Тучевики

Шел му­жик с яр­марки ночью че­рез лес, в и­юле де­ло бы­ло. Идет он, идет, и вдруг на не­го лю­тым хо­лодом по­ве­яло. Смот­рит — не­пода­леку ого­нек. Он ту­да. А там у кос­тра си­дят ка­кие-то му­жики. За­робел он, по­том приг­ля­дел­ся — по одеж­ке и по ви­ду лю­ди при­лич­ные. И вы­шел он к ним пог­реть­ся у ог­ня — уж боль­но хо­лод его про­бирал.
А те лю­ди бы­ли ту­чеви­ки. Они толь­ко что пруд лес­ной за­моро­зили, что­бы ль­ду наб­рать на гра­доби­тие. Уви­дели они му­жика и спра­шива­ют:
— Ты кто та­ков?
— Я из та­кой-то и та­кой-то де­рев­ни.
— Ты че­го ночью по ле­су бро­дишь?
— Из го­рода иду, с яр­марки. Дю­же за­мерз, доз­воль­те мне у ог­ня обог­реть­ся.
Толь­ко ска­зал, гля­дит — а ря­дом пруд за­мер­зший, и хо­лодом от не­го так и ве­ет. Уди­вил­ся он:
— Что та­кое? Пруд за­мерз!
И тог­да они ему ска­зали, что, ста­ло быть, не лю­ди они, а ту­чеви­ки, что это они пруд за­моро­зили. Дес­кать, нуж­но им ль­ду на гра­доби­тие, ко­торое зав­тра в его де­рев­не весь хлеб побь­ет.
Ис­пу­гал­ся му­жик, стал их со сле­зами умо­лять, что­бы по­щади­ли они хо­тя бы его по­ле. У не­го де­тишек ку­ча! Чем же он их про­кор­мит, еже­ли град побь­ет весь нес­жа­тый хлеб?
Сжа­лились над ним ту­чеви­ки, обе­щали его по­ле убе­речь.
— Но смот­ри, — го­ворят, — еще как жар­ко бу­дет и ту­чи толь­ко-толь­ко по­кажут­ся, ты вы­неси бо­роны и свое по­ле ими обоз­начь. И ни­кому ни сло­ва!
Об­ра­довал­ся му­жик, бе­гом по­бежал до­мой, ни­кому ни сло­веч­ка не ска­зал, а сам все сде­лал так, как ту­чеви­ки ве­лели.
На дру­гой день до по­луд­ня па­рило. И вдруг соб­ра­лись гро­зовые ту­чи, уда­рил град — стра­шен­ный! Все по­ля по­бил, у всей де­рев­ни. Толь­ко у то­го му­жика по­ле уце­лело.
Уви­дели это хо­зя­ева, ре­шили, что он кол­дун, что это он град на­вел, и по­тащи­ли его к судье. Толь­ко там му­жик рас­ска­зал все по со­вес­ти. От­пустил его судья с ми­ром.