Выход всегда найдется

Сто­ял пос­ре­ди Туш­ко­ва рас­ки­дис­тый дуб, весь свет бо­жий туш­ко­вянам зас­тил. Ста­ли они ду­мать, что с пим де­лать: то ли ва­лить, то ли, по край­нос­ти, об­ре­зать вет­ви, те, что по­раз­ве­сис­тей. Ре­шили об­ре­зать вет­ви. Ста­рос­та при­казал, что­бы в та­кой-то день все жи­тели яви­лись на пло­щадь. И вот ста­ли ру­бить вет­ви. Сна­чала ниж­ние, по­том вы­ше по­лез­ли. Рас­по­ряжал­ся сын ста­рос­ты, Ма­цек. Ру­били-ру­били, ви­дят — вро­де бы до­воль­но. А как вниз-то спус­тить­ся? Ниж­ние-то вет­ви сре­заны на­чис­то! Ма­цек и со­об­ра­зил.

— По­годи­те, — го­ворит. — Я здесь за вет­ку схва­чусь, ты — за мои но­ги, и так по оче­реди, по­ка до зем­ли не дос­та­нем.
Ска­зано — сде­лано. Вот-вот до зем­ли до­тянут­ся, да ста­ли у Ма­цека ру­ки сос­каль­зы­вать. Тя­жело все-та­ки.

Кри­чит он:
— Стой­те! Я на ру­ки поп­люю, а то сколь­зят.
От­пустил он ру­ки — все и рух­ну­ли на­земь. Сов­сем ху­до ста­ло. В не­раз­бе­рихе по­пута­ли туш­ко­вяне но­ги, ник­то сво­их уз­нать не мо­жет.

К счастью, шел ми­мо пас­тух с ду­биной. По­веда­ли они ему свое го­ре, зап­ла­тить обе­щали, он и взял­ся им по­мочь. И да­вай их ду­биной оха­живать! Ко­го стук­нет, тот ми­гом вско­чит и бе­гом с пло­щади! И еще рад-ра­дехо­пек, что но­ги-то наш­лись.