Бабы разговаривают

До че­го ба­бы за раз­го­вором вре­мя те­ря­ют. Те­перь-то вся­ка де­лом за­нята, де­ло под­го­нят, а в преж­ню по­ру у них вре­ме ни для пус­то­го раз­го­вору мно­го бы­ло. Раз­го­вор на­чина­ли чин­но, мед­ленны­ми сло­вами, а как раз­го­нят­ся — ну, и за­тара­торят, от слов бря­коток пой­дет, бы­вало.

Пе­ред мо­ей из­бой стол­кну­лись по­падья Си­вол­да­иха и мод­ни­ца из го­роду. Им бы ид­ти ку­да ни на есть — ну, к той же по­падье, да там за са­мова­ром и го­вори­ли бы, сколь­ко хо­тели. Но обе, вишь ты, то­ропи­лись. Ос­та­нови­лись на два сло­ва, на­чали чин­но, и обе в один го­лос и как од­но длин­но сло­во про­тяну­ли:
— Здравс­твуй­те-как-по­жива­ете-бла­года­рю-вас-ни-че­го!

И вся­кое дру­гое для раз­ми­нания язы­ка.

Вско­рос­ти за­гово­рили гром­че, гром­че и зат­ре­щали, буд­то зай­цев за­гоня­ют.
Я час тер­пел, ду­маю умом: на­гово­рят­ся, ра­зой­дут­ся. Вто­рой час про­шел. Я ни­чего де­лать не мо­гу, в ушах шум, гул. По­вязал го­лову жо­ниной коф­той ва­теро­ван­ной, за­кутал фар­ту­ком.
А под ок­ном гром­че за­гово­рили, в спор вош­ли, на крик пе­реш­ли. Я на чер­дак вы­лез с уша­том во­ды и из чер­дачно­го окош­ка стал во­дой по­ливать.

Ба­бы зон­тик рас­то­пыри­ли и еще гром­че за­голо­си ли.
Хва­тил я ло­пату — да пес­ком, что на чер­да­ке над по­тол­ком был. Ло­патой сгреб — да в окош­ко, да на Си­вол­да­иху и на го­род­ску мод­ни­цу! Сы­пал, сы­пал, слы­шу — стих­ло: уш­ли, зна­чит.
Я ума­ял­ся, при­лег от­дохнуть. И толь­ко ра­зос­пался: по-хо­роше­му — слы­шу шум-звон. Что та­ко?
А это поп Си­вол­дай в ко­локол зво­нит, по­падью ищет. Из го­рода при­бежа­ли — мод­ни­цу ищут. Ко мне уряд­ник ко­лотит­ся, ру­га­ет­ся, ве­лит ку­чу пес­ку с улицы уб­рать.

Гля­нул я на ули­цу, а пе­ред до­мом мо­им по­перек ули­цы на са­мой до­роге боль­шая ку­ча пес­ку.
Мне ка­ко де­ло до ули­цы? Ка­бы во дво­ре, я уб­рал бы, а тут мес­то об­чес­твен­но, пусть об­чес­твом и уби­ра­ют!
Ку­ча-то про­ез­ду ме­шала. Ста­ли пе­сок раз­гре­бать, до­рогу очи­щать. Я со все­ми то­же ра­ботал. Пе­сок раз­ры­ли, а там под зон­ти­ком Си­вол­да­иха с мод­ни цей од­на дру­гой в кос­мы вце­пились, рев­мя ре­вут, кри­ком кри­чат. У них спор вы­шел о но­вом мод­ном на­ряде: ку­да бант при­цепить, спе­реди али сза­ди?.

Это де­ло та­ко важ­но, что ба­бы со всей Уй­мы в спор всту­пились, про­ез­жа­ющи го­род­ски то­же при­цепи­лись.
Пол­то­ры сут­ки спо­рили, кри­чали, нас обе­дом не кор­ми­ли, ча­ем не по­или.

По­лицей­ское на­чаль­ство глу­пому де­лу не ме­шало. Мы уж сво­ей во­лей воль­но­пожар­ной ко­ман­дой в баб во­ду пус­ти­ли — и то ед­ва по до­мам ра­зог­на­ли.