Белый олень

Жи­ли-бы­ли од­нажды ко­роль с ко­роле­вой. Бы­ло у них прек­расное ко­ролевс­тво, и они им счас­тли­во пра­вили. Толь­ко од­но огор­ча­ло их — у них не бы­ло де­тей.
Од­нажды, гу­ляя по ле­су, ко­роле­ва при­села от­дохнуть на бе­регу озе­ра. Вдруг ей ста­ло так не­выно­симо грус­тно и оди­ноко, что она гром­ко зак­ри­чала:
— О, Бо­же, как я хо­чу иметь ре­бен­ка!
Вдруг во­да в озе­ре за­бур­ли­ла, и из его глу­бин вып­лы­ла гро­мад­ная кре­вет­ка.
Она ска­зала че­лове­чес­ким го­лосом:
— Ко­роле­ва, твоя меч­та ис­полнит­ся. Но раз­ре­ши мне, нич­тожной кре­вет­ке, соп­ро­вож­дать те­бя до вол­шебно­го двор­ца, ко­торый не мо­жет уви­деть ни один смер­тный?
— С удо­воль­стви­ем! — от­ве­тила ко­роле­ва. — Но я не мо­гу пла­вать под во­дой, как это де­ла­ешь ты.
Кре­вет­ка зас­ме­ялась и прев­ра­тилась в ми­лую ста­рую да­му. Ког­да она выш­ла из во­ды, ее одеж­да бы­ла су­хая. Она бы­ла оде­та в бе­лое платье с ма­лино­выми по­лос­ка­ми, а в ее се­дые во­лосы впле­тены зе­леные лен­ты.
Ко­роле­ва от­пра­вилась за ней в час­тый ди­кий лес. Вол­шебная тро­па, по ко­торой они шли, све­тилась у них под но­гами, а апель­си­новые де­ревья спле­тали кры­шу над го­ловой. Кру­гом раз­но­сил­ся бо­жес­твен­ный за­пах цве­тущих фи­алок.
Че­рез не­кото­рое вре­мя они приш­ли к зам­ку, сде­лан­но­му из чис­тых брил­ли­ан­тов. Две­ри зам­ка от­во­рились, и шесть кра­савиц фей выш­ли навс­тре­чу ко­роле­ве с бу­кетом цве­тов, сде­лан­ных из дра­гоцен­ных кам­ней.
— Ва­ше Вы­сочес­тво, — ска­зали феи, — толь­ко не­кото­рые смер­тные мо­гут по­сетить этот дво­рец. Ва­ши моль­бы о ре­бен­ке тро­нули на­ши сер­дца. У вас ро­дит­ся ре­бенок по име­ни Фейф. Ког­да он ро­дит­ся, возь­ми­те бу­кет цве­тов, ко­торый мы по­дари­ли вам, и гром­ко про­из­не­сите наз­ва­ние каж­до­го цвет­ка. Мы тут же по­явим­ся и наг­ра­дим ва­шего ре­бен­ка са­мыми луч­ши­ми да­рами.
Ко­роле­ва бы­ла вне се­бя от ра­дос­ти. Она бес­числен­ное чис­ло раз бла­года­рила фей за их доб­ро­ту. За­тем, счас­тли­вая, она от­пра­вилась до­мой.
Че­рез не­кото­рое вре­мя у нее ро­дилась дочь, ко­торую она наз­ва­ла Фейф. Она тот­час же дос­та­ла бу­кет и гром­ко про­из­несла наз­ва­ние каж­до­го цвет­ка.
И сра­зу же вся ком­на­та за­пол­ни­лась фе­ями. Их соп­ро­вож­да­ли ма­лень­кие па­жи, ко­торые нес­ли шка­тул­ки с по­дар­ка­ми.
Здесь бы­ли рас­па­шон­ки и пи­нет­ки, чеп­чи­ки и пог­ре­муш­ки. Все бы­ло рас­ши­то зо­лотом и ук­ра­шено дра­гоцен­ны­ми кам­ня­ми.
Феи нем­ножко по­иг­ра­ли с ре­бен­ком, а по­том взя­лись за ра­боту. По оче­реди они наг­ра­дили ее доб­ро­той, умом, ис­клю­читель­ной кра­сотой, удач­ли­востью и от­менным здо­ровь­ем.
Не ус­пе­ла ко­роле­ва поб­ла­года­рить фей, как дверь рас­пахну­лась и в ком­на­ту вбе­жала ог­ромная кре­вет­ка, злоб­но кри­ча:
— А про ме­ня ты за­была! А ведь этим счасть­ем ты обя­зана мне.
Ко­роле­ва приш­ла в ужас.
— О, прос­ти ме­ня, по­жалуй­ста, — взмо­лилась она. — Я до­пус­ти­ла ужас­ную ошиб­ку!
Феи при­со­еди­нились к ней:
— Прос­ти ее, по­жалуй­ста. Она сде­лала это не на­роч­но.
— Ну, хо­рошо, — ска­зала фея-кре­вет­ка. — Я да­рую ре­бен­ку жизнь. Но я пре­дуп­реждаю, что до пят­надца­ти лет она не дол­жна ви­деть днев­но­го све­та, ина­че слу­чит­ся что-то ужас­ное. Ес­ли вы раз­ре­шите ей уви­деть сол­нце рань­ше пят­надца­ти лет, бе­реги­тесь!
В ко­ролев­ском двор­це бы­ли за­коло­чены все ок­на и две­ри. Ниг­де не про­бивал­ся да­же луч све­та, толь­ко све­чи ос­ве­щали двор­цо­вые ком­на­ты.
Де­воч­ка рос­ла очень смыш­ле­ной и кра­сивой. Феи час­то на­веды­вались пос­мотреть на нее и по­иг­рать с ней. Осо­бен­но ее по­люби­ла фея по име­ни Тюль­пан.
Она пос­то­ян­но на­поми­нала ко­роле­ве:
— Пом­ни­те, что ска­зала фея-кре­вет­ка. Бе­реги­те свою дочь от днев­но­го све­та.
Ко­роле­ва обе­щала быть ос­то­рож­ной.
Ког­да Фейф ис­полни­лось че­тыр­надцать лет, ко­ролев­ский жи­вопи­сец на­рисо­вал ее пор­трет, и каж­дый, кто его ви­дел, сра­зу же влюб­лялся в нее без па­мяти.
В это вре­мя в дру­гом ко­ролевс­тве жил принц по име­ни Во­лак. Ему бы­ло все­го 18 лет, и, уви­дев пор­трет прин­цессы Фейф, он обе­зумел от страс­ти и люб­ви. Он от­пра­вил­ся к сво­ему от­цу ко­ролю Сей­джу и ска­зал:
— Отец, мне нуж­на ва­ша по­мощь. Вот пор­трет прин­цессы Фейф. Она по­кори­ла мое сер­дце. Дай­те свое бла­гос­ло­вение, я хо­чу же­нить­ся на ней.
— Ка­кая кра­сивая де­вуш­ка, и, дол­жно быть, очень ум­ная и доб­рая, ска­зал ко­роль. — Я даю те­бе мое ро­дитель­ское бла­гос­ло­вение и пош­лю лор­да Кэн­ви­са пос­лом к ее от­цу.
Мо­лодой лорд Кэн­вис был бли­жай­шим дру­гом прин­ца. Принц ска­зал ему:
— Ес­ли те­бе до­рога моя жизнь, сде­лай все, что­бы за­во­евать сер­дце прин­цессы. Я ум­ру, ес­ли она не ста­нет мо­ей же­ной.
Он дал Кэн­ви­су ты­сячу прек­расных по­дар­ков для прин­цессы. Ро­дите­ли Фейф бы­ли очень поль­ще­ны, ког­да уз­на­ли, что за их дочь сва­та­ет­ся принц Во­лак. Они зна­ли, что это са­мый луч­ший, храб­рый, прав­ди­вый и кра­сивый принц из всех су­щес­тву­ющих на све­те.
Ко­роль с ко­роле­вой сна­чала ре­шили по­казать Фейф лор­ду Кэн­ви­су, но фея Тюль­пан пре­дуп­ре­дила их, что это не­безо­пас­но.
Ког­да лорд при­ехал во дво­рец, то, к его ве­лико­му изум­ле­нию, ему от­ка­зали во встре­че с прин­цессой. Ко­роль рас­ска­зал ему всю ис­то­рию с фе­ями.
— Но, Ва­ше Вы­сочес­тво, — зап­ро­тес­то­вал Кэн­вис, — принц Во­лак очень силь­но влюб­лен. Он не мо­жет ни есть, ни пить, ни спать. Он очень бо­лен. Раз­ре­шите мне по­казать вам его пор­трет. Пой­ми­те, ес­ли вы не по­каже­те прин­цу Фейф, он ум­рет от тос­ки.
— Бед­ный принц, — ска­зал ко­роль. — Он так бе­зум­но влюб­лен в мою дочь. Я то­же был мо­лод и знаю, что та­кое лю­бовь. Мы пос­та­ра­ем­ся что-ни­будь при­думать.
Фейф по­каза­ли пор­трет прин­ца, и она то­же по­люби­ла его с пер­во­го взгля­да.
Этот раз­го­вор ус­лы­шала ле­ди У­ид, у ко­торой бы­ли две до­чери од­но­го с Фейф воз­раста. Од­ну зва­ли Дей­зи, и она обо­жала прин­цессу, а дру­гую зва­ли Прик­ли, и она не­нави­дела Фейф всем сер­дцем. Она то­же ви­дела пор­трет прин­ца и да­ла се­бе сло­во стать его же­ной.
А крес­тной ма­терью Прик­ли бы­ла, к нес­частью, фея-кре­вет­ка. Ночью Прик­ли от­пра­вилась к ней и ска­зала:
— Фейф вы­ходит за­муж за прин­ца Во­лака. А я са­ма хо­чу стать его же­ной. Ты мо­жешь мне по­мочь в этом?
— Ко­неч­но! Для ме­ня бу­дет счасть­ем расс­тро­ить ее меч­ту, — ска­зала злая фея и что-то на­шеп­та­ла на ухо Прик­ли.
В это вре­мя Фейф меч­та­ла о прин­це Во­лаке. На­конец она при­дума­ла, как из­ба­вить его от бо­лез­ни. Она пош­ла к сво­ей ма­туш­ке и ска­зала:
— Мы мо­жем об­ма­нуть злую фею. Пош­ли ме­ня к прин­цу в ка­рете без окон и с за­наве­шен­ной дверью. Я по­еду к не­му ночью.
Ко­роль и ко­роле­ва сог­ла­сились с та­ким пла­ном. Они со­об­щи­ли Кэн­ви­су об этом, и он, счас­тли­вый, пом­чался до­мой, со­об­щить прин­цу ра­дос­тную но­вость. Ко­роль ве­лел сде­лать зак­ры­тую ка­рету. Внут­ри ее от­де­лали зе­леным бар­ха­том и се­реб­ром.
Клю­чи от ка­реты вру­чили са­мому стар­ше­му лор­ду ко­ролевс­тва и ве­лели за­переть в шка­тул­ку. Ког­да все бы­ло го­тово, Фейф вмес­те с Прик­ли, Дей­зи и ле­ди У­ид се­ла в ка­рету. Ко­роле­ва ска­зала ле­ди У­ид:
— Я вру­чаю вам сок­ро­вище всей сво­ей жиз­ни. Бе­реги­те ее, пом­ни­те, что она не дол­жна ви­деть днев­но­го све­та. Принц уже за­коло­тил ок­на в сво­ем двор­це и при­гото­вил­ся к встре­че.
У­ид от­ве­тила:
— Не бес­по­кой­тесь и до­верь­тесь мне.
И они от­пра­вились в путь. Че­рез не­кото­рое вре­мя Прик­ли шеп­ну­ла ма­тери:
— Ма­ма, нуж­но сроч­но что-то сде­лать. Ес­ли я не ста­ну же­ной прин­ца, я ум­ру.
Ле­ди У­ид дос­та­ла длин­ный нож, ко­торый она спря­тала под юб­ка­ми, и раз­ре­зала обив­ку ка­реты.
Хлы­нул днев­ной свет. Фейф сра­зу же прев­ра­тилась в бе­лого оле­ня, ко­торый вып­рыгнул из ка­реты и скрыл­ся в ле­су.
Слу­ги бро­сились ис­кать бе­лого оле­ня. Но злая фея нас­ла­ла на них бу­рю и пе­ренес­ла их всех да­леко-да­леко, на дру­гой ко­нец све­та.
Ос­та­лись толь­ко ле­ди У­ид, Прик­ли и Дей­зи. Прик­ли на­дела об­ру­чаль­ное коль­цо Фейф и ее ко­рону. Вско­ре они уви­дели зо­лоче­ную ка­рету прин­ца, ко­торый с не­тер­пе­ни­ем под­жи­дал свою лю­бимую не­вес­ту. Уви­дев Прик­ли, ста­рый ко­роль вскри­чал:
— Что за шут­ки?
Ле­ди У­ид от­ве­чала с дос­то­инс­твом:
— Это прин­цесса Фейф, Ва­ше Вы­сочес­тво. И это до­казы­ва­ют пись­ма ее от­ца и ма­тери, ко­торые я пе­редаю вам.
Принц ска­зал:
— Отец, они об­ма­нули нас. Пор­трет не име­ет ни­чего об­ще­го с ори­гина­лом. Я луч­ше ум­ру, не­жели же­нюсь на этой уро­дине.
Ко­роль ска­зал:
— До вы­яс­не­ния всех об­сто­ятель­ств, я за­беру прин­цессу и ее соп­ро­вож­да­ющих в ка­чес­тве плен­ни­ков и по­селю их в зам­ке.
Принц же от­пра­вил­ся в свой за­город­ный дом в ле­су, по­охо­тить­ся и от­влечь­ся от неп­ри­ят­ных мыс­лей.
Гу­ляя в ле­су, он вдруг по­чувс­тво­вал сла­бость и при­лег на зем­лю. Ес­ли бы он толь­ко знал, что не­дале­ко от это­го мес­та хо­дила его лю­бимая прин­цесса, об­ра­тив­ша­яся в бе­лого оле­ня, боль­ше все­го на све­те лю­бив­ше­го днев­ной свет.
Фея Тюль­пан зна­ла, что про­изош­ло с Фейф. Она пос­ла­ла Дей­зи ис­кать свою лю­бимую прин­цессу, и они встре­тились, горь­ко зап­ла­кав и об­нявшись.
— Моя до­рогая прин­цесса, — ска­зала Дей­зи. — Я ос­та­нусь с ва­ми нав­сегда и бу­ду слу­жить вам веч­но.
Она от­ве­ла бе­лого оле­ня во фрук­то­вый сад, что­бы он по­ел пло­дов с де­ревь­ев, и спро­сила его, где же они бу­дут но­чевать. Ведь в ле­су мно­го вол­ков и очень страш­но.
— Не ви­дели ли вы в этом ле­су ка­кого-ни­будь до­мика? — спро­сила Дей­зи оле­ня. Тот лишь по­качал го­ловой.
Вдруг по­яви­лась фея Тюль­пан, чье сер­дце тро­нула друж­ба де­вуш­ки и оле­ня, и ска­зала:
— Каж­дую ночь, пос­ле за­хода сол­нца, Фейф бу­дет прев­ра­щать­ся опять в де­вуш­ку. А те­перь иди­те по этой до­рож­ке и будь­те храб­ры и тер­пе­ливы.
Дей­зи и бе­лый олень вско­ре приш­ли к хи­жине, на по­роге ко­торой си­дела по­жилая жен­щи­на.
— Не най­дет­ся ли у вас ком­на­ты для ме­ня и мо­его оле­ня? — спро­сила Дей­зи.
— Ко­неч­но, мо­лодая ле­ди, — от­ве­тила ста­руш­ка. Она про­води­ла их в ма­лень­кую, но очень чис­тую ком­натку, где сто­яли ря­дом две кро­вати.
Ког­да сол­нце заш­ло, бе­лый олень прев­ра­тил­ся в прин­цессу, ко­торая, бро­сив­шись на шею Дей­зи, го­рячо поб­ла­года­рила ее за по­мощь. Они про­гово­рили всю ночь, а на­ут­ро Фейф опять прев­ра­тилась в оле­ня и убе­жала в лес, что­бы по­щипать тра­вы.
В это вре­мя принц и лорд Кэн­вис наб­ре­ли на ту же из­бушку в по­ис­ках ноч­ле­га. Улы­ба­юща­яся ста­рая жен­щи­на да­ла им по­есть и вы­дели­ла ком­на­ту, как раз нап­ро­тив ком­на­ты де­вушек.
Выс­павшись, мо­лодой принц от­пра­вил­ся на охо­ту. Вдруг он уви­дел бе­лого оле­ня, ко­торый пас­ся нев­да­леке. При­целив­шись, он выс­тре­лил в оле­ня, но тот, увер­нувшись, скрыл­ся в ча­ще ле­са.
При­дя ве­чером до­мой, олень прев­ра­тил­ся в прин­цессу, ко­торая по­веда­ла Дей­зи, что с ней прик­лю­чилось.
— Ми­лая прин­цесса, — ска­зала Дей­зи. — Ос­та­вай­тесь здесь, не хо­дите в лес, это опас­но. Я бу­ду чи­тать вам кни­ги, и вре­мя по­течет быс­тро.
— Я бы с удо­воль­стви­ем, — от­ве­чала прин­цесса. — Но де­ло в том, что ког­да я прев­ра­ща­юсь в оле­ня, я и чувс­твую се­бя как олень. Я дол­жна бе­гать и есть тра­ву.
Ус­тавшая, она тот­час же зас­ну­ла. В это вре­мя в дру­гой ком­на­те принц рас­ска­зывал о чу­дес­ном оле­не, ко­торо­го он ви­дел се­год­ня ут­ром.
— Зав­тра я обя­затель­но прис­тре­лю его, — ска­зал он.
Ут­ром он от­пра­вил­ся на по­ис­ки оле­ня. Но Фейф бы­ла нас­то­роже и не вы­ходи­ла из ча­щи ле­са. Принц хо­дил и хо­дил, по­ка не по­валил­ся от ус­та­лос­ти под яб­ло­невым де­ревом и ус­нул.
В это вре­мя из ча­щи вы­шел бе­лый олень и по­дошел к прин­цу.
— Он еще прек­раснее, чем на пор­тре­те, — по­дума­ла Фейф и при­лег­ла ря­дом.
Принц Во­лак прос­нулся и ос­толбе­нел от изум­ле­ния — ря­дом с ним ле­жал бе­лый олень. Не ус­пел он схва­тить лук, как Фейф стрем­глав скры­лась из ви­ду. Принц ки­нул­ся вслед за ней и выс­тре­лил. Стре­ла по­пала бе­лому оле­ню в но­гу, и он по­валил­ся на зем­лю.
Принц хо­тел бы­ло его прис­тре­лить, но, уви­дев пол­ные слез и моль­бы гла­за оле­ня, по­жалел его и по­нес в хи­жину.
Вы­бежав­шая навс­тре­чу Дей­зи зак­ри­чала ему:
— Это мой олень! От­дай­те его мне!
— Нет, — от­ве­тил принц. — Я пой­мал его в ле­су. Он — мой!
— Я ско­рее по­теряю свою жизнь, чем сво­его оле­ня, — от­ве­чала Дей­зи. Пос­мотри, как он сей­час уз­на­ет ме­ня.
Она ска­зала:
— Бе­лый олень, по­жалуй­ста, дай мне но­гу, — и олень про­тянул ра­неную но­гу.
Она ска­зала:
— Бе­лый олень, лю­бишь ли ты ме­ня? — и олень сог­ласно кив­нул го­ловой. Принц был по­ражен.
— Я сог­ла­сен, — ска­зал он. — Олень — ваш. Я со­жалею, что подс­тре­лил его.
Дей­зи под­хва­тила оле­ня и от­несла его в свою ком­на­ту. В это вре­мя лорд Кэн­вис ска­зал мо­лодо­му прин­цу:
— Я уз­нал эту де­вуш­ку, она из соп­ро­вож­де­ния прин­цессы Фейф, я ви­дел ее в ка­рете прин­цессы. Тут что-то не так!
Они уз­на­ли у ста­руш­ки, в ка­кой из ком­нат ос­та­нови­лись де­вуш­ки, и про­дела­ли в стен­ке дыр­ку. Заг­ля­нув в нее, они уви­дели прин­цессу Фейф, си­дящую на кро­вати, а воз­ле нее Дей­зи, бин­ту­ющую ей но­гу.
Принц тут же ки­нул­ся в ком­на­ту де­вушек и упал пе­ред прин­цессой на ко­лени.
— Прос­ти­те ме­ня, — зак­ри­чал он. — Я не знал ни­чего про оле­ня. Я бы ско­рее умер, чем при­чинил вам зло.
Фейф все рас­ска­зала ему про свои нес­частья. Они про­гово­рили всю ночь, а на­ут­ро, ког­да сол­нце вста­ло, прин­цесса вдруг об­на­ружи­ла, что в этот раз не прев­ра­тилась в оле­ня. Ра­дость их не зна­ла гра­ниц.
— Мы дол­жны со­об­щить об этом мо­ему от­цу, — ска­зал принц. — Он со­бира­ет­ся пой­ти вой­ной на ва­ше ко­ролевс­тво, об­ви­няя тво­их ро­дите­лей в об­ма­не.
Вдруг они ус­лы­шали зву­ки гор­нов и уви­дели, что сам ко­роль едет к ним, а в скот­ном фур­го­не си­дят Прик­ли и ее мать.
— Мой до­рогой отец! — ки­нул­ся к не­му принц. — Вот моя воз­люблен­ная прин­цесса Фейф. Я на­шел ее! — вос­клик­нул он.
Ко­роль взгля­нул на прин­цессу. Она сто­яла в се­реб­ря­ном платье, рас­ши­том све­жими бла­го­уха­ющи­ми ро­зами, ее го­лову вен­ча­ла ко­рона из брил­ли­ан­тов. Та­кой кра­соты он не ви­дел ни­ког­да. Нев­да­леке сто­яла фея Тюль­пан, ко­торая и бы­ла той ста­руш­кой у хи­жины.
Все бы­ли счас­тли­вы. А лорд Кэн­вис, тро­нутый пре­дан­ностью и доб­рым сер­дцем Дей­зи, сде­лал ей пред­ло­жение, и две счас­тли­вые па­ры об­венча­ли в двор­цо­вой цер­кви.
Прик­ли и ее мать прос­ти­ли и от­пра­вили их до­мой. А все ко­ролевс­тво еще дол­го пе­рес­ка­зыва­ло ис­то­рию о вол­шебном бе­лом оле­не и его прик­лю­чени­ях, так счас­тли­во за­кон­чивших­ся.