Ворожеи

В од­ной де­рев­не жи­ли ксендз и ор­га­нист. Оба они пи­ли вод­ку и все про­кути­ли, уж вы­пить бы­ло не на что. Вот при­ходит од­нажды ксендз к ор­га­нис­ту и го­ворит:
— Ну, пан ор­га­нист, при­думы­вай­те, как бы нам на вод­ку де­нег раз­до­быть.
Ор­га­нист от­ве­ча­ет:
— Я уже при­думал, как нам до­быть пять­де­сят рен­ских. Я бу­ду во­ром, а вы бу­дете во­роже­ем. Тут у од­но­го хо­зя­ина есть па­ра доб­рых во­лов, я их, ук­ра­ду, све­ду вон в тот лес и при­вяжу. Он при­дет к вам во­рожить и пять­де­сят рен­ских с ра­достью даст за на­ход­ку.
Вот ор­га­нист по­шел ночью и во­лов увел. Встал хо­зя­ин по­ут­ру и пря­мо за го­лову схва­тил­ся, что кто-то та­ких доб­рых во­лов у не­го ук­рал, — двес­ти рен­ских им це­на, не мень­ше. По­бежал он по де­рев­не, ксендз уви­дел его и поз­вал в кос­тел. Спра­шива­ет, что но­вого слыш­но. Хо­зя­ин го­ворит:
— Хо­роши но­вос­ти! Во­лов у ме­ня кто-то ук­рал нын­че ночью!
Ксендз ему от­ве­ча­ет:
— Жал­ко, доб­рые бы­ли во­лы. Ну, го­ре не бе­да, есть у ме­ня та­кая книж­ка — пос­мотрю в нее, и сра­зу уз­на­ем, где они.
Вот по­лис­тал ксендз книж­ку и го­ворит хо­зя­ину:
— Иди­те вон в тот: ле­сок, там они при­вяза­ны. Да иди­те пос­ко­рее, а то вор их от­ту­да сей мо­мент за­берет.
По­шел хо­зя­ин, глядь — и вправ­ду сто­ят в ле­су его во­лы. Об­ра­довал­ся он и дал ксен­дзу пять­де­сят рен­ских за то, что по­мог во­лов най­ти.
Так и ста­ли ксендз с ор­га­нис­том до­бывать день­га на вод­ку. Как ста­нет не на что пить, так ор­га­нист ук­ра­дет что-ни­будь, а ксендз во­рожит. И все им с рук схо­дило.
А жил поб­ли­зос­ти от них граф, и обок­ра­ли его раз­бой­ни­ки, что за­велись в со­сед­нем ле­су. Ра­зыс­кал граф ксен­дза с ор­га­нис­том и го­ворит им:
— Вы, го­ворят, мас­те­ра во­рожить, так из­воль­те най­ти мне день­ги, что у ме­ня ук­ра­ли. А не най­де­те — нес­добро­вать вам. При­дете ко мне нын­че ве­чером, по­лучи­те вод­ки, сколь­ко хо­тите, вы­бере­те се­бе ком­на­ту, ка­кую угод­но, на­вер­ху или вни­зу, и чтоб до ут­ра день­ги наш­лись!
Тем не по се­бе ста­ло. Выб­рал ксендз ком­на­ту вни­зу, но вни­зу на ок­нах ре­шет­ки, так что все рав­но не убе­жишь.
Вот дал им граф вод­ки и за­пер в ком­на­те:
— Пей­те и во­рожи­те.
Ксендз уж и вод­ки не хо­чет, об­ло­котил­ся он на стол и все ду­ма­ет, что же де­лать. Ду­мал, ду­мал, да и зас­нул.
А раз­бой­ни­ки уз­на­ли, что ксендз и ор­га­нист соб­ра­лись про­тив них во­рожить, и то­же ис­пу­гались, что их от­кро­ют, схва­тят и пе­ребь­ют.
Вот и го­ворит один из них:
— Нуж­но пой­ти пос­лу­шать, что они там де­ла­ют.
Под­крал­ся он к ок­ну, прис­лу­шал­ся. А ор­га­нист на­лил в ста­кан вод­ки, вы­пил, стук­нул ста­каном об стол и го­ворит:
— Ну, вот и пер­вый.
Ис­пу­гал­ся раз­бой­ник, ду­ма­ет: «Ого! Он уже проз­нал, что я здесь!»
По­бежал к сво­им и го­ворит:
— Пло­хо на­ше де­ло: не ус­пел я прий­ти, как ор­га­нист ска­зал: «Ну, вот и пер­вый».
Дру­гой по­шел под­слу­шивать. Слу­ша­ет, а ор­га­нист сно­ва на­лил, вы­пил и го­ворит:
— И вто­рой ту­да же.
А там этих раз­бой­ни­ков бы­ло три­над­цать. Все они по оче­реди под­слу­шивать хо­дили, и каж­дый по­падал как раз в то вре­мя, ког­да ор­га­нист опять на­пол­нял свой ста­кан. Так всех обош­ло. Пос­ледним по­шел сам ата­ман Проць­пак. А ор­га­нист как раз три­над­ца­тый ста­кан на­лива­ет. И вод­ки боль­ше нет.
— Ну, вот и три­над­ца­тый, пос­ледний, — го­ворит ор­га­нист.
Ис­пу­гал­ся Проць­пак и ду­ма­ет: «Все мы у не­го, как на ла­дони». И кри­чит ор­га­нис­ту в ок­но:
— Слу­шай­те, не го­вори­те, что это мы день­ги взя­ли! Все, что взя­ли, мы вер­нем и вам то­же хо­рошо зап­ла­тим, толь­ко вы нас не вы­давай­те.
Ор­га­нист от­ве­ча­ет:
— Лад­но. Иди­те, не­сите день­ги, да прих­ва­тите по­боль­ше, чем взя­ли, а то как не­дос­чи­та­ем­ся, вам пло­хо бу­дет.
По­шел Проць­пак к то­вари­щам и го­ворит:
— Со­бери­те все день­ги, что взя­ли, не­сите их ту­да и ссыпь­те им че­рез ок­но в ком­на­ту.
Так они и сде­лали. От­да­ли день­ги, соб­рал их ор­га­нист, раз­бу­дил ксен­дза и го­ворит:
— Вста­вай! Не уме­ешь ты во­рожить. Вот я во­рожей так во­рожей! Смот­ри — вот все день­ги ук­ра­ден­ные.
Ксендз об­ра­довал­ся, ут­ром от­да­ли они день­ги гра­фу, граф им зап­ла­тил, и пош­ли они вос­во­яси. И го­ворит ксендз ор­га­нис­ту:
— Как же даль­ше-то бу­дет? Уж по все­му све­ту раз­неслось, что мы уме­ем во­рожить. На этот раз сош­ло, но ес­ли еще раз нам так во­рожить при­дет­ся — про­падем!
Ор­га­нист от­ве­ча­ет:
— Эко де­ло! Да­вай по­дож­жем кос­тел и ска­жем: книж­ка, по ко­торой мы во­рожи­ли, сго­рела вмес­те с кос­те­лом, — мы-де ее там хра­нили, — так что боль­ше мы во­рожить не бу­дем.
Так они и пос­ту­пили, тем де­ло и кон­чи­лось.