Бесстрашный солдат

Сол­дат го­ворит: «Дай­те мне ка­кой-ни­будь чин!» — «Ка­кой же чин?» — «Да хоть ка­кой-ни­будь!.. Дай­те мне наз­ва­ние: «Бесс­траш­ный ата­ман». — Го­сударь ему го­ворит: «Ну, будь ты бесс­траш­ный ата­ман, ко­ли так». — «Ког­да да­ли имя «бесс­траш­ный ата­ман», дак дай­те мне ка­кого-ни­будь слу­гу!» — «Ка­кого слу­гу?» — А у не­го был лю­бимый то­варищ, Мар­тышка слу­живый, сол­да­тик. — «Дай­те мне Мар­тышку слу­живо­го!» — Да­ли ему. Он от­прав­ля­ет­ся сов­сем до­мой, с Мар­тышкой со слу­гой.

Идут до­рогой. Вёрст этак с 20 или с 30 отош­ли. Враз та­кая лу­жа­еч­ка яв­ля­ет­ся, бу­горок. Мар­тышка и го­ворит: «Да­вай по этой лу­жа­еч­ке по­гуля­ем!» — Хо­дят и цве­точ­ки рвут вся­кие.

Враз едет ба­рыня на трой­ке с ко­локоль­ца­ми. Подъ­ез­жа­ет к это­му мес­ту: «Ку­чер, стой, ос­та­нови­ся! Пой­ди спро­си: что этот на­род де­ла­ет? Че­го сби­ра­ют?» — Ку­чер под­хо­дит: «Вы что здесь де­ла­ете?» — «А вот мы док­то­ра, сби­ра­ем цвет­ки на ле­карс­тво; из этих цвет­ков мы вся­кие ле­карс­тва де­ла­ем».

Ку­чер под­хо­дит к ба­рыне. — «Пой­дём с то­бой!»… «Эти цве­ты к ка­ким ле­карс­твам идут?» — Бесс­траш­ный ата­ман на­чал выс­ка­зывать ба­рыне: «Это вот от об­жо­ги, это вот от прос­ту­ды; вот — твар, змея оку­сит ка­кого че­лове­ка — мож­но из­ле­чать».

«Да­вай пор­вем мы с то­бой этих цве­тов!» — ба­рыня го­ворит ку­черу. — Бесс­траш­ный ата­ман миг­нул сво­ему слу­ге Мар­тышке: «Иди бли­же к ко­ням!» — А ба­рыня хо­дит вмес­те с ку­чером, сби­ра­ют они. — По­дош­ли к ко­ням, се­ли на ко­ней и жи­во марш. Уг­на­ли.

Еха­ли, еха­ли, до­еха­ли до клад­би­ща; за­ез­жа­ют на клад­би­ще. «Мар­тышка, от­ры­вай три мо­гилы, све­жие ко­торые!» — Мар­тышка от­рыл три мо­гилы, вы­тащил трёх по­кой­ни­ков. — «Кла­ди, Мар­тышка, их в по­воз­ку!» — Мар­тышка их по­ложил в по­воз­ку, и по­еха­ли опять сво­ей пу­тей-до­рогой.

Смот­рят: в ле­су дом сто­ит дву­хэтаж­ный. — «Слу­га Мар­тышка! Во­роти к это­му до­му!» — Подъ­еха­ли, смот­рят: в од­ной по­лови­не огонь. Стук­ну­лись в во­роты — во­роты бы­ли от­во­рены. За­еха­ли во двор. В дверь в сен­ную на­чали сту­чать­ся, она бы­ла за­пер­та. Из­ло­мали дверь, за­ходят в ком­на­ту. В этой ком­на­те од­на ста­руха.

Бесс­траш­ный ата­ман спра­шива­ет: «Кто здесь про­жива­ет?» — «Та­кие-то лю­ди, 12 че­ловек, раз­бой­ни­ки». — «Где они у те­бя?» — «У­еха­ли на охо­ту, ско­ро явят­ся». — «У те­бя, ста­рая чер­товка, где-ни­будь день­ги есть?» — «Нет, Ва­ше Бла­горо­дие!» — Жи­во в ко­мод; на­шел де­нег тут сот до пя­ти руб­лей. — «Что, ста­рый дь­явол, го­воришь, что де­нег нет? Ведь это день­ги!» — Бе­рёт их, кла­дёт в кар­ман.

«Да­вай нам что-ни­будь по­есть!» — «Ни­чего не­ту!» — «Врешь!» Жи­во сам в печь. Там бы­ло мя­со на­жаре­но; вы­тащил все, се­ли с Мар­тышкой за стол; ви­ниш­ка дос­та­ли бу­тыл­ку. — «Ну, те­перь, Мар­тышка, ай­да на по­лати за­лезем спать!» — За­лез­ли.

Толь­ко лег­ли, са­мые раз­бой­ни­ки едут, 12 че­ловек, с пес­ня­ми, со свис­том. Ста­руха им жа­лу­ет­ся: «Та­кие-то лю­ди за­еха­ли ко мне… Са­ми те­перь ле­жат на по­латях». «Сей­час мы с ни­ми рас­счи­та­ем­ся! Да­вай нам за­кусить кое-че­го спер­ва!»
Ста­ли обе­дать. Бесс­траш­ный ата­ман от­крыл за­навес­ку, гля­дит с по­латей. — «Здравс­твуй­те, брат­цы!» — «Здравс­твуй! Сей­час мы по­ужи­на­ем да рас­счи­та­ем­ся с ва­ми!» — «Че­го, — го­ворит, — со мной рас­счи­тывать­ся? Я сам сей­час сле­зу, с ва­ми по­гово­рю!» — Сле­за­ет с по­латей, са­дит­ся с ни­ми; бе­рёт лож­ку и на­чина­ет то­же с ни­ми мя­со есть.

Те смот­рят на не­го. — «Что ты? — го­ворят, — у нас у са­мих ма­ло! Ты до нас ел!..» «Пос­той­те, у ме­ня свое есть!»
«Мар­тышка-слу­га! Та­щи-ка мне од­но­го-то удав­ленни­ка сю­да! Я по­ем нем­но­го. Есть шиб­ко хо­чу!» — Мар­тышка жи­во по­бежал, та­щит мер­тве­ца из по­воз­ки. — «Из­воль­те, бесс­траш­ный ата­ман! Ешь­те!» — Он при­пал к уху, взял его за ухо, по­тере­бил, по­тере­бил: — «Что ты, — го­ворит, — Мар­тышка? Ведь ты его прок­ва­сил!» — Эти раз­бой­ни­ки все смот­рят: что та­кое?

Бро­сил его се­редь по­лу. — «По­ди, та­щи дру­гого!» — Мар­тышка по­бежал за дру­гим. Та­щит. Он дру­гого то­же за ухо. — «Что ты, ду­рак! Ты и это­го прок­ва­сил!.. Та­щи пос­ледне­го! Мо­жет, тот не прок­ва­шен­ный?» — При­тащил. При­пал к треть­ему, поп­ро­бовал, поп­ро­бовал. «Хм, с…н сын! И это­го прок­ва­сил!»

По­том взгля­нул на них. — «Да­вай-ка мне, — го­ворит, — вот это­го с краю-то!» — Мар­тышка жи­во схва­тил это­го край­но­го раз­бой­ни­ка. Ос­тавшие выс­ко­чили и жи­во из сто­ла бе­жать. Все раз­бе­жали­ся.
Иму­щес­тво заб­ра­ли, се­ли со слу­гой Мар­тышкой и у­еха­ли.