Барин и собака

В од­ной де­рев­не был кресть­янин, а тут не­дале­ко жил ба­рии в сво­ем име­нии. Кресть­яни­ну слу­чилось раз прой­ти ми­мо име­ния. А у ба­рина со­бака бы­ла злю­щая. Со­бака на­кину­лась на кресть­яни­на, а он уда­рил со­баку по­сохом и убил ее.
Ба­рин по­дал в суд. Поз­ва­ли это­го кресть­яни­на су­дить­ся с ба­рином. И вот ког­да приш­ли на суд, судьи спра­шива­ют ба­рина:
— Что ты хо­чешь от это­го му­жич­ка, ка­кое на­каза­ние ему дать?
— А я вот что хо­чу сде­лать — ли­шить его че­лове­чес­ко­го зва­ния и го­лоса, и пусть он ста­нет со­бакой, ох­ра­ня­ет мое име­ние и жи­вет у ме­ня при дво­ре.
Ну ко­неч­но, суд это и ре­шил. Ли­шили му­жич­ка че­лове­чес­ко­го зва­ния и зас­та­вили жить у ба­рина, ох­ра­нять бар­ское иму­щес­тво.
Му­жич­ку приш­лось прий­ти к ба­рину и стать вмес­то со­баки: ла­ять по но­чам и ох­ра­нять его иму­щес­тво.
И вот в од­но прек­расное вре­мя сго­ворил­ся он с во­рами:
— При­ходи­те, во­ры, в та­кую-то ночь, пог­ра­бите, а там раз де­лим.
И вот в од­ну ночь при­еха­ли во­ры. Ког­да ба­рин ут­ром встал — ви­дит, что иму­щес­тва у не­го увез­ли мно­го. И он по­да­ет на со­баку в суд, что она ху­до ох­ра­няла: бы­ли во­ры и ог­ра­били. Ког­да приш­ли на суд, то судьи ста­ли спра­шивать ба­рина:
— Ну, ба­рин, ска­жи, ла­яла ли у те­бя в ту ночь со­бака?
— Очень хо­рошо ла­яла, силь­но ла­яла в ту ночь, ког­да бы­ла пок­ра­жа.
Тог­да судьи от­ве­ча­ют ба­рину:
— Так что же те­бе на­до от со­баки? Что же она мог­ла еще сде­лать, раз она ли­шена че­лове­чес­ко­го го­лоса?
И ре­шили судьи, что со­бака пра­ва, и да­ли ему пра­во че­лове­чес­ким го­лосом опять го­ворить.
Тог­да ба­рин был не­дово­лен су­дом и по­вез это­го му­жич­ка в го­род, на пе­ресуд. И по­еха­ли они с ним вмес­те. За­еха­ли в лес. А уж бы­ло тем­но. Му­жик и го­ворит ба­рину:
— Смот­ри-ка, ба­рин, мед­ведь сто­ит на до­роге!
— Ну, му­жичок, пу­гай!
— Да нет, я те­перь ла­ять не ста­ну — я по­лучил че­ловечье пра­во. Лай, ба­рин, сам, а то мед­ведь-то мо­жет нас съ­есть.
— Му­жичок, по­лай нем­ножко, хоть по­учи ме­ня. Му­жичок по­ла­ял нем­но­го и го­ворит:
— Те­перь лай сам, а то мед­ведь нас съ­ест.
И вот ба­рин на­чина­ет ла­ять. А му­жик ему го­ворит:
— Лай, ба­рин, лай, мед­ведь-то бли­же по­дошел!
А сам си­дит, не сме­ет­ся. И ба­рин до то­го до­ла­ял, что рас­све­ло. Му­жичок и го­ворит:
— Стой, ба­рин, стой, не лай! Это ведь не мед­ведь, это нам по­виде­лась ко­кора.
Тог­да ба­рин за­гово­рил:
— А, так ты ме­ня об­ма­нул! Те­перь я те­бя от­дам под суд.
— Ну лад­но, ба­рин, от­да­вай, а я всем ска­жу, что ты всю ночь по-со­бачьи ла­ял.
— Пос­лу­шай, му­жичок, я те­бя от­пу­щу до­мой и дам те­бе де­нег и ко­рову. Иди, жи­ви с бо­гом, толь­ко ни­кому не рас­ска­зывай, что я по-со­бачьи ла­ял!
И вот они вер­ну­лись до­мой. Ба­рин дал му­жич­ку ко­рову да де­нег, и му­жичок по­шел до­мой.
И стал он жить, ни в чем нуж­ды не знать с тех пор, как ба­рина об­ду­рил.