. Но есть тут один че­ловек, конь у не­го зо­лотой… При­ведешь мне зо­лото­го ко­ня — по­лучишь зо­лотую пти­цу.
Зак­ру­чинил­ся ко­роле­вич, поб­рел к вол­ку на вы­сокую го­ру. Спра­шива­ет волк:
— А пти­ца где?
От­ве­ча­ет ко­роле­вич со вздо­хом:
— Ка­бы я те­бя пос­лу­шал­ся, бы­ла бы пти­ца. Из­ло­вили ме­ня слу­ги, к хо­зя­ину при­вели. Ска­зал мне хо­зя­ин, что есть в этих мес­тах конь зо­лотой. Ес­ли при­веду ему ко­ня, даст он мне пти­цу. По­сове­туй, как быть!
Волк ему от­ве­ча­ет:
— Вон там вле­во чер­но­лесье, а за ним — за­мок, где конь зо­лотой. Сту­пай, бе­ри его, как он есть, и ве­ди сю­да.
По­шел ко­роле­вич к то­му зам­ку. И ви­дит там на­ик­ра­сивей­ше­го ко­ня, все­го зо­лото­го с го­ловы до ко­пыт. Сто­ит он у ясель, вот толь­ко уз­дечка на нем об­шарпан­ная.
Не пон­ра­вилась она ко­роле­вичу. Ви­дит — ря­дом ви­сит кра­сивая уз­дечка, ре­шил он ее на ко­ня одеть. Но ед­ва взял­ся за уз­дечку — как на­чал конь бить ко­пыта­ми, как на­чал ржать! Слу­ги прос­ну­лись, бе­гом в ко­нюш­ню — пос­мотреть, в чем де­ло. Пой­ма­ли ко­роле­вича, при­били ма­лень­ко — за во­ра при­няли. При­вели его к сво­ему мо­лодо­му хо­зя­ину. Го­ворят — пой­ма­ли воз­ле ко­ня. Хо­зя­ин и спра­шива­ет:
— Че­го ра­ди ты за ко­нем при­шел?
Ска­зал ко­роле­вич, что хо­тел по­лучить за не­го зо­лотую пти­цу. Хо­зя­ин и го­ворит:
— По­лучишь ты ко­ня, ес­ли сде­ла­ешь то, что я ве­лю! Вон в том го­роде, ви­дишь его? — жи­вет де­вица на­ип­ре­чуд­ной кра­соты. Дос­тавь ее сю­да — дам те­бе ко­ня зо­лото­го.
По­шел ко­роле­вич к вол­ку на вы­сокую го­ру. И го­ворит ему, при­горю­нив­шись:
— Соб­лазнил­ся я кра­сивой уз­дечкой, хо­тел в ней при­вес­ти те­бе ко­ня. Схва­тили ме­ня слу­ги, от­ду­баси­ли — по сю по­ру го­лова бо­лит. При­вели к хо­зя­ину, и за­дал он мне за­дачу. Вон в том го­роде жи­вет де­вица чуд­ной кра­соты, и ве­лел он мне дос­та­вить ее к не­му вза­мен за то­го ко­ня.
Волк от­ве­ча­ет:
— Ос­та­вай­ся тут. Те­бе с этим не спра­вить­ся, и тог­да все де­ло по­губим.
Тут при­кинул­ся он доб­рым мо­лод­цем, по­шел в го­род и стал у ко­лод­ца. Приш­ла та де­вица за во­дой, поп­ро­сил он у нее на­пить­ся. По­дала она ему кув­шинчик обе­ими ру­ками, а он ее под­хва­тил, бро­сил на пле­чо, обер­нулся вол­ком и при­нес на вы­сокую го­ру.
Уви­дел ко­роле­вич де­вицу, го­ворит:
— Как же быть? Не мо­гу я та­кую кра­соту на ко­ня про­менять!
И де­вица пла­чет, к то­му че­лове­ку не хо­чет.
— Доб­ро, — го­ворит волк. — Жди нас тут, де­вица, мы с ко­роле­вичем пой­дем за ко­нем.
При­кинул­ся волк кра­сави­цей — ну, точь-в-точь как та де­вица. От­вел ко­роле­вич кра­сави­цу к мо­лодо­му хо­зя­ину, зо­лото­го ко­ня за нее про­сит. Об­ра­довал­ся хо­зя­ин, нра­вилась ему та де­вица пу­ще всех в го­роде. От­дал ко­ня. Сел на не­го ко­роле­вич, при­ехал на го­ру, а волк об­ратно прев­ра­тил­ся в вол­ка и рань­ше не­го там очу­тил­ся. И го­ворит:
— Де­вица, дер­жи ко­ня. Сте­реги, по­ка мы не вер­немся. Са­дись на ме­ня, ко­роле­вич, по­еха­ли за пти­цей.
При­кинул­ся волк зо­лотым ко­нем, и от­вел его ко­роле­вич к хо­зя­ину зо­лотой пти­цы. Как уви­дал тот зо­лото­го ко­ня — все был го­тов от­дать, что поп­ро­сят, да­же еще трех птиц в при­дачу, но ко­роле­вич взял толь­ко ту, ко­торую преж­де про­сил. При­ходит он с ней на го­ру, а волк уже там. Го­ворит волк:
— Ну, ко­роле­вич, по­лучил ты, что ис­кал и че­го не ча­ял, вот еще и день­ги те­бе на до­рогу. Бе­ри те­перь де­вицу да птич­ку, са­дись на ко­ня и ез­жай с бо­гом к лю­бимо­му от­цу. Но, го­ворю те­бе, мя­са на рын­ке не по­купай.
Ска­зал и про­пал.
Едет ко­роле­вич с де­вицей и с пти­цей к от­цу. По­пал­ся ему на пу­ти бо­гатый го­род. За­ехал он на ры­нок, спра­шива­ет:
— Че­го у вас тут но­вень­ко­го?
Лю­ди ему и го­ворят, что двое мо­лод­цов не­дели две то­му на­зад при­еха­ли, де­нег ку­чу за­дол­жа­ли и в пол­день по­ведут их на ви­сели­цу. Го­ворит ко­роле­вич де­вице:
— Да­вай пос­мотрим, что за мо­лод­цы да чем так креп­ко про­вини­лись.
Нас­тал пол­день. Вот идет вой­ско, тол­па ва­лит, а в се­ред­ке два мо­лод­ца. Взгля­нул ко­роле­вич и го­ворит де­вице:
— Да ведь это мои братья!
Про­бил­ся он сквозь тол­пу пря­мо к па­лачу, стал про­сить, что­бы от­пусти­ли его брать­ев, он-де за них все зап­ла­тит. Пос­лу­шал­ся па­лач, не стал их каз­нить. Ос­во­боди­ли брать­ев, ко­роле­вич их ко­ней вы­купил и все про­чее доб­ро. Вот едут они и при­ез­жа­ют на тот са­мый луг, где ко­была хро­мая па­сет­ся.
— На этом лу­гу вот у это­го пня повс­тре­чалось мне все мое счастье, — го­ворит ко­роле­вич брать­ям. — При­шел сю­да волк, я ему хле­ба дал и мя­са. И за это он мне до­был все, что вы, братья, ви­дите: и де­вицу, и ко­ня, и пти­цу зо­лотую.
По­зави­дова­ли ему братья. Го­ворят меж­ду со­бой:
— Убь­ем его тут, на лу­гу, по­рубим на час­ти, за­берем де­вицу, ко­ня и пти­цу, от­ве­зем их от­цу са­ми.
Де­вица-то все это слы­шала, а ска­зать ко­роле­вичу по­бо­ялась. Схва­тили его братья, уби­ли, по­руби­ли на мел­кие ку­соч­ки, а де­вице приг­ро­зили, чтоб не про­гово­рилась.
— Пок­ля­нись, — го­ворят, — что до­ма нас от­цу не вы­дашь, не то и с то­бой то же са­мое сде­ла­ем.
Она пок­ля­лась ута­ить, что это их рук де­ло. И по­еха­ли они до­мой.
Как уви­дал отец всю эту кра­соту, так хворь с не­го ми­гом сос­ко­чила — выз­до­ровел. Пос­та­вили слу­ги ко­ня зо­лото­го в па­лату, де­вицу от­ве­ли в еще луч­шую, а пти­цу в клет­ке от­несли в ко­ролев­ский дво­рец. Толь­ко конь не ест, от ясель го­лову во­ротит, по хо­зя­ину тос­ку­ет. И де­вица то­же. Хо­дит по па­лате от од­но­го ок­на к дру­гому, все гля­дит, слов­но ко­роле­вича ждет. И пти­ца не по­ет, по ко­роле­вичу пе­чалит­ся. А ко­роле­вич ле­жит, по­сечен­ный, на том лу­гу.
И при­шел к не­му волк.
— Эх, — го­ворит, — па­рень! Ни од­но­го мо­его со­вета ты пу­тем не вы­пол­нил.
Стал волк ле­пить ку­сочек к ку­соч­ку, сле­пил его це­ликом и под­нял. Вос­крес ко­роле­вич, сел на пень, вздох­нул и го­ворит:
— Братья мои, братья! Так-то вы мне за доб­ро­ту мою от­пла­тили, за то, что я вас от смер­ти спас. Но бог ми­лос­тив, я жи­вой, а вас ба­тюш­ка по­кара­ет, ес­ли толь­ко от бо­лез­ни не по­мер.
Ко­была-то хро­мая все там же на лу­гу бы­ла. Сел он на нее, вол­ка на про­щанье пе­рек­рестил. А тот бе­жит за ним сле­дом и го­ворит:
— Стой, ко­роле­вич! На­доб­но мне кой-че­го те­бе ска­зать. Ты про ме­ня, смот­ри, не за­бывай. Же­нить­ся бу­дешь — я к те­бе на свадь­бу при­бегу.
По­ехал ко­роле­вич. При­ез­жа­ет до­мой, а тут братья в са­ду гу­ля­ют, ви­дят — едет он на хро­мой ко­быле. Пе­репу­гались они, по­мер­тве­ли, как быть им, не зна­ют. Подъ­ехал ко­роле­вич ко двор­цу. Уви­дала его де­вица, че­рез ок­но к не­му вып­рыгну­ла, ру­ки про­тяги­ва­ет:
— Мил ты мой ко­роле­вич, ты же вправ­ду вос­крес!
И сме­ет­ся, ра­ду­ет­ся сво­ему ко­роле­вичу-то. А конь, как ус­лы­шал его сло­во, так яс­ли раз­нес и пря­мо к не­му! Пти­ца все не пе­ла, а уви­дела ко­роле­вича — за­щел­ка­ла, за­лилась в сво­ей клет­ке. Очень ко­роль уди­вил­ся: «Что та­кое?» Пог­ля­дел в окош­ко на пло­щадь, а там сын его глу­пый, и де­вица при нем, и конь.
— Вы как тут ока­зались? — спра­шива­ет ко­роль.
А де­вица не­мед­ля от­ве­ча­ет:
— Ко­роль-ба­тюш­ка! Это он нас до­был! А братья, — ты их ви­дишь! — на пне в ле­су его уби­ли.
Приз­вал их ко­роль, спра­шива­ет:
— Вы за что бра­та уби­ли? Он доб­рый, он все это до­был. Мил ко­роле­вич, приб­лизь­ся к ба­тюш­ке.
По­казал ко­роле­вич от­цу свое те­ло, как по­рани­ли его и по­сек­ли. Ве­лел ко­роль при­вес­ти че­тырех ко­ней, при­вязать двух брать­ев к ним за но­ги и в по­ле пус­тить.
— Вы та­кую смерть зас­лу­жили! А те­перь, де­вица ми­лая, возь­ми сы­на мо­его в мужья. Все ко­ролевс­тво ему от­даю. Бу­дет он те­бе доб­рым му­жем.
И ус­тро­или свадь­бу. Съ­еха­лись отов­сю­ду ко­роли да вель­мо­жи. По­ра вен­чать­ся ехать, гля­дит ко­роле­вич в лес и ви­дит сво­его вол­ка. По­бежал он на ра­дос­тях во дво­рец, круж­ку ви­на схва­тил и пол­ка­лача.
А волк го­ворит:
— Не за тем я при­шел. Чем мог, тем те­бе по­мог, — сде­лай и ты, о чем поп­ро­шу. До­будь меч свой и сне­си мне го­лову — тем со мной и рас­пла­тишь­ся.
От­ве­ча­ет ко­роле­вич:
— Не сде­лаю то­го за твою доб­ро­ту. По­мирать бу­ду — го­ловы тво­ей не тро­ну.
— Так на­доб­но, — го­ворит волк. — Ты мо­лодой, я ста­рый, слу­шай ме­ня. Не сне­сешь мне го­ловы — ни те­бе, ни мне на­ши ви­ны не прос­тятся. Бе­ри меч и ру­би.
Был ко­роле­вич в ве­ликом смя­тенье, но взял меч и от­ру­бил вол­ку го­лову — вы­пор­хнул от­ту­да бе­лый го­лубь. И ска­зал:
— Спа­сибо, мил вну­чек. Я твой дед. Мно­го зла тво­рил, а те­перь мне все про­ща­ет­ся.
И уле­тел. И все.